Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В. Веселов: Крымские татары.Точка бифуркации:Новые проблемы

11.12.2008

Автор:

Теги:
 

 

В и так самом сложном для украинского правительства регионе - Крыму, в начале осени появилась новая проблема. На этот раз дискомфорт Киеву создали отнюдь не те, к чьим протестам уже привыкли. Это были не пообвыкшиеся СБУ пророссийские манифестанты из Севастополя. Это оказались крымские татары.

Напомню ход событий этой пренеприятной для официального Киева истории. Еще в июне крымскотатарская организация «Милли Фирка» (Национальная Партия) направила иск в Административный суд Крыма против Министерства образования Украины. В иске говорилось об ущемлении прав крымских татар проводимой этим ведомством политикой. Предполагалось, что процесс будет вести адвокат, имеющий достаточно скандальную репутацию - Марк Бен-Наим. А уже в начале сентября, эта же организация обратилась к главе Российской Федерации и президенту Татарстана с просьбой «защитить крымских татар и другие малые народы Украины от геноцида и этноцида». Несмотря на бурную отрицательную реакцию большинства крымскотатарских общественных организаций, многие из которых окрестили послание не иначе как «провокацией», появление подобных документов говорит о нестабильной ситуации внутри общины.

 

Кто кому больше нужен....

На протяжении всех последних лет, крымские татары воспринимались как естественные союзники киевского правительства в Крыму. По причине практически полного отсутствия (в некоторых районах Крыма) украиноязычного населения или же его абсолютной пассивности, правительству ничего и не оставалось, как опираться на пасионарных татар в своей борьбе с пророссийскими силами. Тем более, что сами татары, как никто иной, нуждались в поддержке центрального правительства.

Все современное крымско-татарское население полуострова вернулось после депортации  на свою родину после 1989 года. К этому моменту, естественно, их старые поселения и сельхозугодия оказались уже давно заняты, в основном, русскоязычным населением. Подобная ситуация не могла и не может вызывать взаимные симпатии между этими двумя группами крымского общества. Каждая из сторон вполне справедливо считает себя хозяевами этой земли, а противную сторону - захватчиками.

Переселенцам нужна земля, чтобы где-то жить. Землю получить в обход Симферопольской администрации невозможно. А администрация Крыма, если бы она не имела над собой вышестоящие инстанции, охотно бы вообще ничего не дала татарам - почти все её представители также подходят под определение «оккупантов и захватчиков».

Но дать, в результате, пришлось. В настоящий момент, большинство мест компактного проживания татар - это новые поселения, часто расположенные на неудобьях и не оснащенные инфраструктурой.

Борьба за землю - является одним из наиболее острых конфликтов в современном крымском обществе. Если учитывать продолжающийся приток переселенцев в Крым, а также естественные демографические процессы на самом полуострове, то можно совершенно спокойно констатировать, что его разрешение - это невероятно далекая перспектива. При этом крымские татары нуждаются во внешней силе, которая бы содействовал хоть какому-нибудь перераспределению земельных ресурсов. Долгое время в качестве такой внешней силы мыслилась киевская администрация. В пользу стратегического союза с ней всегда выступал Меджлис - национально-культурное правительство всех крымских татар во главе со своим бессменным лидером Мустафой Джемилевым. В настоящий момент он является, наверное, самым ярым сторонником В.Ющенко в Крыму. Благодаря нему Меджлис находится во взаимодействии с РУХом. Он же является единственным представителем крымских татар в Верховной Раде (от блока НУ-НС).

Но за последние годы, многим стало понятно, что киевское правительство видит в татарах не стратегического, а тактического союзника. Центральной администрацией и законодательными органами практически не было издано ни одного нормативно-правового акта, закрепляющего культурные и хозяйственные права репатриантов. Все их проблемы решались «явочным» порядком. Это, естественно, не дает татарам гарантий соблюдения в дальнейшем их прав, как национального меньшинства. Даже сами разговоры о создании в перспективе национально-территориальной автономии крымских татар, в Киеве наталкиваются на железобетонную стену. Украинская политическая элита и слышать об этом не желает. Идея о «единой и неделимой державе» является одним из основных положений современной украинской идеологии.

 

Поиск нового пути

Понимать, что, как только ты выполнишь свою задачу, от тебя сразу избавятся, по меньшей мере, неприятно. Особенно активистам национального движения. В подобной ситуации, естественно, что начался поиск выхода из создавшейся ситуации. «Цивилизованных» выходов для крымских татар в настоящий момент всего три, хотя о степени их перспективности говорить сейчас крайне сложно.

Первый - это уже привычный путь активнейшего взаимодействия с правительством в Киеве. На сегодняшний день, оно, худо-бедно, обеспечивает татарам поддержку в их спорах с администрацией Крыма. Но «заигрывать» с ними оно будет лишь до ликвидации угрозы пророссийских организаций. Татар должна уже настораживать сама формулировка об их «интеграции в украинское общество», что чаще всего выливается в культурную ассимиляцию. На это уже указывает распространение «украинизации» образования на татар.

Второй путь - это ориентация на Россию. Что это сулит татарам, и как вообще отечественные представители власти и политики будут в подобной ситуации балансировать между двумя пророссийскими силами в Крыму с разнонаправленными интересами, понять сложно. Если бы ситуация ограничивалась только необходимостью защиты образовательных и культурных прав, то проблемы бы практически не существовало. Но помимо этого, Россия окажется вынужденной быть арбитром в земельных спорах между русскоязычным православным населением и мусульманами крымскими татарами. Помимо того, что это вопрос практически неразрешимый, подобная ситуация чревата для нашей страны внутренним расколом по этноконфессиональному принципу. Вполне естественно предположить, что волжские татары будут поддерживать своих собратьев, а православные народы Российской Федерации - русскоязычное население Крыма.

В то же время, не смотря на обращение «Милли Фирка» и Васви Абдураимова к России, массовой поддержки пророссийской позиции от крымских татар ожидать сложно. В сознании основной части населения «русский» ассоциируется с самыми черными страницами в истории народа. Сразу же вспоминаются и ликвидация Крымского ханства, и коллективизация с голодомором, и депортация 1944 года, и современные споры из-за земли и ресурсов. Подтверждением этому служит малочисленность пророссийской партии, которая, по большей части, состоит из интеллектуалов. Противники «Милли Фирка» объявляют её «детищем Москвы» и стараются вылить на неё побольше грязи. Но даже если эта организация и берет российские деньги, вряд ли бы она вообще образовалась без наличия внутренних предпосылок в среде крымских татар.

Третий путь - ориентация на Турцию. Он наиболее естественен для татар. С турками у них связан самый лучший период в истории - эпоха собственной государственности и национального процветания. После ликвидации Крымского ханства именно в Турцию устремилось огромное число мигрантов. С турками их объединяет и общая вера и сходство языков. Но способна ли в данный момент Турция действительно помочь крымским татарам? Влияние Турции на внутриукраинские дела  крайне слабое. У страны просто не хватит, в настоящий момент, ресурсов в регионе для лоббирования интересов крымских татар. Тем более, что до тех пор, пока Турция находится в НАТО и стремится войти в ЕС, ей ни при каких обстоятельствах не нужны конфликты с Украиной, и уж тем более Турция не стремится к конфликтам с Россией - защитницей русскоязычного населения Крыма, которые будут неизбежны, в случае поддержки турецким правительством интересов татар. Сегодня у нее и так есть одна неразрешимая проблема - Кипр.

В принципе, рассматривается и еще один путь - объявление независимости «татарского» Крыма. Достижение этой цели возможно лишь за счет эскалации националистических настроений и распространение радикальных течений ислама среди крымских татар. Фактически это означает организацию «второго Косова».

Но пока процент крымских татар относительно остального населения столь низок (ок. 13%), подобный сценарий представляется мне маловероятным. Правда, возникновение радикальных исламских группировок вполне возможно.

На данный момент в рамках крымскотатарской общины имеются сторонники всех направлений. Показательна в этом отношении ситуация на последнем курултае. Целый ряд представителей пришли на него со значками с изображением крымскотатарского и турецкого флага. Другие же пришли с подобными значками, только вместо турецкого, на них были украинские флаги.

 

На последнем митинге, посвященном годовщине депортации крымских татар, вместо ожидавшихся привычных 12000 человек, собралось всего около 4000. Это при активнейшей поддержке мероприятия Меджлисом. В чем причина? По всей видимости, это уже признак общей апатии в общине к привычным методам организации борьбы за свои права под эгидой Мустафы Джемилева. Очевидно, что далеко не все крымские татары поддерживают проукраинскую политику, проводимую руководством Меджлиса. Некогда общее движение национального возрождение распадается на спектр течений у нас на глазах.  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение