Россия, Москва

info@ia-centr.ru

И. Дубовицкая: ФЕВРАЛЬ 1990 г. В ЗЕРКАЛЕ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ПРЕССЫ

30.10.2008

Автор:

Теги:
 

 

В настоящее время, после прошествия семнадцати лет с момента трагических событий  в Душанбе 12-14 февраля 1990 г., многочисленными исследователями они квалифицируются, как первые факты гражданского противостояния в республике, приведшие к гражданской войне 1992-1997 гг. Поэтому настоящая научная статья не ставит своей целью выяснение механизмов и движущих сил произошедших событий - ее автор пытается лишь проследить реакцию на нее одного из важнейших институтов современного общества СМИ, а конкретно - ее русскоязычной части в Таджикской ССР и, частично, в центральной прессе страны.

Сразу необходимо отметить, что трагические события февраля 1990 г. в Душанбе стали лишь частью общей цепи событий в СССР во второй половине 1980-х гг., объединенных единой причиной - активизацией этнического самосознания народов населяющих Советский Союз на фоне наметившегося передела власти и государственности страны. Партийные элиты первоначально спланировавшие этот процесс, находясь в плену идеологических заблуждений, явно недооценили мощь различных опозиционных сил, пожелавших участвовать в переделе власти в каждой из союзных республик. Особую мощь эти силы приобрели там, где они сомкнулись с духовенством. Это особенно характерно для регионов Средней Азии и Кавказа, большинство населения которого исповедует ислам. Именно в Азербайджане, Узбекистане, Таджикистане и Киргизии произошли в этот период наиболее бурные и кровавые события, приведшие к тысячам человеческих жертв.

К моменту февральских событий в Душанбе конфликт в Нагорном Карабахе длился уже два года. Однако 13-16 января 1990 г. ситуация в Азербайджане резко обострилась: в Баку начались погромы армянских кварталов, массовое истребление людей: « 16 января были захвачены последние опустевшие армянские квартиры в Баку. До ввода войск оставалось три дня. За эти дни опустели здания райкомов партии ., наконец, 19 января было блокировано и здание ЦК. Власть распадалась буквально на глазах... Ввели войска. Аппарат вернулся в кабинеты. Но поредели ряды Компартии, сильно пошатнулся авторитет...» (1.)

Январские погромы армянских кварталов в Баку оказались напрямую связаны с событиями 12-14 февраля в Душанбе: именно провокационные слухи о распределении армянским беженцам из Азербайджана квартир в новостройках массива «Зеравшан» привели в демонстрации перед зданием ЦК и дальнейшей цепи кровавых событий. Те же несколько армянских семей из Баку, нашедших пристанище у родственников в Душанбе, властям республики пришлось срочно эвакуировать из Таджикистана. (2.)

Возвращаясь непосредственно к событиям 12-14 февраля 1990 г., необходимо признать, что сами они стали для правительства (судя по реакции республиканских властей и СМИ) полной неожиданностью. Это наглядно показывает содержание материалов русскоязычной прессы середины февраля 1990 г.

Первой и главной характеристикой материалов опубликованных на страницах «Коммуниста Таджикистана», «Комсомольца Таджикистана» и «Вечернего Душанбе» - крупнейших русскоязычных газет республики - 14-17 февраля 1990 г. было полное отсутствие политической оценки кризисной ситуации. Авторы официальных сообщений на их страницах соревнуются в обтекаемости формулировок: «Участники собрания решительно осуждают действия хулиганствующих элементов, прикрывающихся именем таджикского народа и порочащих его богатую историю, древнюю культуру и веками сложившиеся морально-нравственные устои и толкающих молодежь на противоправные действия в виде погромов в городе и его жилых кварталах». (3.)

«Масса из нескольких тысяч подростков и молодежи, пренебрегая предложениями о мирных переговорах, нарушила общественный порядок и совершила хулиганские действия» (4.); «Осуждены действия хулиганствующих элементов, прикрывающихся именем таджикского народа, а на деле дискредитирующих его многовековые морально-нравственные устои» (5.); «... хулиганствующие молодчики».(6)

Только несколько месяцев спустя, в ходе предварительного следствия по факту февральских событий, появились несколько более внятные адреса их организаторов: «... одной из ведущих сил событий в феврале были корыстолюбивые муллы-самозванцы, которые под видом ислама хотели достичь своих грязных целей». (7.) Отдавая должное привычной коммунистической риторике о «неудовлетворительной постановке идейно-воспитательной работы в педагогических коллективах и общественных организациях, низкий уровень идеологической работы среди них, забвение частью молодежи нравственных качеств наших предков...» руководитель следственной бригады прокуратуры Таджикистана А.Азимов все же упомянул о « некоторых органах массовой информации, например «Джавонони Тоджикистон», злоупотребляющих гласностью, предоставлявших своим читателям ряд тенденциозных материалов, от которых веяло национализмом, пропагандой паниранизма».(8.)

Политическая оценка событиям не была дана и XVII пленумом ЦК Компартии Таджикистана, состоявшимся в Душанбе 15-16 февраля 1990 г., хотя единственным вопросом, внесенным на его рассмотрение был «О политической ситуации в республике».(9.) На наш взгляд, эти факты указывали на полное политическое бессилие компартии Таджикистана, не способной предпринять какие-либо решительные действия для самостоятельного удержания власти в стране.

Условия идеологического вакуума, в котором оказалось в этот период русскоязычное население Таджикистана, не оставляло ничего другого, кроме ностальгических аппеляций к идеям интернационализма, «общего прекрасного прошлого», «единой страну, которую вместе защищали», ответственности перед детьми и внуками и т.д.

Однако публикации русскоязычной прессы этих дней уже содержат элементы, указывающие на политическую и национальную дифференциацию общества Таджикистана. Если, с одной стороны, упоминается о «хулиганствующих элементах, прикрывающихся именем таджикского народа...», то здесь же впервые появляются сообщения о стихийно возникших отрядах самообороны, имевших интернациональный состав. Из организаторы призвали «создать интернациональное движение. Которое могло бы стать центром отрядов самообороны... Участники митинга одобрили идею создания интернационального движения и приняли решение ходатайствовать об официальном признании новой организации». (10.)

«Эти февральские дни запомнятся не только тем страшным, что вошло в нашу жизнь, но и людьми, надевшими белые повязки. Они стали в эти дни символом сплоченности и мужества. Таджики, русские, узбеки, татары, корейцы... Мы были едины в эти дни. Мы поняли, сколь сильны можем быть, объединившись. И это главное». (11.)

Более того, нарождавшееся интердвижение начало заявлять о себе, как политическая сила. В первые дни развития кризиса деморализованные и растерявшиеся власти пытались вести переговоры с представителями демонстрантов, в том числе и об отмене чрезвычайного положения и комендатского часа, введенного правительством Таджикистана 12 февраля 1990 г. Этим правительство фактически признало за ними реальную политическую силу. Этот факт встретил резкий протест со стороны движения самообороны города: «В городе сейчас созданы отряды самообороны и мы, поскольку я тоже являюсь членом одного из таких отрядов, требуем, чтобы вопросы отмены чрезвычайного положения, комендатского часа и вывода войск решались только с участием представителей этих отрядов, ведь они представляют интересы всех жителей города». (12.) Характерно, что автор этой статьи - Галина Белгородская, бывшая в феврале депутатом Душанбинского городского Совета народных депутатов, через несколько месяцев, осознав бесперспективность политической борьбы на платформе интердвижения, становится руководителем общества «Миграция», организовавшего массовое переселение русских жителей Таджикистана в Воронежскую и Липецкую области.

Что касается судьбы самого интердвижения в Таджикистане, получившего начало в организации отрядов самообороны в феврале 1990 г., то оно так и не оформилось в политическое движение. Созданная весной 1990 г. организация «Колокола надежды» не была зарегистрирована в качестве общественной или общественно-политической организации и вскоре распалась. Таким образом, интердвижение не получило такого развития, как в Прибалтике, где оно (особенно, в Латвии и Эстонии) сыграло заметную роль в политической жизни (13.).

Таким образом, русскоязычная пресса, осветившая события 12-14 февраля 1990 г. в Душанбе, буквально в первые дни после трагедии выявила важные политические процессы в жизни таджикского общества, стоявшего в преддверии гражданской войны 1992-1997 гг.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  • 1. А.Мурсалиев. Бакинская трагедия. Она началась два года назад и может еще повториться...// Комсомольская правда. 2 июня 1990 г.
  • 2. А.Сайдуллоев. Андеша мебояд!// Паеми Душанбе. 15 февраля 1990 г.
  • 3. Прислушаемся к голосу разума. Резолюция партийно-хозяйственного актива //Вечерний Душанбе (Специальный выпуск №1). 15 февраля 1990 г.
  • 4. Отведем беду от Таджикистана. // Комсомолец Таджикистана. 14 февраля 1990 г.
  • 5. Собрание актива. //Коммунист Таджикистана. 16 февраля 1990 г.
  • 6. Пресс-центр: официальное сообщение // Вечерний Душанбе (Специальный выпуск № 2). 16 февраля 1990 г.
  • 7. А.Азимов. Каждый, кто во зло народу...//Комсомолец Таджикистана. 29 сентября 1990 г.
  • 8. Там же.
  • 9. Информационное сообщение о XVII пленуме ЦК Компартии Таджикистана. // Вечерний Душанбе (Специальный выпуск № 3.) 17 февраля 1990 г.
  • 10. Ф.Паульс. Погромщикам - интернациональный заслон. // Вечерний Душанбе (Специальный выпуск № 2) 16 февраля 1990 г.
  • 11. А.Любименко. Чем запомнятся эти дни. //Вечерний Душанбе (Специальный выпуск №2) 16 февраля 1990 г.
  • 12. Г.Н.Белгородская. Обращение к коменданту города. // Вечерний Душанбе (Специальный выпуск №3) 17 февраля 1990 г.
  • 13. В.Рахлявичус. Когда башмаки не жмут...//Летувас Ритас. 4-9 июня 1990 г.

 

 

Дубовицкая И.М., Член Союза журналистов Таджикистана, главный редактор журнала «Русский язык и литература в школах Таджикистана»

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение