Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2008. Год великих переломов.

10.12.2008

Автор:

Теги:
 

 

Алексей Власов

Казахстан-2008. Год великих переломов.

 

Выступление перед студентами ведущих московских вузов на экспертном семинаре «Постсоветское пространство - год 2008». 11.12.2008. 01 аудитория РГГУ.

**************************************************************************************

Добрый день, коллеги. Я должен был говорить обо всем регионе ЦАР, но все же решил остановить свой выбор на более конкретном сюжете - Казахстане, стране, где, под воздействием кризисных тенденций, происходят наиболее интересные, с точки зрения аналитиков, процессы в сфере политики и экономики.

В сжатом временном формате доклада сложно обрисовать целостную картину развития РК в 2008 году по всем ключевым параметрам - экономика, политика, безопасность в регионе. Поэтому я решил остановиться на проблеме влияния кризиса на политическую сферу нашего главного партнера по СНГ, еще из тех соображений, что РК и РФ во многом похожи, и то, что происходит сейчас в Казахстане, в значительной степени, отражает сходные тенденции для России.

Тенденции эти достаточно противоречивы. Прежде всего, отмечу, Казахстан ощутил влияния мирового кризиса раньше, чем многие другие страны СНГ, еще в начале 2007 года. С помощью успешных пиар-программ, контроля над СМИ удавалось блокировать негативную информацию о реальном состоянии ряда секторов экономики, банковской сферы, в частности. Между тем, местные банки получали девшевые зарубежные кредиты, вкладывали средства в ипотеку, строительство. Отдавать проценты, перекредитоваться, и так - по кругу. Рано или поздно мыльный пузырь должен был лопнуть. Хороших активов было явно недостаточно.

В 2008 году к негативным трендам добавилось падение цен на энергоносители.

 Руководство Казахстана, которое, естественно, обладало более точной информацией о реальном положении дел, оказалось в достаточно сложном положении. С одной стороны, кризис в странах СНГ - это сразу же закручивание гаек, укрепление властной вертикали, контроль над медийным пространством, «правильная работа» с оппозицией. Но Казахстан стал председателем ОБСЕ-2010. Вопрос - как совместить необходимость перевода власти в режим «ручного управления» и стратегию демократических реформ, которую Президент РК Нурсултан Назарбаев заявил еще в прошлом году?

Поначалу равновесие удалось поддерживать за счет «нового баланса» - дается  вводная - расширение роли Парламента и формирование Мажилиса по партийным спискам, и, одновременно, высший законодательный орган оказывается однопартийным. Можно сказать, что это, результат доминирования тактических и абсолютно ситуативных задач (у конкретных представителей казахстанской элиты) над стратегией развития страны, которую провозглашает Президент РК.

Происходит это потому, что какие бы свежие ветры не веяли над Степью, АП и акимы отчитываются перед руководством не процентом «демократизации», а показателями «лояльных». И они знают - спросят не за то, изучал ли чиновник президентские установки, а какую контрольную цифирь по выборам показал вверенный ему участок. Такой парадокс.

В этом году было решено вернуться к вопросу о представительстве в Мажилисе еще одной партии, назовем ее - оппозиционной. Хотя, отмечу,   что в Казахстане оппозиция, еще более контролируемая, нежели в России, а основой реальной критики властей выступают некоторые СМИ, НПО и правозащитные структуры.

Так вот - слухи о предстоящих досрочных выборах в Мажилис, главная политическая новость, которую местные «пикейные жилеты» муссируют уже несколько месяцев. Но в чем интрига? Кто из оппозиционеров займет почетное место партии номер 2. В полном соответствии с президентской установкой. Замечу - не за счет принципиально новых антикризисных предложений, а через линию поддержки - или со стороны местных олигархов, или через связи с элитариями в Ак Орде. Это не хорошо и не плохо. Просто, как и в России, это - данность.

Однако кризис заставляет искать новые ходы, отказываться от экстенсивных форм «работы с населением», когда партия власти Нур Отан выступала тяжеловесным монстром для сбора голосов на выборах. Обманутые дольщики, обеспокоенные вкладчики банков, безработные - власть должна реагировать на меняющиеся «правила игры». Ведь социальная стабильность, это главное достижение Казахстана за годы после обретения независимости. Ее надо удерживать любой ценой. Патерналистские настроения среди населения по отношению к роли государства в общественной жизни страны, это - данность.

Надо отдать должное Президенту РК, он не стал искать объяснения кризисным процессам в происках внешних врагов, но предложил  пакет мер по преодолению негативных тенденций, который в каких-то положениях похож на программу российского правительства, в чем-то существенно отличен, но суть общая - государство берет на себя риски, поддерживает системообразующие банки, поддерживает основные социальные программы, входит в управление частными компаниями и банками, на временных началах (до окончания кризиса). Был создан мощный госхолдинг «Самрук-Казына» через который кризис стали заливать деньгами, поскольку иных оперативных средств в наличии было явно недостаточно. Чтобы не писал российских и казахстанский агитпроп, мы все-таки еще остаемся государствами сырьевыми, а, следовательно, падение цен на энергоносители неизбежно выводит на свет божий экстенсивный характер нашего экономического фундамента, а до эры полной победы нанотехнологий надо еще дожить.

Иностранным инвесторам в нефтегазовом секторе страны ужесточают контрактные условия. Одновременно, развивается "работа с населением" - ширится антикоррупционная компания, которая замкнута, в основном, на определенных персонах - громких и показательных процессах, как, например, по бывшему руководителю казахстанских железных дорог - Кулекееву, который был задержан за взятку в 100 тыс. долларов, а спустя несколько месяцев, дело в суде было фактически развалено.

Антикризисная политика целиком и полностью увязывается с задачей «сохранить лицо». А «сохранение лица», в свою очередь, - это и способ удерживать  прежний авторитет на международной арене и, контролируя средства массовой информации, поддерживать "социальный оптимизм" населения из расчета, что: а)хватит средств, выделяемых на антикризисные меры из Нацфонда, средств пенсионного страхования и других источников «на черный день»; б) кризис окажется сравнительно недолгим, и уже к концу 2009-началу 2010 года можно будет вернуться к столь любимым казахстанским руководством программам развития (повышение конкурентоспособности, вхождение в число и т.д.).

Все эти расчеты носят, конечно, приблизительный характер, хотя бы потому, что никто из ведущих экономистов толком не в состоянии обозначить предельную глубину падения, а с другой стороны, временные рамки продолжительности нынешнего кризиса. Раз нет четких представлений о характере и причинах проблем, то, следовательно, и средства излечения экономических и социальных последствий кризиса формируются максимально широко и не слишком конкретно: реформа партии власти, усиление роли законодательных органов, развитие гражданских инициатив, то есть то же самое, что и до кризиса, но только с тревожной интонацией и в сопровождении глобальных рассуждений о том, что в послекризисную эпоху будет новая архитектура всего:  и политики, и экономики, и социальной сферы. Но опять-таки без какого-либо  внятного объяснения, как именно будет выглядеть эта новая конфигурация, и кто будет главным выгодоприобретателем в постскризисную эпоху.

Не буду перегружать наше сегодняшнее общение избыточными фактами и деталями, поскольку данная аудитория достаточно хорошо подготовлена для того, чтобы рассматривать каждый фактор, каждое событие не в линейном измерении, а соизмеряя то, что происходит в нашей стране с основными тенденциями развития  ближайших соседей и стратегических партнеров.

Но главный вывод, как мне кажется, очевиден: кризис показал, что руководство Казахстана способно адекватно реагировать на вызовы, связанные с проблемами финансового, банковского сектора, проблемами реальной экономики. Но нет твердого ощущения того, что власти до конца просчитывают все возможные социальные последствия нынешних событий, которые неизбежно отразятся и на политической сфере, а потому переход в режим «ручного управления» к концу 2008 года пока не дает основания полагать, что его использование позволит Казахстану без потрясения миновать один из самых тяжелых периодов своей истории.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение