Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Н. Назаров: Роль политической элиты в развитии национального самосознания узбеков (на примере деятельности Ибрагимбека и Абдурашида Дустума)

10.10.2008

Автор:

Теги:

Завершилась работа над очередными совместными изданиями российских и узбекских ученых - "Россия-Узбекистан: история, культура, современность". В ноябре выйдут в свет два номера сборника, выпускаемого совместно с Обществом историков Узбекистана и, первый из них, обращается к теме совместной истории наших народов на рубеже эпох - XiX-XX вв.

 

************************************************************************************ 

Насриддин Назаров, доктор политических наук,

Политическая элита в качестве народного лидера, занимая важное место в социальных процессах, также как феномен, выражающий надежды и чаяния народа, является его покровителем в определённый социально-исторический период, наряду с этим, то или иное развитие процессов непосредственно зависит от уровня лидерской способности политической элиты. Также, развитие национального самосознания тесно связано с гуманистической деятельностью политической элиты.
В процессе исторического развития, представители узбекского этноса, проживая на территории современных государств Центральной Азии, всегда поддерживали мирные дружеские отношения со всеми народами данного региона. Это объясняется с одной стороны, традиционными принципами терпимости, великодушия и толерантности в характере узбекского народа и с другой стороны, наличием воли и способностей национальных лидеров, нести ответственность за мирное существование и развитие своих народов.
Этносоциальный прогресс каждой нации в том числе зависит от чувства ответственности за судьбу представителей своей нации, проживающих за пределами своей национальной государственности. Президент Узбекистана И.А.Каримов отмечает:"Единство любой нации, в том числе узбекской, подразумевает её тесные взаимоотношения со своими этническими братьями, проживающими в других суверенных государствах, в том числе и в странах Центральной Азии".[1] При этом важное значение в развитие этноса как нации имеет ее взаимопомощь, взаимовлияние и сотрудничество с соседними нациями и народностями живущими рядом.
После взятия Бухары войсками М. Фрунзе,когда последний эмир Саид Алимхан перебрался в Афганистан, руководителем освободительного движения в Восточной Бухары стал Мухаммед Ибрагимбек (1889 - 1932) и в качестве политического лидера он завоевал высокое уважение и авторитет среди населения региона. Этот фактор лидера сыграл не только важную роль в организации сопротивления красной армии, но и в обеспечении национального единства и взаимовыручки в Бухарском эмирате, а также предопределило приоритетность этого фактора в развитии национального самосознания среди представителей узбекской нации в Восточной Бухаре.
Стремительная эпоха 20-х годов, выдвинула на первый план людей сильных, одержимых. Храбрость и рвение, харизма, чувство ответственности за судьбу народа, за свободу Родины, призвали Ибрагимбека к героизму, а военно-тактическое мастерство дало повод прозвать его "Бонапартом из Локая", "Бонапартом Востока".[2]

Вокруг него собрались авторитетные представители кланов, десятки тысяч джигитов, которые выступивших на «священную» войну против «красных захватчиков». В облике Ибрагимбека эта борьба превратилась в национально-освободительное движение в Восточной Бухаре, а сам Ибрагимбек - в главнокомандующего военными отрядами мусульман региона, привлекая этим к себе внимание всех близлежащих и заинтересованных государств.[3]

Почитание Ибрагимбека эмиром Саидом Алимханом свидетельсвуют его официальные дворцовые эпитеты "Мулла, бек, бий, девонбеги, лашкабоши, тупчибоши, газий", Ибрагимбек действительно был признан как достойный представитель политической элиты данного исторического периода.[4]
Выход Ибрагимбека на военно-политическую арену и его ряд значительных побед, в частности, освобождение от красной армии 22 сентября 1921 году города Душанбе, установление своей резиденции в Хазрати Мавлоно (сентябрь - октябрь 1921 года), повысило его авторитет среди населения и укрепило его политический статус как военачальника.

После гибели одного из руководителей повстанческого движения в Средней Азии Энвер Паши (1922 г.) начался разброд и шатания среди партизанских отрядов региона.[5] В этой непростой, сложной ситуации Ибрагимбек взял руководство в свои руки, переформировал военные отряды, объединил и собрал многочисленное войско из рядов населения, завоевав авторитет как народного лидера.
Ибрагимбек смог преодолеть разрозненность и внутренние конфликты среди полевых командиров («курбаши»), объединил их под единым флагом и идеей освобождения, усилил патриотическую работу, тем самым, своими усилиями сумел повысить самосознание и мотивацию местного населения к продолжению борьбы.

Однако, сильный идеологический аппарат, военные навыки и технические возможности красной армии, а также переход большей части коренного населения в Афганистан, в результате засухи в 1924-25 годах, привели к поражению армии Ибрагимбека. 21 июня 1926 года Ибрагимбек вынужден перейти в Афганистан через пограничный участок Чубек. Он прожил в Кабуле в крепости Калъаи Фоту до востания в Джалалабаде Бачаи Сако против афганского эмира Амануллахана (1929 г.).
В январе 1929 году Бачаи Сако, этнический таджик, завоевал кабулский трон.[6] Амануллахан скрывается в пуштунском Кандагаре. Бачаи Сако провозглашается правителем страны под своим настоящим именем Хабибуллахан.
Однако, при военно-технической поддержки советского правительства Амануллахан нанес несколько поражений силам Бачаи Сакао на севере Афганистана.

По просьбе Бачаи Сакао и по указанию бывшего эмира Бухары Саида Алимхана, Ибрагимбек начинает формирование узбекских отрядов (в основном из эмигрантов).
В конце апреля 1929 года Ибрагимбек приезжает на север и начинает организацию вооруженных групп из лакайских джигитов, находящихся в иммиграции. Он созывает совет туркмен, кунгратов и лакайцев севера Афганистана где принимается решение оказать военную помощь силам Бачаи Сакао (Хабибуллахана).

В результате агитационных мероприятий, формируются боевые отряды в основном из эмигрантов узбеков, имеющих опыт военных действий против красной армии, которые принимают активное участие в боях за Хабибуллахана.[7]

В октябре 1929 года в Кабуле, Хабибуллахан свергнут с трона и его место занимает Надиршах (этнический пуштун).

Учитывая авторитет и лидерские качества Ибрагимбека, Надиршах привлекает его к себе и назначает заместителем валия (правителя) Мазари Шарифа. Цель этой политической уступки: урегулирование ситуации в стране и прекращение военных действий на севере Афганистана. Однако, ближайшее окружение Надиршаха, состоящая из этнических пуштун, не доверяли Ибрагимбеку. Они считали что:

1. Если Ибрагимбек займёт пост, он может объединить узбекское, таджикское, туркменское население вокруг себя и создать независимое государство;
2. Если правительство СССР узнаёт о его назначении, отношения с великой северной страной могут ухудшиться. Под видом борьбы против Ибрагимбека большевики могут ворваться в Афганистан и в результате, афганцев может постигнуть участь, Бухарского эмирата и Хивинского ханства (1920 г.).
В результате таких аргументов, Надиршах отменяет свой приказ. Между отрядами Ибрагимбека и войсками Надиршаха начинаются вооруженные столкновения, которые нашли свое место в афганской историографии как война «Ибрагимбека Локая».[8]

После ряда удачных побед, желающих объединиться под знаменем «Бонапарта из Локая», становится все больше. В результате, местные узбеки, таджики и туркмены, живущие в Ханабаде, Рустаке, Таликане, Айбеке, Имам Сахибе, Мазари Шарифе, Бадахшане оказали большую поддержку отрядам Ибрагимбека, укрепив идею создания независимого государства северного Афганистана. Особенно поддержали эту идею представители узбекских родов «катаган» в лице Муллы Абдушукура и Каракул Карнейла из Таликана. Они обеспечили армию Ибрагимбека тысячами конных джигитов и оружием. К ним присоединилось и население отдаленных от военных действий мест. В частности, только в конце июля 1930 года под предводительством лидера Чари Кал, были мобилизованы более ста местных узбеков с окрестных районов Давлатабада.
Не смотря на то, что афганские войска количественно и по оружие превосходили армию Ибрагимбека, они потерпели ряд военных неудач и понесли большие потери. В результате, силы Ибрагимбека стали абсолютными хозяевами большой части Катагана-Бадахшанского региона Афганистана и установили свои местные органы власти.

В тот период узбекские иммигранты были расположены в следующих регионах Афганистана :
1. Узбекские роды кунграт - в Мазари Шарифе, Актепе, Гуртепе, Жанарик и в Чардаре, они составляли полторы тысячи хозяйств, их лидеры Утанбек и Палванходжа;
2. Лакайцы - в Чале, Банги и Сиёбе. Лидер - Дамулла Эгамберди;
3. Дурменцы - в Айлабаде и Калъаи Золе. Лидер - Мулла Туракул.
4. Кулябские карлуки - в Рустаке. Лидер - Абдукадыр токсабо.
5. Катаганцы - в Ходжа Илгаре, вблизи Ханабада и Таликане. Лидеры - Сахибназар эшикбаши и Сафармет токсаба. В Таликане - Кучер токсаба и Усер мирахур.
В результате военно-политической деятельности Ибрагимбека на севере Афганистана, его признали лидером не только узбеки, находящиеся в иммиграции, но и объединивщиеся вокруг него местные узбеки и таджики. Они надеялись на защиту Ибрагимбека от постоянных набегов пуштунских племён. Коренные узбеки и таджики Афганистана отправили в распоряжение Ибрагимбека двадцать пять курбашей и сотни джигитов. Вот некоторые местные сподвижники Ибрагимбека:
1. Мулла Имамкул - из катаганцев, Ишкамиша, имел 400 джигитов;
2. Рустам батыр - из могалского рода узбеков Таликана, имел 400 джигитов;
3. Арзикул - из рода кангли узбеков, из региона Мазари Шариф, имел 300 джигитов;
4. Мулла Латиф - из катаганцев Джибирбулака, имел 200 джигитов;
5. Мулла Султан - из катаганцев, Сията, имел 150 джигитов;
6. Шакул Ходжа - таджик, из Чулула, имел 100 джигитов;
7. Мулла Абдусамет - катаганец, имел 100 джигитов;
8. Халмамет - катаганец, из Таликана, имел 100 джигитов;
9. Мулла Абдушукур - катаганец, из Таликана, имел 100 джигитов;
10. Акмурат - катаганец, из Рустака, имел 100 джигитов;
11. Имамназар палван - из узбекской род могалцев, из Бадахшана, имел 100 джигитов;
12. Мулла Имамяр - из узбекской рода канглы, из Далама, вблизи Мазари Шарифа, имел 100 джигитов;
13. Мулла Абдукарим - из узбекской рода канглы, Карабуйина, вблизи Мазари Шариф, имел 100 джигитов;
14. Мандарачи - таджик, из Шира, вблиз Ишкамиша, имел 100 джигитов;
15. Бобои Нихолбанд - таджик, из Таликана, имел 100 джигитов;
16. Бури - катаганец, из Хазаркака, имел 50 джигитов;
17. Халмухаммед - катаганец, из Джибирбулака, имел 50 джигитов.
Следует отметить, что узбекские роды северного Афганистана хорошо помнили свое независимое государство, которое было уничтожено афганскими племенами и всячески помогали Ибрагимбеку в формировании его армии.

После военной поддержки Британии и Советского Союза правительству Надиршаха, Ибрагимбек потерпел поражение.

Воспевание в устном творчестве (дастанах) его как сильного воина и защитника, признание Ибрагимбека, на сегодняшний день узбеками Афганистана как национального героя, показывают огромную роль этой неординарной личности в развитии национального самосознания местного населения.

 

После крушения СССР и вывода советских войск из Афганистана, быстро сформировалось социально-политическое единство народов северного Афганистана, под руководством Абдурашида Дустума и которое на политической арене стало проявлять себя в качестве национально-исламистского движения Афганистана.

Признание лидером во главе этого движения, этнического узбека генерала А. Дустума, выражающего не только надежды и чаяния узбеков, но и других также тюркоязычных народов, хезарейцев, пуштунов, проживающее на севере Афганистана, показывает что в последние 60 лет после поражения Ибрагимбека (1931 г.) тюркоязычные народы, в том числе и узбеки в лице генерала А.Дустума вновь проявили себя как национальная и политическая сила.
После поражения Ибрагимбека в Афганистане, началась политика притеснения тюркоязычных народов, со стороны правящих режимов Афганистана.

В это время роль генерала Дустума заключалась в том, что он помог нации, в возрождении своего национального самосознания.

Вскоре, после создания и организационного развития, национально-исламистское движение Афганистана (НИДА), завоевав доверие населения севера страны, стала признанной военно-политической силой Афганистана.

В 1992-1997 годах НИДА, исходя из волеизъявления населения, берёт в свои руки автономное управление областями Фаряб, Джузжан, Сарипуль, Балх, Саманган и Баглан. Эти годы характеризуются большими работами по благоустройству региона. В Мазари Шарифе открывается военный университет, в Шибирганской области построен аэропорт и педагогический институт имени Алишера Навои, стало уделяться большое внимание инфраструктурам сел, расположенным вблизи областных центров, ремонтируются мечети. Мечеть Хазрати Али в Мазари Шарифе, обложенный белым мрамором, где из 15 кг. чистого золота написан аят Корана (Тавхид), превращается в место паломничества и отдыха. На севере страны, контролируемой отрядами генерала Дустума, находят убежище и покой представители 180 семей творческой интеллигенции проживающих в Кабуле.[9]
Хотя, изначально в состав движения входили в основном тюркоязычные народы, постепенно её деятельность расширяется и завоевывает авторитет далеко от севера Афганистана. Этот процесс является важным фактором в формировании национального самосознания тюркоязычных народов Афганистана, в частности узбекского этноса и имеет большое значение в формирование и развитие имиджа самого генерала Абдурашида Дустума как национального лидера узбеков Афганистана.

Следует отметить, что феномен генерала А.Дустума является фактором объединения не только узбеков или тюркоязычных народов Афганистана, но и той силой, которая смогла объединить вокруг себя хазарейцев, арабов, пуштунов, представителей других народов севера Афганистана и данный фактор очень важен в достижении мира и согласии в Афганистане.

 



[1] Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса //По пути безопасности и стабильного развития. Т.6. -Ташкент: Узбекистан, 1998. -С. 80.

 

[2] См. Васильевич В. Бонапарт из Локая //Журнал «За партию». 1927. №3. -С. 121; Абдуллаев К. Наполеон из Локая.//Газета «Asia-Plus» (Душанбе), 5,13,20 - ноября 2003 г.; Давлатов Н. Прощание Бухарского Эмира. //Газета «Молодёжь Таджикистана». 1998. 23 окт. (тадж); Энвер Пашша был агентом Ленина //Газета «Самар». 1997. 25 июль (тадж).

[3] Раджабов К Вооруженное движение в Туркестанском крае против советского режима (1918-1924 гг.) Автореферат дисс.докт.ист.наук. - Ташкент, 2005.

 

[4] Мулла - о совершенстве религиозного образования, об окончание медресе; бек - равно к губернатору области; бий - офицеру высшего чина Турецкой армии как синоним к понятию господин; девонбеги - равно к должности министра; лашкербаши - главнокомандующий военными силами; тупчибаши - командующий артиллерии; газий - защитник веры и религии.

 

[5] Об этом и о других фактах о деятельности Ибрагимбека см. по интернету: Абдуллаев Камолиддин. Наполеон из Локая. Как Ибрагимбек противостоял Красной Армии (история). www.sentrasia.ru/newsAphp

[6] Назаров Х. Бачаи Сако //Таджикская Советская Энциклопедия. Т.1. -Душанбе, 1978. - С. 389-390. (тадж)

[7] Назаров Н. Мухаммед Ибрагимбек Лакай. -Ташкент: ИФЕАК, 2007. - С. 67. (узб)

 

[8] [8] Мухаммад Файзиддин. Ибрагимбек Локай. Исламабад, 1993. (дари)

 

[9] Дустум А., Эпкин Э. Невидная сторона луны. Казахстан, 2007. - С. 290.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение