Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Игорь Савин: Вопрос: кто есть кто в казахстанском государстве так и не решен...

05.11.2008

Автор:

Теги:

 

  Выступление Игоря Савина на круглом столе, посвященном актуальным вопросам этнополитических процессов в Казахстане.

******************************************************************************

 

 На мой взгляд, казахстанский постсоветский дискурс на тему межэтнических отношений начался в  период после обретения независимости, когда власть должна была объяснить людям, почему собственно она - власть. Если коротко и грубо - почему Назарбаев лучше Колбина. Потому что «наша власть - это наша власть», потому что «их власть - это их власть», потому что есть масса причин, по которым человек, не имеющий казахстанских кровей не может возглавлять казахстанское государство. 

В начале 90-х годов по экономической теме, по языковой, по политической теме - главный тезис был «Казахстан был всегда подчинен Российской Империи». Второй тезис - «чтобы что-то изменить, нужно изменить ситуацию - нужно нам стать самостоятельными, у нас для этого все есть»

И третье: «у Казахской ССР были свои права, но она находилась в колониальном положении» и т.д.

Русский «дискурс» основывался на тех же положениях только со знаком минус. Мы граждане СССР. Но мы ничего не будем иметь от нового государства, т.к. мы оттеснены и т.д. и т.п. Т.е. власть, объясняя такое положение, отторгала ту часть населения, которая не относит себя к этническим меньшинствам. Я сейчас не говорю, кто был прав, кто виноват, или кто был более убедителен. Говорю только о том, что была задана такая тема, которая не вызывала однозначной реакции у  всего населения. Конфликт был создан. С точки  зрения социологии, это совершенно естественно.

Власть вполне успешно реализовала этот тезис. Коль скоро мы не имели ни массового сепаратистского движения, которое бы привело к отделению части населения Казахстана, например к России, коль скоро, мы не имели вооруженных сопротивлений по этому поводу и т.д. Но некая разделенность в умах, на мой взгляд, осталась, она прослеживается и сегодня, правда, с одной большой поправкой. Если пресса на казахском языке по-прежнему столь же красочно поэтически даровита и многообразна по этому поводу, то  русский дискурс сузился из-за того, что русское население не читает казахскую прессу практически совершенно, не знает, о чем там идет речь. Поэтому жарких дискуссий не происходит, но разное отношение к кардинальным для государства ценностям в отношении общеказахстанской идентичности сохраняется.

Важен вопрос, кто есть кто в этом государстве, поскольку лет 15 назад огромное количество публикаций на русском языке от имени т.н. русских организаций показывало, что есть часть населения, которая имеет особое мнение. Сейчас этих публикаций практически нет, они лишь отрывочны, И только по поводу языка. Это лакмусовая бумажка, но не более, она не позволяет выявить кардинальных несоответствий.

Вторая группа дискурса касается этнических меньшинств. Так уж сложилось, отчасти, благодаря документам, исходящим  от вершин власти, что русские и казахи являются в Казахстане главными в этническом смысле отличающимися сообществами. Есть и другой дискурс, который касается меньшинств. Например, я бы назвал татар, которые по способу своей жизни слегка отличаются от городского или сельского населения - казахского или русского. Есть две группы населения, которые не вписываются в другие системы - это уйгуры и узбеки.

С уйгурами это менее понятно, коль скоро кое-кто из историков может вспомнить  договора 60-х гг 19 века между Россией и Китаем, откуда появились уйгуры здесь. С узбеками - более или менее однозначно, я имею ввиду, у них скорее передвинулась граница, нежели они сами переехали, но в  публикациях все равно есть некая недоговоренность.

Не существует до сих пор объективной картины, почему узбеки и уйгуры живут на земле казахов, но при этом они не казахи. Есть театры, газеты, которые доказывают, что  и уйгуры и узбеки здесь жили раньше, чем создалось современное казахстанское государство. Например, в ряде регионов любое упоминание слова «диаспора» в отношении узбека вызывает, мягко говоря нелицеприятную реакцию. 

Не существует примиряющего русско-казахского дискурса. Коль скоро нет единой картины - почему здесь живут русские. Если есть общая история. значит должна быть и общая современная судьба. Поскольку этого не происходит - значит, есть некий зазор.

Есть другая группа меньшинств т.н. «насильственно переселенные группы». Такие как чеченцы, курды, турки-месхетинцы, немножко азербайджанцы.  Диаспорная психология отражает совершенно  другое отношение к окружающему сообществу в целом. Плюс драматическая история, связанная с переселением, советской историей. Она приводит к тому, что не случайно два из четырех перечисленных называются именно меньшинствами. Дело в том, что они имеют совершенно другое восприятие реальности, которое диктует им, что «все вокруг не наше, поскольку все вокруг не принадлежит нашему узкому кругу. Это мешает нам жить, либо помогает нам жить. Смотря как мы к этому относимся». 

Коль скоро идеология направлена не на поддержку отдельных групп. а всего общества, то у этих сообществ и возникает чувство своей отличности, а чаще противостоянию их группы другим. И по этому, к сожалению, единства в обществе, судя по Интернет-обсуждениям по Маятасу и Маловодному.  Лидеры этих сообществ, по крайней мере формальные, заняли традиционную позицию, что все это было спровоцировано, «мы такие хорошие, а нас все не любят».

Хотя, мне кажется, что некий элемент рефлексии по отношению  к собственному сообществу должен присутствовать. Потому что получается, что нас  мало, значит мы хорошие, а те, кого много - изначально плохие. Это звучало и в выступлениях членов ингушского общества. И, хотя конфликты в этих регионах загашены, единой картины приемлемой для всего общества не создано. Причина совершенно не этническая, но дискурс на эту тему открывается почему-то в этнических терминах, «вы совершенно не похожи на нас». Конечно, этнический конфликт не бывает в этом смысле. Потому что социокультурное развитие никогда не вызывает  конфликтов, они возникают в ситуации ощущения социальной несправедливости. К сожалению, в общественной дискуссии эта формула не прозвучала, анализа не было дано. Вот те темы, которые заявлены в общественном сознании, относительно этнических отношений.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение