Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Эдуард Ковель: Очень мягкая сила.

01.12.2008

Автор:

Теги:
 

 

 

 

Знает ли казахстанский читатель, что такое soft power? Даже, если не знает, то наверняка слышал. В последние годы каждый уважающий себя телеканал, печатное издание или интернет-ресурс отметились публикацией, да и не одной, по теме невероятных возможностей, которые открываются через использование РФ, ЕС и США механизмов «мягкой силы» на постсоветском пространстве. Сила эта, в противоположность классической hard power, использует «мирные средства» - образование, социо-культурные, гуманитарные проекты для усиления влияния ключевых мировых игроков в.. чуть не написал -  странах «третьего мира», но вовремя остановился, поскольку в эру многополярности таковых практически не осталось.

Механизм soft power имеет серьезные преимущества перед военной или финансовой мощью государства, прежде всего, благодаря способности привлекать союзников через ценностное содержание внешней политики, а не через простой набор материальных рычагов давления.

Работа американских неправительственных структур в Киргизии акаевской эпохи - классический пример использования soft power (типография, учебные центры, НПО), правда, с не очень понятным результатом. Можно допустить,  что американцы работали в Бишкеке из совершенно альтруистских соображений, а для таких знатных перфекционистов процесс был гораздо важнее конечного результата. Но это, конечно, шутка. На самом деле, частная инициатива, формально, стояла на первом месте, но всем было очевидно, что за плечами волонтеров стоял Госдепартамент и деньги, выделяемые государством и частными фондами на «продвижение ценностей».

Российские творцы «мягкой силы» работают по иным схемам - как бы системно, но методом «рассеянной мануфактуры». Наличествуют - МИД, Управление Администрации Президента, Фонд «Русский мир», Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества, Форум СМИ стран СНГ, Форум интеллигенции, филиалы российских вузов в странах ближнего зарубежья. Ведется работа по продвижению совместных гуманитарных проектов в рамках ШОС, ЕврАзЭС и даже ОДКБ. Впечатляет?

Все перечисленные выше участники интеграционных гуманитарных проектов собрались на общей площадке - Форуме национальных СМИ стран СНГ, который проходит с 1 по 3 декабря 2008 года в Москве. Среди множества предложений, прозвучавших  в ходе этой встречи, большинство, были так или иначе ориентированы на российский «зонтик» через реализацию совместных проектов. Например, организацию конгрессов национальных и межнациональных СМИ стран СНГ, проведение ежегодных фестивалей русскоязычных радиостанций, работа по созданию и развитию информационного портала СНГ.

Каждый из высоких гостей Форума произносил, в общем-то, правильные речи о «важности гуманитарной интеграции», эффективном взаимодействии СМИ, но временами возникало ощущение, что все они существуют в каких-то параллельных мирах, достаточно ограниченно связанных друг с другом.

Каждая структура создавалась под свой, достаточно строго очерченный круг вопросов, но, в процессе практической деятельности выяснилось, что, с одной стороны, пересечения интересов не избежать, а, с другой совпадение интересов возникает скорее не в содержательном, а в финансово-организационном блоке вопросов.

Политические тяжеловесы, поставленные на хозяйство - Вячеслав Никонов и Джахан Поллыева дополняют серьезные финансы, выделенные на развитие структур, своим аппаратным весом («Русский мир» и МГФГС - ключевые спонсоры, а остальные структуры скорее потребители). Наш «ответ Вашингтону», однако, пока что если и выступает в роли «мягкой силы», то сила эта явно страдает чрезмерной мягкостью. Причин такого положения вещей несколько.

Некоторые российские партнеры заранее «закрыли» собственную гуманитарную сферу от попыток проникновения извне. Классический пример - Узбекистан, который заморозил свое участие в образовательных проектах ШОС, еще за несколько месяцев до скандального ухода из ЕврАзЭС.

Во взаимодействии между РФ и РК, особенно в образовательной сфере, существует множество бюрократических препятствий, а, с другой стороны, непонимание между российскими образовательными структурами, которые в целом ряде случаев, не взаимно дополняют друг друга, а недружественно конкурируют. Заместитель декана исторического факультета МГУ Алексей Власов  привел пример Российского Государственного Гуманитарного Университета, который   заключил более десятка соглашений с казахстанскими вузами. Среди них, АТиСО, Западно-Казахстанский Университет, Университет Аль-Фараби. Практически ни один из договоров нельзя назвать работающим. 

В других случаях, российские чиновники демонстрируют явное небрежение партнерскими контактами. На мероприятиях последнего Евразийского телефорума присутствовал Ерлан Байжанов (Добродеев и Эрнст в одном лице), но не было топовых представителей Первой и Второй российской кнопки, хотя, казалось бы, вот вам - такой «soft power».

В российской политике,  присутствует определенный соблазн подменить реальные практики виртуальными технологиями «улучшения имиджа» страны. На эти цели, кстати,  уходят значительные государственные средства через специально образованные пиар-компании. Действительно, стратегическое планирование государственной имиджевой кампании - задача важная, но исключающая при этом подмену механизма soft power, основанного на диалоге и убеждении, жесткой государственной пропагандой. Тем более что механизмы soft power в гораздо меньшей степени, чем классический hard power привязаны собственно к политике государства.

Основное внимание Межгосударственного Фонда гуманитарного сотрудничества стран СНГ (председатель экспертного Совета Фонда - Жансеит Туймебаев), который, собственно говоря, и финансирует значительную часть социо-культурных проектов,  в 2008 году было сосредоточено на проведении Года литературы и чтения в СНГ. Под этот брэнд было подверстано около двух десятков крупных проектов, включая проведение Международного конкурса «Искусство книги» в Москве, проведение Второго форума переводчиков стан СНГ в Ереване и другие масштабные мероприятия.

Фонд «Русский мир»  занимается, преимущественно, продвижением на постсоветском пространстве русского языка. И, одновременно, выполняет довольно туманно сформулированную задачу - интеграции задач российского культурного влияния в постсоветских государствах с другими аспектами наших отношений с соседями, включая экономическое сотрудничество.

Из всего этого следует вполне очевидный вывод, когда в России власть берет на себя функцию организатора и распорядителя гуманитарных проектов, то избыточной бюрократизации не избежать по определению. Между тем, система вполне способна к саморегулированию. Гораздо большую роль должна играть гражданская инициатива. Если рассмотреть основные положения программы сотрудничества между Россией и Казахстаном в гуманитарной сфере на ближайшие несколько лет, мы видим, что большинство положений этого документа не требуют жесткого регулирующего начала со стороны государственных органов, но, в гораздо большой степени, требуют координации деятельности инициативных групп образовательной и гуманитарной интеллигенции двух стран.

Да и содержательная сторона проектов, как мне кажется, должна быть менее агрессивной, нежели трактовка вашингтонской дипломатии - более приемлемой задачей для России, и ее партнеров, должно стать создание через инструменты soft power общего (с Азербайджаном, Кыргызстаном, Казахстаном, другими постсоветскими странами) пространства гуманитарного, духовного и социо-культурного взаимодействия. Не навязывая собственные ценностные установки и ориентиры, а создавая «пространство взаимного доверия».

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение