Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Санат Кушкумбаев: Экономический кризис не может стать преградой для политических реформ в Казахстане

17.12.2008

Автор:

Теги:
 

В Москве проходит заседание международного семинара "Казахстан. Путь в Европу". В работе экспертного семинара принимают участие ведущие российские и казахстанские эксперты, представители МИД РК и Посольства Республики Казахстан в РФ.

Среди вопросов, вынесенных на обсуждение: анализ современного состояния взаимодействия Казахстана и ЕС; цели и задачи программы "Путь в Европу"; приоритеты  председательства Республики Казахстана в ОБСЕ.

Перед началом работы семинара Генеральный директор ИАЦ Алексей Власов встретился с одним из ведущих политологов Казахстана Санатом Кушкумбаевым.

********************************************************************************

Алексей Власов: Можно ли говорить о каких-либо внутренних переменах в политической системе Казахстана, связанных с проектом председательства в ОБСЕ и принятием программы «Путь в Европу»?

Санат Кушкумбаев: Безусловно, ОБСЕ давало рекомендации по внесению изменений в политическую систему страны, и эти рекомендации учитывались казахстанским руководством. Речь идет об изменении законов, прежде всего конституционных: закон о выборах, о политических партиях, о средствах массовой информации. То есть, тех вещах, на которые был сделан основной упор в деятельности ОБСЕ. 

Мы заложили в законодательство о выборах, положение о том, что не менее двух партий должны присутствовать в Мажилисе Казахстана. Опыт 2007 года показал, что семипроцентный барьер преодолела только одна партия, но однопартийная система  для Казахстана - не самый перспективный и правильный выбор. Необходимо, чтобы минимум две политические партии были представлены в Парламенте Республики. Это положение  закреплено законодательно. Если даже партия не прошла семипроцентный барьер, вторая по числу набранных голосов автоматически попадает в Парламент. Все это делается во избежание монополизации политической системы.

 

А.В.: Но президент сказал  о том, что демократизация должна происходить с учетом кризиса...

С.К.: В принципе, экономический кризис не может стать преградой для политических реформ в Казахстане. Даже наоборот, политические реформы могут активизироваться в условиях экономического кризиса. Поскольку нужно более гибко реагировать на происходящие процессы, появляется необходимость организации тесного взаимодействия Парламента и правительства, в более широкой представленности элементов гражданского общества в политических институтах и, прежде всего, в Парламенте. Кризис может активизировать такие процессы. Здесь нет серьезных ограничений и барьеров.

 

А.В.: Означает ли принятие программы «Путь в Европу», что стержнем внешней политики Казахстана станет европейский вектор или внешнеполитические ориентиры Республики останутся прежними?

С.К.:  Безусловно, само принятие программы «Путь в Европу» не означает, что мы подвергнем ревизии наши традиционные внешнеполитические связи. В основе внешней политики Казахстана -  два ядра, два основания: балансирование и прагматизм. То есть нашими стратегическими партнерами остаются Россия, Китай, США. Но если какая-то из европейских стран станет нашим крупным экономическим партнером, мы тоже это будем приветствовать. Такая ситуация будет вполне укладываться в русло нашей многовекторности.

 

А.В.: Немного каверзный вопрос. Дело в том, что все чаще приходится слышать прогнозы о том, что Европейский Союз через 4-5 лет утратит свою прежнюю привлекательность, прежде всего, из-за  большого числа внутренних противоречий среди членов организации. Нет ли опасения в Казахстане, что, приняв сейчас эту программу, в скором времени РК столкнется с системным кризисом в Евросоюзе?

С.К:  Дело в том, что программа «Путь в Европу» не  является догмой. Это, прежде всего,  контуры нашей внешней политики. Принятие программы не означает, что мы будем прагматично следовать ей на протяжении многих лет. Во-первых, она дискретна, ее активная фаза приходится на 2009-2011 годы, которые, повторюсь, не случайно совпадают с председательством Казахстана в ОБСЕ. 

Во-вторых, это просто как бы импульс, толчок, который покажет, насколько мы можем приблизиться к европейскому сообществу. Это не просто односторонний путь из Казахстана в Европу.

 Известно, что 2007 г и ЕС принял новую стратегию «ЕС -Центральная Азия», и мы хотим посмотреть насколько  ЕС готово открыто ответить на вопрос: чего Европа хочет от Центральной Азии? Важно и чего мы хотим от Европы? Если будет неудовлетворение, недопонимание, безусловно, мы трансформируем наши подходы.

 

А.В.: Тогда уточняющий вопрос.  Способен ли  ЕС выработать единую платформу и сформулировать в ближайшее время единый подход в отношении Центральной Азии?          

С.К.: Это достаточно сложный вопрос. Согласен, что в Европейском Союзе  много внутренних противоречий, связанных с тем, что есть старые традиционные члены ЕС, а есть новые восточно-европейские страны, которые иногда очень агрессивно пытаются вести свою политику. Но в данном случае нет таких крупных  политических или геополитических противоречий между Казахстаном и другими странами Центральной Азии  с Европейским Союзом. На самом деле, точек соприкосновения намного больше. Есть топливно-энергетический комплекс, который выступает основой наших отношений. И восточно-европейские, и западно-европейские страны заинтересованы использовать транзитные возможности всех европейских государств: и возможности водных артерий, которые не будут разделительными линиями. Наоборот, соединительными мостами станут Каспий, Черное море, Россия, Кавказ, Украина. То есть, существуют различные  альтернативы.

 

А.В.: Несколько лет назад в Казахстане, в том числе на официальном уровне, шли разговоры о ценностных ориентирах и идее евразийства. Сейчас эти разговоры по понятным причинам отошли на второй план. Но взамен этой идеологии до сих пор не предложена новая миссия наций. Возможно ли сейчас обращение к европейским ценностям, которые смогут стать составляющей  казахстанской национальной идеи?

С.К.:  Безусловно, в какой-то степени да. Хотя нельзя сказать об определенном проценте, который буде отведен европейским ценностям в казахстанской идеологии.  Это передовой опыт не только в сфере технологий, но и в сфере политической культуры, традиций, правовой сферы. Как тренд эти ценности, безусловно, окажут воздействие на казахстанскую идеологию.

 

А.В.: То есть, главное - это  правовые традиции и история европейских демократических институтов?

С.К.:  Да, это тренд и он будет более долговечен чем хронологические рамки программы. Мы рассматриваем его как долгосрочную перспективу.

 

А.В.: А определены ли какие-то параметры, по которым будет рассматриваться успех или неудача реализации программы?

С.К.:  Если говорить об экономической сфере то формальные параметры, по которым будет оцениваться эффективность работы, существует. Это, прежде всего,  ежегодное увеличение товарооборота со странами ЕС на 10%. Сейчас мы практически опережаем этот показатель. В условиях экономического кризиса мы не ставим каких-то жестких рамок в сфере достижения определенных показателей. Речь идет о создании совместных предприятий, выпуске продукции совместно с европейскими странами. То есть формальные критерии существуют, и по ним можно будет определить, правильно мы движемся или нет.

 

 А.В.: Спасибо за интервью.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение