Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интервью Day.Az с известным экономистом, главой Центра экономических исследований Губадом Ибадоглу.

29.10.2008

Автор:

Теги:

- Губад муаллим, сейчас всех небезразличных к бюджету, а значит, и к будущему нашей страны, волнует один вопрос - почему так сильно и резко дешевеет нефть?

- С экономической точки зрения все достаточно определенно. Хотя есть такие организации, как ОПЕК, которые могут влиять на цены на энергоносители путем увеличения или ограничения добычи углеводородов (сейчас, например, ОПЕК намерен сократить добычу), в этой ситуации от него зависит не так уж и много. На нашей планете мы наблюдаем международный финансовый кризис, который резко замедлил экономический рост.

В основных странах-производителях продукции и потребителях энергии - это государства Европы, США со своим ипотечным кризисом, плюс Индия, и в меньшей степени Китай - экономический рост замедлился, снизилось производство, несколько уменьшилась покупательская способность населения...

А сокращение производства естественным образом повлекло за собой и сокращение потребления им горючего, энергоносителей, что по цепной реакции вызвало уменьшение потребности в них. Цепочка пошла дальше и опустила цены на нефть. И если бы только на нефть! Подешевели золото, никель, уголь, газ, металлы... А доллар на этом фоне вырос, окреп, и это уже тенденция.

- И сколько это будет продолжаться?

- Как минимум, до окончания выборов президента США, а может, и дальше. Мы ведь до сих пор говорили с вами об экономической составляющей, а есть ведь еще и политическая - желание США не допустить роста бюджета и влияния потенциальных соперников, обладающих запасами нефти.

Сами Соединенные Штаты, обладающие и собственными нефтяными скважинами, и определенными резервами, могут влиять на ситуацию.

Сейчас, перед президентскими выборами в Америке, многим не понятен экономический и политический путь США после них, на последующие годы. Платформа кандидатов ясна, но как она будет претворяться в жизнь, как повлияет на экономику страны и мира - неясно. И пока в этом вопросе ясности не будет, ни о каком спокойствии на рынках и биржах говорить не приходится.

- А что же происходит, и будет происходить с нашим бюджетом?

- Вы знаете, что самым худшим сценарием, заложенным в нашем бюджете, была цена нефти в 80 долларов за баррель. Но, увы, жизнь показала нам еще худший сценарий - в виде 66 долларов за баррель. Получаются, что дела - хуже, чем могло быть. Особенно для страны, чей бюджет на 80% состоит из нефтеденег, и в которой все крутится вокруг нефти. Падение цен на нефть показало, насколько опасна для Азербайджана зависимость от них.

Хорошо, что у нас есть своеобразная «подушка безопасности» в виде Нефтяного фонда. Мы можем обратиться к ней, совершить трансферты...

Но, опять же - и здесь есть и обязательно должна быть определенная черта. К сожалению, в законодательстве Азербайджана она четко не прописана, а вот законами Норвегии регулируется, что трансферты более 4% из Нефтяного фонда запрещены. Но у нас практикуются гораздо большие выкачивания денег из Нефтяного фонда.

- Какие последствия это может иметь в будущем?

- Это очень нехорошая тенденция. И постоянные трансферты из Нефтяного фонда могут привести к разбазариванию этих денег - денег будущих поколений азербайджанцев. Мы, увы, очень зависимы в нефтяном вопросе от иностранных государств - вот, упали цены на нефть, и тут же болит голова.

Наполнение бюджета нефтяными и только нефтяными деньгами пагубно - эту тенденцию нужно переломить. Нам нужно свое, крепкое сельское хозяйство, которое позволило бы полностью прокормиться самим. А так растраты Нефтяного фонда приведут к тому, что доля «будущего», доля грядущих поколений в нем уменьшится, а может быть, им эта доля и не достанется, они останутся без нее. Но думать об этом не хочется.

- Наш бюджет, который уже подвергается корректировке из-за падающих цен на нефть, может с честью выйти из этой непростой ситуации?

- Добыча нефти растет, и мы можем попытаться преодолеть трудности за этот счет. Если в этом году планируется добыть 50 миллионов тонн, то уже в 2009 - 62 миллиона тонн, а в 2010 - 64 миллиона тонн. За счет увеличения добычи и продажи нефти какие-то цифры удастся смягчить.

Хотя, с другой стороны, из-за увеличения, расширения добычи больше будет трат на нее, а потенциальные доходы уменьшатся. И я ожидаю, что в середине следующего года возникнут определенные проблемы с бюджетом, он будет нуждаться в корректировке, и, очевидно, в трансфертах из Нефтяного фонда.

- Как долго может продолжаться такая ситуация?

- Наш бюджет может потерпеть такие цены долго, другое дело, что подушка безопасности - Нефтяной фонд - тоже ведь не вечная. Ее, по сути, можно использовать один раз, она не многократного пользования. И, забирая из нее деньги сейчас, мы должны понимать, что обделяем тем самым будущие поколения жителей Азербайджана, ничего или почти ничего существенного им не оставляя.

- Очевидно, тогда страна должна как-то, хоть временно, затянуть пояса, то есть отказаться от крупных проектов вроде моста через Бакинскую бухту?

- Конечно, сейчас особо шиковать и рисковать деньгами не стоит, как минимум, пока цены на нефть не поднимутся. Ведь посмотрите - компания BP уже отказалась от участия в проекте транскаспийского нефтепровода.

Скажу больше - будь такие цены на нефть, как сейчас, в период реализации трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, он не был бы построен.

Тут вопрос идет о чистой рентабельности проектов. Те мосты, которые сейчас строятся, понятное дело, будут достроены. Но вкладывать 1 миллиард долларов народных денег в мост через Бакинскую бухту... Насколько это рентабельно при нынешних ценах на нефть? Мне кажется, такие проекты пока можно отложить, потому что нынешние цены на нефть требуют от Азербайджана жить только по средствам.

Тамилла Сенджаплы
Day.Az


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение