Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Послесловие к саммиту СНГ в Бишкеке: возможна ли перспективная региональная организация.

16.10.2008

Автор:

Теги:
 

Послесловие к саммиту СНГ в Бишкеке: возможна ли перспективная региональная организация.

 

Состоявшийся саммит СНГ и ЕврАзЭС в Бишкеке прошел дежурным и прогнозируемым образом. По понятной причине высокий форум не посетили два соратника -- президенты Украины и Грузии -- для которых эта организация оказалась «заказанной», впрочем, после российско-грузинской войны она им совсем не близка. По уважительной причине, в связи с подготовкой к президентским выборам, встречу пропустил Ильхам Алиев. Между тем, организация, на похоронах которой отплясали не одну джигу, скромно живет и в меру слабых сил действует. Президенты с серьезными лицами в рабочей обстановке наметили дальнейшие планы постсоветского общежития.

 

Давайте попробуем исходить из того, что СНГ вполне нормальный в наших реалиях многосторонний форум с признаками интеграционной повестки. Как говориться «на безрыбье и рак рыба». Если вдуматься, то пессимизм оценок СНГ связан с неким пиар обстоятельством. С одной стороны, долгие годы раздражала весьма радужная риторика чиновников и дипломатов, старавшихся бежать впереди реальных процессов и убеждать своих граждан в скором возвращении «единого пространства». С другой, наши собственные, слишком завышенные ожидания, относительно интеграционных возможностей этой структуры. Магия еврообъединения, свидетелями которого мы являлись в 1990-е, сыграла свою роль. Словно желая приблизить этот момент, великое множество тезисов и теорий было озвучено в пользу возможности осуществления именно такой модели. Однако кто сказал, что на постимперском пространстве северной Евразии возможна европейская модель?

 

Дочь СССР, мать ЕврАзЭС.

 

Рассмотрим СНГ в качестве комплексной транзитной организации, поддерживающей общий контур постсоветского пространства и создающей условия для возникновения и роста интеграционных связей нового типа.

Конечно не обойти общепризнанную формулу СНГ, введенную Путиным, которая говорит нам о том, что СНГ, по сути, создавалось для цивилизованной утилизации советского геополитического наследства - мягкого «разбега» новых национальных государств. Именно в формате СНГ удалось не только купировать острые фазы грузино-абхазского и осетинского конфликтов, но и не позволить разгореться другим. Удалось сохранить безвизовое пространство на большей части бывшего СССР, сохранить фактически свободный рынок трудовых ресурсов. Удалось поддержать общие транспортные связи и минимизировать таможенные барьеры (до сих пор действует режим освобождения от таможенного НДС на товары производителей внутри СНГ). Гарантировать социальные гарантии пенсионерам, проработавшим свою жизнь в ныне суверенных странах, также стало возможным благодаря формату СНГ.

 

Поэтому, когда мы видим, что большая часть из сотен документов организации практически не реализуется, не стоит забывать, что работа, по сохранению и поддержанию части нормативных и институциональных свойств некогда единого пространства, в какой-то степени выполнена. Даже принципиальные антагонисты СНГ не готовы быстро расстаться с позитивными свойствами этой структуры: вспомним долгие дебаты по этой теме в довоенной Грузии.

 

При всей разнородности и конфликтности пространства СНГ, наличия внутри него нескольких диаметральных организаций (ГУАМ, ОДКБ), сам институт СНГ в меру сил позволяет сдерживать центробежные вихри и компенсировать кризисы. Традиционно формат СНГ позволяет встречаться за одним столом президентам воюющих Армении и Азербайджана, встречаться лидерам Центральной Азии, также имеющим значительные региональные трения. К примеру, на бишкекском саммите, Узбекистан наконец-то разрешил транзит через свою территорию туркменской электроэнергии в соседний Таджикистан. Реализация подписанного в Ашхабаде межправительственного таджикско-туркменского соглашения о перетоке в зимний период 1,3 млрд кВтч электроэнергии в Таджикистан была под угрозой срыва из-за несогласованности ряда вопросов между таджикской и узбекской сторонами. СНГ как раз та площадка, где по мере сил удается решать такие вопросы. Очевидно, что ни ОБСЕ, ни НАТО, с их амбициями, не готовы стать подобной «беседкой» для встреч и заниматься такими «примитивными» вопросами.

 

Содружество стало также клубом «суверенных демократий» постсоветского пространства. Где еще можно встретиться президентам, угнетаемым западными мониторингами? Организация позволила вырабатывать общие оценки относительно внешнего влияния на постсоветские режимы власти: Казахстан, Россия, Белоруссия, в свое время выступили с совместным заявлением относительно необходимости реформы структур ОБСЕ, в частности Бюро по правам человека. В дальнейшем к их призыву присоединились и другие суверены.

 

Естественно-монопольный форум.

 

Содружество также можно трактовать как своеобразную политическую сеть, внутри которой фиксируются и развиваются структуры с более динамичной и конкретной повесткой. Ряд проблем гуманитарного развития и безопасности, которые «обкатались» на площадке СНГ, с учетом выявленных трудностей получили импульс к развитию в повестках других организаций. Речь идет не только о ЕврАзЭС и ОДКБ, трудный опыт СНГ стал уроком для ШОС и такой региональной инициативы как СВМДА.

 

Таким образом, мы получим картину регионального форума, который, во-первых, несет очищенный от «советского» багаж социально-политического единства значительной части Евразии и транслирует определенные содержательные элементы, как будущим, так и ныне действующим интеграционным проектам.

 

Посмотрим на четыре интегрированных пространства, которые развиваются в рамках СНГ: гуманитарное, экономическое, транспортно-транзитное, и пространство безопасности. Во многом, Россия по всем четырем является ядром притяжения. Но нельзя считать российскую монополию на идею интеграции - абсолютной.

 

Свободное транспортно-транзитное пространство, организованное в рамках СНГ критически необходимо всем участникам. Но в тоже время очень непросто сблизить интересы десятка национальных компаний, прийти к единым тарифам, синхронизировать таможенное регулирование, и ограничить давления естественных монополий. Бишкеский саммит продолжил согласование плана действий по формированию Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, которым предусмотрена разработка 69 проектов документов (17 должны быть приняты в текущем году). Казахстан и Белоруссия уже ратифицировали договор о создании единой таможенной территории, который был подписан на заседании межгосударственного совета ЕврАзЭС в прошлом году. В дни саммита российский парламент оперативно ратифицировал подписанный пакет соглашений, и теперь можно говорить о создании ядра будущего экономического союза.

 

Экономика СНГ развивается преимущественно за счет транзита и экспорта сырья. Однако, завтрашний день -- это рост несырьевого сектора производства. Он возможен, опять же, (мы об этом писали в предыдущих номерах) в рамках экономического пространства тройки лидеров ЕврАзЭС.

 

В гуманитарном плане естественно доминирование России, в смысле позиций русского языка. Очевидно и наличие ментального единства, связанного с общим наследием в составе единой имперской и социалистической системы. Отсюда многие трудности и кризисы. Для Москвы не остается незамеченным, когда в процессе национального идеологического строительства, происходит жесткий пересмотр общего наследия, черное становиться белым, а национальная идентичность нового государства строиться на антироссийских стереотипах.

 

Либо такая «интеграция», либо никакой.

 

В блоке вопросов безопасности интересы Россия полностью совпадают с национальными интересами партнеров. Координация в безопасности призвана не только готовить к решению возможных военных конфликтов, но и решать актуальные, например, проблему наркотрафика, весьма остро стоящую перед всеми участниками СНГ. На прошлой неделе парламент Казахстана ратифицировал соглашение о миротворческой деятельности ОДКБ, подписанное в Душанбе 6 октября 2007 года. Для участия в коллективных миротворческих силах Казахстану предстоит поддерживать не менее одной тысячи военнослужащих в режиме совместимом с подобными российскими частями. При этом, мы скорее имеем опыт отказа Астаны от участия в миротворческих операциях предпринимаемых Россией в рамках СНГ: вспомним формат ССК в грузино-осетинском конфликте. С другой стороны, сотрудничество Казахстана с НАТО в вопросе интеграции продвинулось не дальше, даже с учетом участия в разминировании Ирака и совместных учениях «Степной Орел».

 

Подытоживая, мы приходим к выводу о необходимости существования подобной организации типа СНГ, поддерживающей развитие интеграционных инициатив. Другим организациям до этого нет дела. Более того, речь может идти о возникновении некой новой геополитической реальности. Не будем забывать, что в ситуации кризиса глобальной международной системы именно средние региональные организации способы вводить новые правила и повестку, в том числе, и для глобального контекста.

 

Но, прямо скажем, вряд ли нам стоит ожидать возникновение нового Единства на подобие современного европейского. Не реализовав все преимущества национального государства, партнеры России, да и сама Россия не сможет отказаться от части собственного суверенитета в пользу будущего единого целого. Но при наличии совпадения политических взглядов и понимания необходимости этого единства, мы можем к нему стремиться. На пути к этому, такие локомотивы интеграционных процессов как Россия и Казахстан могут строить не менее прочные взаимовыгодные союзы, чем США и Канады. А это совсем не плохая перспектива стабилизации для будущей интеграции, выгодная всем, и более мелким субъектам постсоветского пространства.

 

Как говорится, другой интеграционной организации у меня для вас нет, и вероятно не будет. Не даром Курманбек Бакиев, хозяин нынешнего саммита, призвал киргизских чиновников не медлить с реализацией договоренностей о сотрудничестве с Россией в рамках ЕврАзЭС и СНГ. А президент Воронин, его сменщик будет принимать саммит СНГ в Молдове в 2009 году, словно желая польстить СНГ, специально подчеркнул, что за все годы участия Молдовы в альтернативном Содружеству проекте ГУАМ, там не был реализован ни один проект, именно поэтому Молдова приостановила свое участие там и осталось в структуре СНГ.

 

Так что после 17 лет, для кого-то коматозного, существования этой организации у нее неплохой цвет лица и есть моторика. Но сможет ли СНГ пережить глобальный экономический кризис? Посмотрим. Однако этот вопрос равно адресован всем другим глобальным и региональным организациям.

 

Опубликованно в газете "Республика"


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение