Россия, Москва

info@ia-centr.ru

C.Маркедонов: Выбор среднеазиатской модели или повторение российского опыта?

20.12.2008

Автор:

Теги:



Азербайджан повторяет "передовой российский опыт" по внесению изменений в Основной закон. Но делает он это с учетом политической и социальной специфики своей страны.18 декабря 2008 года проект Акта референдума о внесении изменений и дополнений в Конституцию Азербайджана был одобрен на совместном заседании парламентских комиссий по правовой политике и по правам человека.

Поправкой номер один является устранение формально-юридических ограничений для избрания одного лица президентом Азербайджана. В этом плане Баку опережает Москву. В России речь пока ведется только о продлении президентской легислатуры до шести лет, но не о снятии ограничений для избрания одного человека главой государства больше двух сроков. Возможно, это у нас еще впереди. До официального прохождения конституционных новелл в Основном законе республики существует положение (зафиксированное в статье 101 Конституции) о том, что "никто не может быть избран президентом Азербайджана более двух сроков подряд".

После согласования проекта в комиссиях он поступает на рассмотрение пленарного заседания Милли Меджлиса (Парламента) республики. Впрочем, решения высшего представительного органа не трудно предсказать. После парламентских выборов ноября 2005 года в Милли Меджлисе контрольный пакет у правящей партии "Ени Азербайджан" ("Новый Азербайджан"). Между тем, 16 декабря 2008 года именно правящая партия выступила с инициативой о снятии ограничений для избрания высшего должностного лица государства. После этой инициативы была создана рабочая группа по подготовке предложений по проведению конституционного референдума. Не станет же голосовать азербайджанская "партия власти" против самих себя. Далее рассмотрение проекта в Конституционном суде. С референдумом уже сложнее. Но и эта проблема не относится к числу тех, которые невозможно решить с выгодой для себя. Административный ресурс, продемонстрированный в ходе последних президентских выборов (октябрь 2008 года), контроль над электронными СМИ помогут добиться нужного результата. Но дело здесь не только в тотальном контроле (тем паче, что в Азербайджане пока, по крайней мере, не создана туркменская или узбекская модель). В обществе противники пролонгации президентских полномочий (а нет никаких сомнений, что Конституция перекраивается под Ильхама Алиева, у которого в этом году началась вторая каденция) не пользуются большой популярностью. Оппозиционеры нынешней власти в Азербайджане представлены либо вождями начала 1990-х гг., которые ответственные и за эскалацию карабахского конфликта, и за провалы в социальной сфере, и за политическую нестабильность. Чтобы не пустить их во власть, избиратель может проголосовать и за пожизненный срок для нынешнего президента. Такова реальность, нравится это кому-то или нет. И это - общая проблема для всей постсоветской оппозиции. Нет новых идей, новых людей, зато старые грехи настолько сильны, что мешают разглядеть опасность и очевидные на первый взгляд от грядущего "укрепления вертикали".

Справедливо опасение, что конституционные новеллы хоть в России, хоть в Азербайджане (нацеленные на пролонгацию пребывания у власти для руководителя страны) приведут к абсолютизации власти, ликвидации тех ростков демократии, которые у нас появились после краха коммунизма и распада СССР. Но это только одна сторона медали. Вторая же такова: демократизация, сопровождаемая нестабильностью, управленческой некомпетентностью и отсутствием реального улучшения жизни граждан, их безопасности создает основу для тоски по сильной руке даже в правозащитной среде. В этом плане интересны и показательны мнения азербайджанских правозащитников. "Впереди еще 5 лет. Если за это время Ильхам Алиев на деле докажет, что он является президентом народа, а не коррупционеров, устранит чиновничий произвол и безработицу, обеспечит свободу слова, прессы и собраний, освободит политзаключенных, то я первая стану ратовать за предоставление ему возможности еще раз баллотироваться в президенты". С таким комментарием выступила руководитель Общества защиты прав женщин имени Диляры Алиевой Новелла Джафароглу. Как мы видим, царистские иллюзии присутствуют не только в одной России (что для нас, конечно, слабое утешение), но и на всем постсоветском (и постимперском также) пространстве. Получается замкнутый круг. Но снова Азербайджан, как ранее другие евразийские страны (Россия в том числе) показывает, что выбор между несвободной стабильностью и свободой в виде бардака - вот единственное, что возможно на территории одну шестую часть суши.

Впрочем, для конституционных новелл в Азербайджане есть не только внутренние, но и внешние предпосылки. Во-первых, нельзя игнорировать фактор России. Можно посвятить отдельную статью рассмотрению того, как вводимые в постсоветской РФ инновации, последовательно заимствовались нашими соседями по СНГ и бывшими собратьями по СССР. То, что нынешняя российская власть создала прецедент по изменению сроков пребывания у власти, помогло принятию такого решения в Баку. Кстати, такой ход будет иметь определенную легитимность на низовом уровне. Русским можно, а почему нам нельзя! Более того, Москва наверняка поддержит подобные устремления, потому, что тренд "суверенной демократии" для российской элиты священен. Москва будет стремиться перетянуть Баку на "свою сторону" (заранее невыполнимая задача, если не "сдавать" Армению и НКР), а для этого даже пожизненное президентство будет поддержано Кремлем. Если, конечно, все инновации будут сопровождаться заверениями в дружбе (а они таки будут сопровождаться). Во-вторых, фактор Запада. По справедливому замечанию азербайджанского аналитика Арифа Юнусова, автора книги "Азербайджан в начале 21-го века", "энергетический фактор играет для Запада заметную роль, и он вполне удовлетворен тем, что в Азербайджане стабильная ситуация и нет помех в поставках энергоресурсов. Как сравнительно недавно посол одной из западных стран откровенно указал азербайджанским политикам в приватной беседе: "А зачем вам нужна демократия, если есть нефть?" За несколько лет до появления книги Юнусова эту формулу похожим образом выразил руководитель известного Фонда Джеймстауна Глен Хауорд, заявивший, что наличие у Азербайджана существенных запасов нефти "заставляет Вашингтон игнорировать некоторые моменты внутриполитической жизни этой страны". У США есть и другой козырь. На "Большом Ближнем Востоке" лучше иметь дело со светскими предсказуемыми режимами. Азербайджан именно таков, а потому некоторые нюансы с демократией можно не акцентировать.

Такими подходами отличается не только Вашингтон, но и Европейский Союз. Взять хотя бы недавно увидевший свет проект "Восточное партнерство". Документ полон демократического пафоса по отношению к Белоруссии, но молчит относительно перспектив демократии в Азербайджане. В центре внимания - энергетические ресурсы этой страны. А потому читаем в итоге: "ЕС намерен повышать политические связи с Азербайджаном как главным экспортером углеводородов в Евросоюз". Таким образом, вывод очевиден. Демократию в США и в Европе надо отапливать. Желательно, создавая энергетические альтернативы России. А потому, вопросы демократии могут подождать лучших времен. Таким образом, Запад и Россия пытаются сделать Азербайджан "своим". И в этой борьбе за симпатии для демократии нет места, чем прекрасно пользуются власти этой страны, инициируя конституционные новеллы. И Запад, и РФ хотят стабильности и предсказуемости в Азербайджане. Сегодня Баку готов показать путь к стабильности хотя бы через снятие формальных ограничений для переизбрания первого лица. В самом деле, вопрос о том, кто придет на место Ильхама Алиева занимает умы дипломатов и политиков и в Москве, и в Вашингтоне. Поскольку ответ на него неочевиден, пролонгация пребывания у власти знакомого партнера кажется наиболее оптимальным вариантом.

В самом деле, даже поверхностное сравнение Алиева-младшего с кумирами "Народного фронта" образца поздней перестройки и ранней независимости оказывается выигрышным для всех. С одной стороны выпускник МГИМО, связанный многими нитями с Москвой. С другой стороны говорящий на английском респектабельный политик, умеющий действовать по понятным на Западе правилам и готовый признавать интересы Запада. И даже помогать их отапливать. Наверное, в СНГ не так много кандидатур, где так удачно сошлись бы интересы ведущих игроков. Но дальше начинаются нюансы, которые нельзя попросту отбросить, как ничтожно малые величины.

Во-первых, конституционные поправки предполагают не только снятие ограничений на переизбрание. В Основной закон планируется внести положение, согласно которому в условиях войны полномочия главы государства продлеваются до полного завершения боевых действий. В случае новой эскалации нагорно-карабахского конфликта выборы можно будет отложить на неопределенное время. Кто точно скажет, когда закончатся боевые действия и кто определит, что это "полное завершение", а не "временная передышка"? Такая же норма предполагается и для высшего законодательного органа страны. Норма потенциально опасная, учитывая и общественные умонастроения, и популярность "патриотического ресурса" для власти.

Но самая большая опасность кроется внутри самого Азербайджана. Сегодня в стране нет сильной светской оппозиции. Она слаба, у нее отсутствуют авторитетные лидеры. Однако светская оппозиция выступает за модернизацию, диалог с Западом и открытость страны. В то же время недовольство властью всегда есть. И очень важно вокруг чего (и кого) оно будет концентрироваться. В стране исламской культуры (с сильными патерналистскими настроениями и стремлением к социальной справедливости) поворот части оппозиционной общественности к ценностям радикально ислама вполне возможен. Этим путем прошел Узбекистан в начале-середине 1990-х гг. Эта угроза не вполне снята и в Таджикистане. В бывших республиках Средней Азии возникает сверхсложная дилемма: смена власти чревата исламизацией, но ее сохранение также не сулит ничего доброго, ибо пролонгация власти нынешних лидеров воспроизводит радикальный протест, включая экстремистские формы. Пойдет ли Азербайджан по этому пути или ограничится только копированием худших образцов российской управленческой модели, покажет уже ближайшее время.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

19.12.2008

Политком.Ру


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение