Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов. Межнациональное+Национальное=? Выбор Ак Орды и Кремля.

29.10.2008

Автор:

Теги:

 

3 ноября (понедельник) в 10.00 часов в Большом конференц-зале Grand Hotel «Tien Shan» открывается круглый стол, посвященный актуальным вопросам этнополитических процессов в Казахстане. В ходе данного мероприятия будет представлен научно-аналитический доклад Центра актуальных исследований «Альтернатива».  

В частности, по результатам проведенного социологического исследования выявлен факт, что 28% респондентов лично ощущали неприязненные отношения к себе по национальному признаку. Этнический срез демонстрирует, что русские -35,7%, корейцы - 40,7% и уйгуры - 20,8% чаще всего сталкивались с этнической нетерпимостью.

Среди спикеров круглого стола:

Алексей Власов - Генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве. (Российская Федерация).

 

********************************************************************************* 

Уважаемые коллеги!

Мне кажется, что сейчас настал такой момент, когда еще не время для окончательных выводов, но время для обсуждения острых, взаимных вопросов. Я благодарен организаторам встречи за возможность принять участие в столь представительном мероприятии и сразу хочу оговориться, что именно такие вопросы я бы и хотел сегодня озвучить. Нам необходимо сверить часы на экспертном уровне, прежде чем критиковать или, напротив, избыточно хвалить состояние дел в сфере этнополитических процессов в наших странах. А интерес к казахстанскому опыту в экспертных кругах РФ огромен.   

 В настоящий момент существует целый ряд серьезных рисков и вызовов, которые усиливают актуальность выработки системных принципов этнополитики для постсоветских государств. Замечу, что для России и Казахстана, в силу определенных факторов, значимость этой задачи возрастает многократно. Для начала - необходимость четкого осознания  содержания самого понятия "этнополитика", часто подменяемого ситуативным реагированием на возникающие проблемы, или многочисленными пиар-проектами. Один из главных российских экспертов в этой области, М. Губогло так трактует данный термин: "Этническая политика - это комплекс политических, идеологических и организационных мер, осуществляемых в сферах этногосударственных (вертикально-иерархических) и межэтнических отношений (горизонтально-сегментарных) органами государственной власти совместно с представительными этнокультурными объединениями по созданию условий для сохранения, развития и взаимообогащения этнических общностей, согласования и солидаризации усилий по упрочению национального единства страны как гарантии от внешних угроз". И он же, кстати, критикует российские разработки в этой области, полагая, что уязвимость Концепции этнополитики в РФ коренилась (речь идет о разработках 90-х годов) в слабой теоретической разработке соотношения между важнейшими идентичностями - этнической и гражданской, и каждой из них с религиозной. Ни теоретически, ни практически, пожалуй, никто из разработчиков не сформулировал задачу таким образом, чтобы формирование и этнической, и религиозной идентичностей «работало» на становление гражданской идентичности.

    В ряде стран постсоветского пространства мы наблюдаем развитие глубоких внутренних процессов, ведущих к усилению тенденций и процессов религиозной, межэтнической  нетерпимости. Активизировалась деятельность националистических и шовинистических организаций и движений. Что это? Трудности "переходного-кризисного периода"? Вмешательство внешних сил? Или все-таки комплекс причин внутреннего характера, связанных с естественной реакцией на процессы глобализации и, одновременно, нерешенностью вопроса - какие именно государства строят элиты - "этноцентричные" или "полиэтноцентричные"? 

В центре внимания сейчас находится целый комплекс вопросов: проблемы этнокультурных анклавов и диаспор; "этнономенклатурный" аспект; проблема cтановления единой политической нации и формирования национальной идеи. Это, навскидку, из перечня текущих (публичных или "скрытых") задач власти в РК и РФ. Приоритет вроде бы ясен - движение к национальной консолидации через межэтническую интеграцию. При сохранении "национального стержня" - русского и казахского, соответственно. Вот и в своем последнем выступлении перед Ассамблеей Президент РК говорил о консолидирующей роли казахского этноса - "В разные периоды истории, в том числе в трагические годы политических репрессий, казахи принимали на своей земле представителей многих народов, оказывали им братскую поддержку. Казахский народ всегда был интегратором. Он и в будущем должен оставаться ядром, консолидирующим наше общество".

В публичных выступлениях политиков преобладает подход, в котором понятие "нация" тесно связно с понятием "государство" - фактически речь идет о становлении надэтнической государственности, носящей внеэтнический характер. И эта позиция просматривается в  выступлениях казахстанского руководства: "Наша Конституция начинается словами: «Мы, народ Казахстана, объединенный общей исторической судьбой...» Все граждане нашей страны составляют один народ, устремленный в совместное будущее. Наш народ должен всегда быть единым и сплоченным. Наше общество должно быть открытым и конкурентоспособным. Наши граждане должны исповедовать ценности солидарности и патриотизма, активно работать на процветание нашей общей Родины - Республики Казахстан". Вроде бы, все - очевидно.

Но на практике получается сложнейшая задача. Формируя гражданскую нацию, обретать, практически одновременно, собственную казахскую идентичность. Тем более, это - процесс. Система в движении, поскольку сегодняшние успехи могут смениться проблемами, если останавливаться на достигнутом. Да, Ассамблея народа Казахстана - успешная, достаточно эффективная структура, роль которой в системе государственных институтов будет возрастать, судя по последним решениям казахстанского руководства. Но существует целый ряд позиций, по которым требуется принятие решений и их реализация на несколько ином уровне.

Посмотрим, например, трактуют этот вопрос эксперты КИСИ (господин Кадыржанов) - "если речь идет о модели национального строительства единой казахстанской нации вокруг ведущего, государствообразующего этноса - казахов, то естественно предположить их особое место в структуре гражданской нации. Это особое место казахов в структуре казахстанской нации не может быть обосновано гражданской концепцией нации, поскольку она решающее значение в определении нации придает не этническим, а политическим факторам. Здесь ведущую роль должна сыграть та концепция нации, которая главное значение придает этническим и культурным факторам национального строительства, то есть этнокультурная концепция нации. Речь, разумеется, идет о таком включении этнокультурной концепции в состав общенациональной идеи Казахстана, которое было бы в значительной мере совместимым с гражданской концепцией нации, а не исключало одно другое".

Для сравнения - в российской модели "оптимизации" этнополитических процессов указаны:

- многоэтничность, исходящая из признания этнического своеобразия различных групп населения и воплощённая в правовых нормах и программах, обеспечивающих поддержку этнической специфики и её сочетание с возможностью индивидов и групп полноправно принимать участие во всех сферах общественной жизни от экономики до культуры, и от политики до благотворительной деятельности;

-равноправие всех субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях между собой (по горизонтали) и с федеральными органами государственной власти (по вертикали) и обеспечение патерналистской защиты прав и свобод  граждан с учётом специфических особенностей их этнической принадлежности;

- признание российского этнического федерализма  важным инструментом обеспечения баланса между этническим разнообразием и государственным единством, механизмом обсуждения и разрешения межэтнических конфликтов путём широкомасштабного создания атмосферы толерантности, доверительности и солидарности;

- равноправие граждан независимо от их социального и имущественного положения, политической ориентации, этнической, языковой и религиозной принадлежности;

- запрещение и уголовное преследование деятельности, направленной на подрыв национальной безопасности государства, на возбуждение социальной, этнической, языковой и религиозной розни, ненависти либо вражды с инаковостью во всех сферах этногосударственных и межэтнических отношений;

- гарантия прав малочисленных народов (этнических общностей), в том числе на охрану природной среды обитания, как социального условия и основы сохранения и развития этносоциальной и этнокультурной идентичности в соответствии с Конституцией и Законодательством Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации;

- содействие сохранению доброкачественной исторической памяти  и развитию этнических культур с целью гарантии этническим сообществом контроля за своим будущим;

- содействие сохранению, развитию  и целесообразному функционированию языков этнических общностей, исходя из понимания того, что языковая преданность является не только эмоциональным этнопсихологическим символом и служит не только этническому самоутверждению, но и потенциальным и реальным механизмом этнокультурного самоопределения.

Принципиальных отличий от казахстанского опыта, за исключением вполне очевидного "федеративного компонента" я не усматриваю.

Еще один момент принципиально важный в развернувшейся дискуссия о формировании национальной идеи в России и Казахстане, который, кстати, тоже свидетельствует о том, что вопрос об идеологических основах, на которых будет происходить формирование политической нации в России и Казахстане - сюжет вовсе не праздный, а имеющий вполне конкретные и реальные практические основания. Национальная идея как раз и должна формироваться при активном участии государства и являться составной частью этнополитики. Власть должна улавливать основные тренды, существующие в общественном сознании, грамотно и разумно их «препарировать», продвигая через имеющиеся информационные ресурсы положения концепции национального развития, которые будут учитывать, в той или иной степени, интересы всех этносов и наций, проживающих на территории России и Казахстана.

В одной из публикаций, привведенной на сайте нашего Центра отмечается: "На первом этапе создания национальной идеи необходимо аккумулировать идеи самых разных этнических и социальных групп Казахстана о самих себе, их интересы и предпочтения. Затем интегрировать эти идеальные образы групп о себе. Затем придать этой уже общей идее импульс, ибо национальная идея, в отличие от просто некой идеи, должна быть динамичной, находящейся в движении, способной к развитию, к наполнению новым, актуальным содержанием".

В России, кстати, далеко не все "властители дум" убеждены в том, что выработка национальной идеи позволит серьезно продвинуться в решении этнополитических задач: "собрать русский народ с помощью национальной идеи, с моей точки зрения, - задача утопическая. Благодаря своему евразийскому бытию русские смешались с самыми разными народами - выделить чисто русский тип просто невозможно". (В. Кожинов). Но, в любом случае, работа в этом направлении будет идти, поскольку, например, для Казахстана успешная реализация концепции "этнического многообразия" не снимает с повестки дня необходимость ответа на новые вызовы и риски, о чем и говорил в своем выступлении перед представителями Ассамблеи народа Казахстана Президент РК Нурсултан Назарбаев.

В завершении, хотелось бы обозначить несколько вопросов для наших казахстанских друзей и коллег. Отмечу, что в казахстанских и российских СМИ в последнее время вновь активизировалась дискуссия о статусе и положении казахского языка, соответственно и отношениям между титульной нацией и русским населением РК.

В свое время уважаемый Нуртай Мустафаев выделил 5 компонентов, по которым должна развиваться реализация насущных интересов русского населения РК. Приведу их еще раз:

1. Больший доступ к властным ресурсам (большая представленность во всех ветвях власти).

2. Большие возможности рекрутирования в крупный бизнес, реализации в крупном бизнесе.

3. Сохранение связей с исторической Родиной, укрепление казахстанско-российских межгосударственных связей, развитие интеграционных процессов между Казахстаном и Россией, сохранение единого экономического и культурного пространства России и Казахстана.

4. Сохранение и развитие этнокультурной идентичности русского этноса (вопросы языка, образования). Сохранение статуса русского языка, как официального. Сохранение востребованности русского языка в экономической, культурной и иных сферах.

5. Минимальность материальных, организационных издержек, сопровождающих процесс эмиграции русских Казахстана в Россию, обратную реэмиграцию в Казахстан.

Поскольку Нуртай Мустафаев присутствует среди участников сегодняшней встречи, адресую ему вопрос: насколько сместилась шкала приоритетов за последние несколько лет? Или позиции остались принципиально сходными?

Здесь, кстати, отмечу активно муссируемый российскими и казахстанскими СМИ вопрос: в какой степени новый уровень, на который выходит статус казахского языка может привести к снижению востребованости русского языка в перечисленных сферах? Президент высказался ясно - "пора прекратить всякие провокационные разговоры на языковую тему. Если кого-то действительно волнует судьба казахского языка - пусть вкладывает деньги и реализует конкретные проекты. Для этого по моей инициативе создан Фонд развития государственного языка". 
     Очевидно, что главная проблема, если говорить о выработке эффективной этнополитической стратегии на уровне государственной власти в России и Казахстане, это противоречие между ситуативностью в принятии целого ряда решений и необходимостью отталкиваться от определенного стратегического курса.  В этом коридоре - между стратегическими целями и сиюминутностью -  власть далеко не всегда находит правильное решение. В большей степени это удается казахстанскому руководству, в несколько меньшей степени руководству российскому. Но, замечу, что тут играют роль и масштабы объектов, и, в конце концов, то, что Казахстан это государство унитарное, а Россия - федеративное.

Но учиться друг у друга все равно необходимо, необходимо перенимать позитивный опыт просто потому, что это не сиюминутная мода, а вполне очевидное явление времени. Хочется надеяться, что успехом завершится амбициозные проекты казахстанского руководства, связанные с формированием Доктрины национального единства. Дополнив "Стратегию 2020", эта Доктрина в конечном счете станет тем фундаментом казахстанского государства XXI века, в котором будет достигнут оптимальный баланс интересов всех наций и этносов.

Спасибо за внимание.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение