Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Россия и США: в поисках новой повестки в СНГ.

09.12.2008

Автор:

Теги:
 

Россия и США: в поисках новой повестки в СНГ.

 

«Мы хотим сотрудничать с Россией в тех областях, где можем это делать, но мы хотим послать России сигнал, что не следует вести себя так по отношению к соседним государствам», - Барак Обама, интервью телекомпании NBC

 

«К сожалению, высокие цены на нефть и страх перед "цветными революциями" привели к тому, что Россия стала не такой, какую мы ожидали. Мы пытались дать России шанс стать членом международного сообщества на условиях XXI века, а не на условиях XIX века», - Кондолиза Райс, интервью телекомпании Fox.

 

 

 

Хотя уже названы ведущие политики и специалисты следующей администрации Белого дома, но полной ясности относительно новой политики Обамы мы не получим вплоть до весны 2009 года. А значит, по-прежнему сохраняются «романтические» ожидания (может это лишь иллюзии), относительно возможностей новоизбранного президента не только разгрести завалы отставленные командой Буша, но и способности США открыть новую эру международных отношений.

Во многих смыслах новый американский президент становится едва ли не «лучом света в темном царстве». Политические элиты буквально всего мира ждут от Обамы со-участия и «правильного», то есть нужного для них, а не только для Америки времен Буша, понимания их проблем. Как максимум они пытаются предложить Обаме выстроить «новый сложный мир», а как минимум, надеются, что получат возможность поделиться с ним своими взглядами и будут услышаны. Даже идеологические враги Америки, например президент Ирана Ахмадинежад, готовы выдать будущему главе Белого Дома авансы и перейти на «улыбки», в частности пытаясь закрепить в его сознании возможность другой американской политики в отношении Ирана и Среднего Востока.

 

В России заметны подобные ожидания. И такой, в некотором роде неуклюжий жест ответной угрозы (озвученная в Послании Медведева идея разместить тактические ракеты в Калининграде) в соединении с позитивными предложениями выстроить новую систему европейской безопасности, можно расценить как попытку Кремля внушить Обаме необходимость диалога на равных, то есть исправить тренд односторонних действий предыдущей администрации. Тут, правда следует помнить, что за надеждами часто следуют большие разочарования: обамовский сплав демократов и республиканцев может на деле оказаться не столь комплиментарным для России.

 

Как бы могли выглядеть нормальные отношения РФ и США в постсоветском зарубежье, учитывая, что экстремальные подходы типа «отдать все на откуп» Москве или наоборот «отрезать все от России» вряд ли реализуемы и не могут считаться нормой в современной многовекторной политике двух держав.

 

Если ретроспективно посмотреть на российско-американские отношения в СНГ, то видно, что все попытки Москвы выстроить равноправное партнерство с Вашингтоном заканчивались ничем. Разные цели и задачи. Но проблема, на мой взгляд, кроется в том, что в период деятельности администрации Буша, США видели Россию партнером «второго уровня» - то есть не опасный и не столь важный субъект геополитики. На деле это выглядело примерно так - публично ставя во главу угла своей политики недемократичность путинской России, США максимально удалились от традиционной для Москвы и Вашингтона темы стратегической безопасности. Это особенно заметно, на фоне того, как Москва буквально вынуждает весь мир обращать на внимание на проблему ПРО и расширение НАТО. Отсюда можно сделать вывод, что Россию не воспринимали всерьез как державу с соответствующими интересами, хотя при этом, некоторым образом опасались и опасаются ее усиления (вопрос -- для чего вообще необходимо столь быстрое расширение НАТО в сторону СНГ - остается открытым).

Парадокс последнего тезиса, учитывая известное долгосрочное присутствие США в СНГ, усиливается и тем, что американские интересы в этом регионе большинством «мозговых центров» описываются как третьестепенные: 80% внимания США последнее десятилетние уделено Ближнему Востоку, остальное Китаю и лишь остаток другому миру.

 

Кстати, благодаря именно этому пониженному интересу, властвующим элитам стран СНГ удалось вывести проблему «прав человека» и «демократизации» своих стран за скобки отношений с США. Когда стало ясно, что «оранжевая» трансформация режимов не приводит государства в нужный градус устойчивости, Вашингтон словно махнул на это рукой и, видимо, при Обаме не станет уделять теме «демократизации» большее внимание: ясно, что при быстром демонтаже извне монопольной системы президентской власти появляется либо хаос как в Украине, либо еще большее ужесточение режима как в Грузии.

Создать и поддерживать союзников США в постсоветском зарубежье Вашингтон может и без «демократизации».

 

Но отказ США от «оранжевых» стратегий не снимает проблемы. По понятным причинам, Москва как и большинство постсоветских стран игнорируют так называемую «демократическую» повестку, считая ее излишнее акцентированной и искусственно навязанной. С этим можно согласиться. Но если не будет найден компромисс с Западом, Россию и других ее партнеров в СНГ по-прежнему будут упрекать «авторитаризмом». Что очень удобно, так как в случае очередного тупика на линии отношений Запад-СНГ или Запад-РФ всегда можно сослаться на патерналистскую инертность постсоветской властвующей элиты.

С точки зрения Запада, игнорируя правила ОБСЕ и других повесток из серии «демократизации», мы рискуем остаться в самоизоляции, а значить не можем рассчитывать на фиксацию своих интересов в случае реформы международных организаций типа ОБСЕ, не можем рассчитывать на продвижение собственных инициатив, влияющих на общую систему отношений.

Получается замкнутый круг - в отсутствии идеологии противостояния, а об этом твердят и российские и американские эксперты, дискурс о проблемах демократии и безопасности переводит российско-американские отношения в идеологическую плоскость. Или как минимум добавляет идеологичность существующим как бы не идейным реалиям.

 

С другой стороны, ужесточением своей позиции по линии безопасности Москва пытается навязать Вашингтону свою повестку, как говорится в обход идеологии «демократизации». Так уже произошло с той же проблемой ПРО. Указав в послании Федеральному собранию возможность размещения в Калининграде тактических ракетных комплексов, Медведев обострил диалог. И получил в итоге позитивные сигналы от окружения Обамы: они не считают развертывание третьего позиционного района ПРО своим приоритетом. Чехия, изменив прежнюю позицию, заявила о готовности принимать на будущем объекте РЛС ПРО наблюдателей из России. Видно, что в этом вопросе будущая администрация США готова прислушиваться к интересам России. Но приведут ли эти сигналы к стратегическим изменениям двусторонних отношений, учитывая, что уходящая администрация оставляет в наследство своим сменщикам в целом прохладное отношение к российским инициативам в области европейской безопасности? И как России в принципе действовать в отношении США, учитывая, что жестко зафиксировать линию «красных флажков» не удается?

 

Как показал опыт, мягко «навязать» США свою повестку на постсоветском пространстве, России не получается. Разность потенциалов дает о себе знать. Возможно, сейчас появляется шанс по-новому войти в американскую повестку: подтверждая партнерство с США, но одновременно стараясь выработать с американскими партнерами такую политику в регионе СНГ, при которой явно снизится степень конфронтации двух держав и более четко зафиксируются собственные интересы России. Об этом говорил Медведев, выступая перед американскими политиками и политологами в Вашингтоне, после саммита G20. Успехом подобного российско-американского взаимодействия станет новая среда, в которой страны СНГ окажутся в более стабильной ситуации: их не будут «делить» и перетягивать по разные стороны геополитического каната. Сделать это крайне трудно.

 

Еще труднее добиться совпадения взглядов по маршрутам выхода из кризисов. Практически по всем вопросам: от проблем Абхазии и Ю.Осетии, расширения НАТО на Украину и Грузию, согласования линий новых транспортных коммуникаций, и вплоть до развития русскоязычного пространства - Россия не просто не смогла найти понимания в Вашингтоне, но и получила прямое противодействие. Единственная тема, где Москва и Вашингтон еще работают вместе - урегулирование армяно-азербайджанского конфликта в рамках МГ ОБСЕ. Однако, обе державы там не могут добиться результата и даже этот единственный опыт совместной работы нельзя назвать позитивным. Тоже самое касается темы борьбы с терроризмом и контроля наркотрафика в СНГ - данная проблематика не выходит из сугубо профессиональных сфер и находятся в зависимости от большой политической повестки.

 

Российско-американские отношения на постсоветском пространстве тянут назад старые иллюзии и взаимное разочарование после эйфории 1990-х. Коль скоро мы пытаемся заново отстраивать диалог, то необходимо избавиться от негативного багажа.

 

В чем он заключается? Вашингтон подозревает Москву в выстраивании новой империи. В качестве доказательства предъявляя то «энергетическую экспансию», то заинтересованность России в судьбе непризнанных государств СНГ. Доводы в необходимости сохранения тесных связей и дружественного пространства вокруг РФ воспринимаются в США как реваншистская имперская риторика. Взамен серьезного разговора с Россией на самом высшем уровне мы получили «стратегическую» фразу Буша о том, что «он заглянул в душу Путина». Конечно, это прекрасно, но если отношения строятся на «заглядывании в глаза», то одинаково плохо какой в итоге результат, будь то нахождение там души, или чтение там тем же Маккейном трех букв - «КГБ». ЭТО не может быть основой взаимодействия. Однако таковым оно являлось восемь лет российско-американских отношений после 11 сентября: рыбалка, ранчо и просто дружеские отношения Владимира и Джорджа на фоне колоссального вала проблем при полном отсутствии их политического решения. Между тем, уровень государственных («не рыболовецких») отношений РФ-США приблизился к нулю. Вот результат политики «заглядывания в глаза»: встречной эйфории, а затем и разочаровании в ложных иллюзиях.

 

Иллюзии другого рода мы имели и на российской стороне. Сначала, российская внешняя политика попала в ловушку прозападного интеграционного романтизма ельцинско-козыревского периода (в результате, оказалось, Россия действительно не сможет интегрироваться с Западом). Затем, так называемая иллюзия «раннего Путина», призвавшего США, после 11 сентября, увидеть в России равного союзника, (оказалось для США Россия не более чем младший партнер, и этого не изменить). Наконец третья ловушка, опасность которой Россия миновала не полностью - полное разочарование в Западе: изоляционизм и антиамериканизм в качестве ответной пропагандисткой меры.

«Самонадеянность силы» России не грозит, но опасно укоренение представления, которое сводится к следующему тезису -- коль скоро нас не понимают, мы сможем решить свои проблемы сами, без опоры на партнеров.

 

Надо признаться, что даже после процесса вычитания подобных иллюзий мы не сразу обнаружим позитивное содержание российско-американского взаимодействия в СНГ, но хотя бы расчистим для него поле. В этом новом поле, страны Содружества не станут ломать голову о том, как им безопаснее вести двойную игру с Москвой не раздражая Вашингтон, и наоборот. Иного, видимо, не дано, если мы принимаем фундаментальный тезис о том, что США, Россия, большинство стран СНГ являются стратегическими союзниками по европейской и трансрегиональной системе безопасности. Медведеву и Обаме ничего не остается, как попытаться изменить общую негативную повестку  и выйти из поля конфронтации в сферу сотрудничества.

 

Политком.ру    08.12.08


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение