Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Что ожидает российско-армянские отношения?

27.10.2008

Автор:

Теги:


Политолог, президент Международной неправительственной организации "Ливадийский клуб" Шатров Игорь Владимирович
 

Шатров Игорь Владимирович

Главным результатом данных переговоров я бы назвал достижение договоренности о проведении в Москве встречи армянского и азербайджанского лидеров по Нагорному Карабаху. Но это только первый шаг. Будем ждать результатов саммита.

Россия, похоже, пообещала азербайджанской стороне серьезные подвижки в деле карабахского урегулирования. Для Армении же и Нагорного Карабаха Россия является гарантом неприменения силы со стороны Азербайджана. Сдвинуть «зависшую» ситуацию с мертвой точки могло бы освобождение оккупированных армянскими войсками азербайджанских районов, пограничных с Нагорным Карабахом. Но это может произойти только в том случае, если Армения убедит в необходимости такого компромисса Степанакерт. Сделать это будет непросто.

Ереван готов к развитию событий в этом направлении. Но готов ли Степанакерт? Ведь и в Ереване, и в Степанакерте прекрасно понимают, что уступчивость может подвигнуть Азербайджан к тому, что он усомнится в способностях Степанакерта отстаивать свои интересы. На фоне наращивания Азербайджаном военной мощи подобные уступки могут быть расценены как признание Степанакертом своей слабости, испуг от одной только воинственной риторики противника. Что, соответственно, способно подвигнуть Баку к силовому решению проблемы. Не удивлюсь, если именно в такой логике строит свою внешнеполитическую стратегию руководство Нагорного Карабаха. А значит, оно ни за что не согласится на подобные предложения. Не уступит и Азербайджан, ведь возвращение Нагорного Карабаха - одно из основных предвыборных обещаний Ильхама Алиева. Остается только пожелать Дмитрию Медведеву проявить чудеса дипломатии и предложить такой вариант, который, придав динамику переговорному процессу, не подтолкнет при этом стороны к силовому сценарию.

На мой взгляд, Россия должна найти аргументы, чтобы убедить Сержа Саргсяна в занятии активной позиции в этом вопросе. Это могут быть, я думаю, в первую очередь, аргументы экономического характера, ведь, как известно, значительная часть армянской экономики находится под контролем российского бизнеса. С другой стороны, и наличие российской военной базы на армянской территории, и другие военные программы, осуществляемые Россией и Арменией, в современной ситуации нужны Армении чуть больше, чем России. Думаю, это тоже могло бы стать серьезным аргументом на переговорах.

Достижение прогресса в деле карабахского урегулирования в итоге сыграет на руку всем заинтересованным сторонам. Алиев сможет показать своему избирателю первый за всю историю конфликта существенный прорыв и фактически быстрое выполнение данных перед выборами обязательств. Саргсян также предъявит себя миру и своему избирателю в качестве миротворца, который сумел найти компромисс. Даже Степанакерт, отложив с помощью подобных уступок окончательное решение проблемы на некоторое, возможно, даже очень длительное время, получит возможности для продолжения политических консультаций. А новая конфигурация, которая возникнет вследствие такого результата переговоров, станет основой для дискуссий уже другого характера. Одно дело, когда переговорщики фиксируют линию раздела по границе, достигнутой войсками в результате боев, то есть когда армия диктует свою волю политикам. Совсем другое, когда армия отходит на позиции, о которых политики договорились за столом переговоров, то есть когда политики диктуют свою волю военным.


Сослаться на этот комментарий
Постоянный адрес этого комментария:
В мой блог или статью: цитата, выдержка, краткая суть...
:
Отправить код на мой е-мэйл.  
Скопируйте код в Вашу статью
 
26.10.2008  
   
 


Заместитель директора информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве, зам. зав. кафедрой истории стран ближнего зарубежья исторического факультета МГУ, заместитель декана исторического факультета МГУ по развитию, кандидат исторических наук, доцент Власов Алексей Викторович
 

Власов Алексей Викторович

 Сложный вопрос. Несомненно, что инициатива Д. Медведева о встрече президентов Азербайджана и Армении на российской территории открывает новый этап в политике РФ на Южном Кавказе. В Баку поговаривают о практически готовом документе, где осталось только поставить подписи высоких договаривающихся сторон. В Ереване эту инициативу комментируют значительно сдержаннее. Но, очевидно, что Кремль пытается диверсифицировать риски, и через участие в решении Нагорно-Карабахского конфликта "застолбить" новый расклад сил, окончательно отправляя режим Саакашвили "за скобки" + сильно ограничивая пространство для маневра Вашингтону. А для этого необходим не только стратегический союз с Арменией, но и более тесные отношения с Баку.

Получится ли выдержать такой сложный баланс между непримиримыми противниками? Сказать сложно. Многое зависит как раз от позиции армянского руководства, которое, в свою очередь, пытается вести многовекторную политику, расширяя контакты с Западом. Поэтому, в настоящий момент - да, Армения стратегический партнер России, но говорить о союзных отношениях, кажется, сильным преувеличением.

Примечательно, что все пугают Россию, мол - если что не так, уйдем к американцам. Какое-то странное понимание партнерских отношений. Это и печалит более всего.


Сослаться на этот комментарий
Постоянный адрес этого комментария:
В мой блог или статью: цитата, выдержка, краткая суть...
:
Отправить код на мой е-мэйл.  
Скопируйте код в Вашу статью
 
26.10.2008  
   
 


Независимый политолог, политический эксперт Рустем Джангужин
  Рустем Джангужин Как можно оценить результаты состоявшихся между президентами России и Армении переговоров? Что было основной темой переговоров - политические или экономические вопросы?

Оценивать результаты предварительных переговоров Дмитрия Медведева и Сержа Саркисяна перед предстоящей трехсторонней встречей, как качественно новый этап в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта было бы преувеличением. Противоборствующие стороны - Армения и Азербайджан - пока не выдвинули сколько-нибудь взаимоприемлемого варианта примирения. Цена вопроса - статус Нагорного Карабаха, перспективы решения которого видится сторонами переговоров диаметрально противоположным. Ильгам Алиев шел на президентские выборы под девизом возвращения Карабаха и аннексированных Арменией территорий Азербайджана и получил от избирателей беспрецедентно высокую поддержку. На фоне политических и социально-экономических проблем, которые стоят сегодня перед населением и государством Азербайджана, эта проблема, несомненно, видится как наиболее приоритетная.

Можно бесконечно много говорить и высказывать предположения по поводу предстоящей встречи, но наиболее уместным представляется озвучить информацию из «первых уст» - из инаугурационной речи Ильхама Алиева, в которой он однозначно заявил, что Нагорный Карабах никогда не получит статус независимого государства. «Никогда, ни сегодня, ни завтра, ни через десять, ни через пятьдесят лет Нагорному Карабаху не будет дана независимость». «Территориальная целостность Азербайджана не является, не была и никогда не будет темой переговоров», - продолжил азербайджанский лидер. - «Укрепляя нашу государственную независимость, мы восстановим нашу территориальную целостность. Нормы международного права на нашей стороне. Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции о выводе армянских Вооруженных сил с оккупированных азербайджанских территорий. Нашу позицию поддерживают различные международные организации», - заявил Алиев.

Залогом решения карабахского вопроса президент Азербайджана считает сильную армию страны: «Создав сильный армейский потенциал, мы приблизим урегулирование карабахской проблемы», - подчеркнул глава государства. По словам президента, в предстоящие годы строительство армии, в том числе укрепление ее материально-технической базы, будет продолжаться высокими темпами: «Если в 2003 году на оборонные цели было направлено $163 миллиона, то в 2008 году эти средства возросли до $1,85 миллиарда», - отметил Алиев, подчеркнув, что в 2009-м и последующих годах расходы на армию будут расти.

Пафос и контент высказываний президента Азербайджана показывает, что урегулирование карабахской проблемы видится азербайджанской стороной через создание сильного армейского потенциала. Но примет ли подобную аргументацию армянская сторона? А если даже допустить, что примет (хотя это исключено, поскольку все президенты независимой Армении выигрывали выборы под лозунгами независимости Нагорного Карабаха), то согласится ли на это Нагорный Карабах, ставший за годы своей, пусть и нелегитимной независимости, вполне сформировавшимся политическим субъектом.

Учитывая сказанное, можно ли говорить о том, что переговоры в трехстороннем формате могут пройти конструктивно? Увы! Нет!..

Является ли Армения стратегическим партнером России? Какие совместные экономические проекты могли бы быть перспективны для наших стран? Как развивается наше политическое сотрудничество - в рамках ОДКБ и других геополитических проектов?

Россия позиционирует себя в статусе игрока макро-геополитического масштаба, а потому Армения представляется для России стратегически важным форпостом для контроля над Каспийско-Черноморским бассейном и, соответственно, над Северным, Центральным и Южным Кавказом. Более того, фактор Армении обеспечивает России возможность контроля по маршрутам ТРАСЕКО, соединяющих страны Юго-Восточной Азии с Европой и Ближним Востоком. Что касается совместных российско-армянских экономических проектов, то они, из-за отсутствия непосредственных транспортных связей (кроме авиационных) неоправданно затратны, а значит и бесперспективны.
Все предыдущие годы Россия предпочитала (хотя и не публично) поддерживать в затянувшемся азербайджано-армянском конфликте армянскую сторону. В сегодняшней ситуации, учитывая возросший политический экономический и военный вес нынешнего Азербайджана, Россия стоит перед непреодолимой задачей, хоть как-то смикшировать решительные заявления Азербайджана о реванше. Как мне кажется, сегодня задача смягчить возникшую ситуацию и направить ее в нужное для себя русло, для России неразрешима.

Президент Грузии Михаил Саакашвили предостерег Армению и Азербайджан от российского посредничества в нагорно-карабахском вопросе. Что стоит за его заявлением? Стоит ли ожидать существенных подвижек в решении проблемы Нагорного Карабаха от обещанного посредничества России?

А что? Кому-нибудь известен грузинский рецепт урегулирования азербайджано-армянского конфликта? Можно, разумеется, допустить, что таковой все же существует, но произносился он все эти годы как-то шепотом, келейно. Так что грузинские советы остались не услышанными ни для кого. Если бы М.Саакашвили предложил конфликтующим сторонам приемлемый алгоритм преодоления нарастающего кризиса, то им можно было бы порекомендовать встретиться и перетолковать, по-соседски, «без галстуков», распить рог доброго грузинского вина, закусив дымящимися шашлыками и долмой. Но у Саакашвили никаких дельных предложений не имеется, а потому, в возникшей ситуации, его инвективы по отношению к России попросту неуместны, если не сказать хуже.

Что касается позиции России, то и она не может предложить сторонам конфликта что-либо приемлемое.

Исходя из сказанного, можно, со значительной долей уверенности, говорить, что предстоящие переговоры пройдут в режиме протокольной встречи, которая ничего не решит и никого ни к чему не обяжет.
Сослаться на этот комментарий
Постоянный адрес этого комментария:
В мой блог или статью: цитата, выдержка, краткая суть...
:
Отправить код на мой е-мэйл.  
Скопируйте код в Вашу статью
 
25.10.2008  
   
 


Эксперт Центра политического анализа "Стратагема" (Киев) Дмитрий Тымчук
 

Дмитрий Тымчук

Безо всякого сомнения, участие России в разрешении нагорно-карабахского конфликта лишь усложнит взаимоотношения между Арменией и Азербайджаном. Баку находится на грани неадекватных действий, о чем свидетельствуют события первой половины 2008 года. Так, Азербайджаном декларативно было поставлено под сомнение сотрудничество с США, прежде всего в сфере противостояния международному терроризму, проводившемуся до этого весьма активно, лишь на основании уличения Вашингтона в лояльности к Еревану.

В частности, проблема состоит в том, что США, при всей поддержке Азербайджана как своего регионального союзника, весьма осторожно относится к признанию Нагорного Карабаха как однозначно азербайджанской территории. Эту ситуацию легко объяснить: армянская диаспора в Соединенных Штатах (как и на Западе вообще) слишком многочисленна и имеет слишком серьезный вес, чтобы Белый дом мог, игнорируя ее,

беспрекословно поддерживать Азербайджан. Включение в игру такого мощного игрока, как Россия, на стороне Армении, резко обостряет ситуацию.

Если бы речь шла о полной американской поддержке Баку, то этот шаг был бы правильным и, при открытии еще одного фронта противостояния России и Запада, все же способствовал некоему балансу сил в регионе, предохраняя от обострения конфликта. Но в данной ситуации именно позиция США, как бы не критиковали сам Белый дом в Кремле, ограждает регион от активных действий Баку. Вмешательство России меняет все, загоняя Азербайджан в тупик.

Баку в таком случае остается поставить Вашингтон перед выбором: либо поддержать своего важнейшего союзника в геостратегически важном Кавказском регионе, либо лишиться его в угоду армянской диаспоре в Америке (а значит, помимо регионального «представительства», потерять и его поддержку в некоторых важных для США инициативах - например, операции в Ираке). Выбор, как видим, неравнозначный. Потому в лучшем случае США сделают ставку на политическую поддержку Баку против российской поддержки Еревана, что уж никак не будет способствовать разрешению нагорно-карабахского конфликта, а только наоборот. Либо, в худшем случае, изменение расклада сил вызовет переход конфликта снова в активную фазу. То есть очередная «замерзшая точка конфликта» перерастет в самую обычную настоящую войну.


Сослаться на этот комментарий
Постоянный адрес этого комментария:
В мой блог или статью: цитата, выдержка, краткая суть...
:
Отправить код на мой е-мэйл.  
Скопируйте код в Вашу статью
 
25.10.2008  
   
 


Эксперт по внешней политике Центра политической конъюнктуры России Войко Евгения Викторовна
 

Войко Евгения Викторовна

Принципиальным моментом следует считать пересмотр российским руководством своей политики в СНГ после кавказских событий августа 2008 года. Пятидневная война не привела, вопреки ожиданиям ряда западных идеологов, к деконсолидации постсоветского пространства, а даже наоборот, подвигла ряд стран к более тесным контактам с Москвой. А выход Грузии из СНГ - вполне ожидаемое событие, не оказавшее какого-либо воздействия на Содружество (например, грузинскому примеру не последовала Украина, несмотря на антироссийский настрой республиканских элит).

В этом контексте отношения с Арменией как с союзником России по СНГ и ОДКБ приобретают особый смысл. Во-первых, Россия дала понять, что не собирается менять формат диалога, несмотря на нейтральную позицию Еревана в кавказском конфликте. Во многом это обусловлено готовностью республики и далее декларировать стратегическое партнерство с Москвой. Допустимо, что легким наказанием за такую сдержанность станет сближение России и Азербайджана, однако оно не будет носить критический для Еревана характер (хотя бы в силу того, что Армения - единственная закавказская республика, где дислоцирована российская военная база).

Во-вторых, не будет носить антироссийский характер и наметившийся крен армянского руководства на Запад. Случай с Арменией принципиально отличается от грузинского и украинского сюжетов. Здесь сами элиты готовы оптимизировать диалог с западными партнерами, поскольку опасаются роста влияния оппозиции. Судя по перманентной активности сторонников Тер-Петросяна, антиправительственные митинги получают стабильное финансирование, вследствие чего опасность «революционного сценария» в Армении пока не устранена. И Ереван, по всей видимости, в качестве механизма минимизации «цветной угрозы» рассматривает превентивный удар - то есть сам инициирует сближение с евроатлантическими структурами.


Сослаться на этот комментарий
Постоянный адрес этого комментария:
В мой блог или статью: цитата, выдержка, краткая суть...
:
Отправить код на мой е-мэйл.  
Скопируйте код в Вашу статью
 
24.10.2008  
   
 


Аналитик-обозреватель армянского информационного агентства PanARMENIAN.Net Карине Тер-Саакян
 

Карине Тер-Саакян

Армяно-российские отношения принято называть образцово-показательными и недавний визит президента РФ Дмитрия Медведева в Ереван должен был это подтвердить. В принципе, отношения нормальные - и Россия и Армения нужны друг другу, только нужность эта не всегда равноценна, а подчас и невыгодна одной из сторон. Что касается России, то тут почти все ясно: с утратой Армении, РФ потеряет последний плацдарм на Южном Кавказе, который не сможет заменить никто, даже Азербайджан. Для Армении - это сворачивание военного присутствия в лице 102-й военной базы в Гюмри, которая до нормализации армяно-турецких отношений необходима Еревану для защиты границы.

Словом, нужда заставляет. Большинство российских политиков выражают свое мнение об Армении одной фразой: «Никуда они не денутся». Такое заявление в сложившейся новой геополитической ситуации на Кавказе после августа 2008 года может быть расценено как выдавание желаемого за действительное. На самом деле Армении есть куда деваться: это США, ЕС, в конце концов, Турция, с которой худо-бедно, но начался диалог. Есть еще один нюанс: у армян очень хорошая историческая память. Они прекрасно помнят, чем обернулась дружба с Россией в годы Первой мировой войны и после Октябрьской революции 1917 года. От Армении осталось 29 тысяч кв.км, и никто не поручится, что при некотором стечении обстоятельств Россия может подписать второй Московский договор. Это становится очевидно в свете развития отношений с Турцией и изменений в регионе.

Естественно, просто так РФ из региона не уйдет, но Армения может оказаться в проигрыше. Однако пока отношения нормальные. Правда, если не верить восторженным откликам на визит Медведева.


Сослаться на этот комментарий
Постоянный адрес этого комментария:
В мой блог или статью: цитата, выдержка, краткая суть...
:
Отправить код на мой е-мэйл.  
Скопируйте код в Вашу статью
 
24.10.2008  
   
 


Директор политических программ Совета по внешней и оборонной политике, Директор Фонда "Центр политических исследований и консалтинга" Федоров Андрей Владимирович
  Федоров Андрей Владимирович У России нет иного политического выхода кроме как развивать сотрудничество с Арменией, тем более что оно базируется на серьезных исторических корнях. Могу сказать, что среди всех стран региона отношение к России наиболее позитивное в Армении. Но речь должна идти именно о партнерстве и сотрудничестве, а не о стремлении использовать ее в наших текущих политических интересах. Положение Армении таково, что она должна иметь хорошие отношения по всем векторам. Что же касается Нагорного Карабаха, то я бы не рассчитывал на возможность какого-то прорыва с помощью России. Проблема настолько застарелая и сложная, что какое-либо быстрое решение найти просто невозможно. В конечном счете может быть лучше оставить этот конфликт в нынешнем замороженном состоянии, а реальное решение отложить на будущее. Тем более, что оно в любом случае без России не может быть юридически оформлено.
www.kommentarii.ru -

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение