Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юлия Якушева: Китай набирает оборты. Москва и Астана явно нервничают.

19.10.2008

Автор:

Теги:

Китай набирает обороты. Кто выигрывает?

Сегодня вряд ли кто-то станет спорить с очевидным: после августовских событий в Южной Осетии мир стал другим. И дело не только в том, что одно «маленькое, но очень гордое» государство поссорило двух больших мировых игроков, в одночасье превратив все представления о стабильном однополярном мире в иллюзию. Главное в том, что Россия предстала перед всем мировым сообществом в совершенно неожиданном свете: сильным и непредсказуемым государством. Судя по реакции на события, особенно сильно это открытие поразило ближайших партнеров Москвы - постсоветские государства. Военное вмешательство России в грузино-югоосетинский конфликт, если не испугало, то, по крайней мере, насторожило и Запад, и Восток.

Медлительность в оценке происходящего и затягивание с оказанием однозначной поддержки России, продемонстрированные абсолютным большинством постсоветских лидеров, в значительной степени и явились следствием того парализующего влияния, которое оказали на них действия российской стороны в конфликте. Опасность в перспективе оказаться в той же ситуации, что и Грузия, на тот момент еще партнер по СНГ, не могла не спровоцировать в бывших советских республиках роста настороженности. Логика постсоветских политических элит, впрочем, не озвученная открыто, проста: кто может гарантировать, что, однажды перейдя границу, Россия не сделает этого снова? Совершенно оправданным в такой ситуации становится поиск альтернативной силы, для создания противовеса возросшего влияния России на постсоветском пространстве. В центрально-азиатском регионе такой противовес уже существует - это Китай, никогда не скрывавший своей заинтересованности в регионе, и в то же время никогда не входивший в острые противоречия с Москвой на этой территории. Сохранится ли существующий баланс сил? Как повлияла сложившаяся после августа 2008 года внешнеполитическая ситуация на позиции России в Центральной Азии, и что уже предпринял и еще предпримет Пекин для усиления собственного влияния в регионе?

Ни для кого не секрет, что основным инструментом политического и экономического влияния Китая в стратегически важном для него центрально-азиатском регионе является Шанхайская Организация Сотрудничества. «Поднебесная», безусловно заинтересована в эффективности и дееспособности организации. Отчасти поэтому Китай сделал все, чтобы позиция глав-государств ШОС на Саммите в Бишкеке 28 августа в отношении югоосетинского конфликта была единогласной и не разобщила, а наоборот способствовала бы сплочению участников организации. Основной проблемой ШОС является отсутствие четкого содержательного ядра, отчего организация носит несколько аморфный характер. На данный момент Китай не идет на обострение противоречий с Москвой, хотя и предпринимает определенные действия с целью усиления в ШОС экономической составляющей.

Обращает на себя внимание тот факт, что на протяжении всего конфликта Китай придерживался весьма взвешенной позиции, не занимая ни чью сторону и призывая решить проблему путем «переговоров и консультаций». Конечно, отчасти столь осторожная позиция объясняется наличием у Китая собственных внутренних проблем, а также нежеланием вступать в открытые противоречия с США. С другой стороны, Китаю выгоден разрастающийся конфликт России с Западом, хотя бы с точки зрения заинтересованности в российских энергоресурсах, которые в случае разрыва отношений Москвы с западным миром, пойдут на удовлетворение все более возрастающих потребностей китайской экономики. По-видимому, правительство КНР продолжает следовать принципу, завещанному Дэном Сяопином: «Ждать своего времени и копить силы». И этот принцип оправдывает себя. Пока «двое тигров дерутся», китайская политическая элита предпочитает прятать свои амбиции до поры до времени, извлекая из борьбы России и США политические и экономические дивиденды.

Так, за последние несколько лет значительно возрос товарооборот между странами Центральной Азии и КНР. Китай, в отличие от России, вкладывает огромные инвестиции в ценральноазиатские экономики и осуществляет экономическое сотрудничество с этими странами на сверхльготных для них условиях. В итоге, например, торговля Киргизии с КНР составляет около 80% от всего внешнеторгового оборота страны. Ярким подтверждением вышесказанного может стать и пример Туркменистана, где, согласно официальным данным, китайские компании реализуют сегодня более 49 инвестиционных проектов. А в сентябре 2008 года между «Туркменгаз» и «Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC)» было подписано соглашение об увеличении ежегодных поставок природного газа в Китай с 30 до 40 млрд. кубометров.

Казалось бы, сложившаяся ситуация в перспективе может грозить России потерей экономического влияния в Центральной Азии, однако нельзя сбрасывать со счетов позиции самих центральноазиатских государств, некоторые из которых в полный голос заявляют о приоритетности соблюдения их собственных национальных интересов.

Так, следует ожидать, что Казахстан и Узбекистан не станут сторониться Москвы ни сейчас, ни в ближайшем будущем. Экономика Казахстана в значительной степени интегрирована в мировую экономическую систему, и страна заинтересована в развитии экономических связей и с Китаем, и с Россией. Однако стремление Пекина расширить свое экономическое присутствие в Центральной Азии ставит под очевидный удар экономику Казахстана, не способную выдержать наплыва дешевой китайский продукции на казахстанский внутренний рынок. В связи с этим абсолютно обоснованным выглядит стремление Казахстана ограничивать внешнеэкономические связи с Китаем, какие бы выгоды они ни сулили. В реальности это стремление вылилось в решение о включении Казахстана в таможенный союз во главе с Россией, которое было достигнуто во время проведения последних саммитов СНГ и ЕврАзЭС в октябре.

Узбекистан же, постепенно избавляясь от «синдрома Андижана» также строит и развивает внешнеэкономические связи с разными партнерами в Европе и Азии. И, несмотря на усиление экономического влияния Китая в этой стране, Москве удалось договориться с Ташкентом о строительстве нового транзитного газопровода по территории Узбекистана.

При этом важно заметить, что сегодня Россия в деле укрепления своих позиций идет по пути налаживания преимущественно двусторонних контактов с постсоветскими странами. Правильность выбранного пути продемонстрировал саммит СНГ 10 октября, который в очередной раз показал неэффективность организации в решении целого ряда вопросов.

Говоря о ШОС, следует заметить, что многие называют это объединение инструментом столь важного для Китая энергетического влияния в регионе. Благодаря в значительной степени этому «инструменту», КНР удается реализовывать свои экономические потребности в Центральной Азии, однако заставить организацию отказаться от «тактики двух колес» - экономики и безопасности - в пользу только экономической составляющей, Китаю вряд ли удастся. Во-первых, этому воспротивится Россия, уже восстанавливающая свое влияние в регионе после событий в Южной Осетии, и не собирающаяся терять свои позиции в ШОС. Во-вторых, сами государства Центральной Азии, большинство из которых, следуя политике многовекторности, в ближайшем будущем не будут заинтересованы в значительном усилении Китая на своих территориях. И России, и Китаю следует понять: дружба дружбой, а национальные интересы превыше всего. И в выигрыше останется тот, кто, расширяя свое присутствие в регионе, эти интересы сможет соблюсти.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение