Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан давно стремится к тому, чтобы стать обладателем блокирующего пакета КТК и влиять на Россию

10.10.2008

Автор:

Теги:

 

Нефтегазовый передел

Казахстанской энергополитике сложно дать однозначную оценку, если только не рассматривать ее в фокусе той многовекторности, которой так славится РК. Глава «КазМунайГаз» М. Кабылдин и министр энергетики и природных ресурсов С. Мынбаев чуть ли не в один голос произносят мантры о том, что финансовый кризис никак не скажется на крепнущей с каждым годом нефтяной отрасли Казахстана.

Если следовать заявлениям официальных лиц, наоборот, Казахстан готов даже приобретать активы за рубежом, к примеру, доли Омана и ВР в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК). Сейчас Казахстан завершает сделку по покупке контрольного пакета акций (51%) компании «МангистауМунайГаз» у индонезийской «Central Asia Petroleum» - ею, по слухам, владеет бывший родственник Н. Назарбаева «венский сиделец» Р. Алиев. Правда, в этот контекст не совсем вписывается желание казахстанского монополиста «КазМунайГаз» продать созданную в марте этого года компанию «КазТрансГаз - Тбилиси». Может быть, не все так безоблачно на горизонтах «КазМунайГаз»?

Но по порядку.

Выход Омана (доля в проекте 7%) из проекта КТК, о котором было объявлено весной этого года, показателен - проблема расширения пропускной способности маршрута (с 32 до 67 млн тонн в год) пока не решена. Судя по сообщениям в прессе, выход Омана из проекта мотивирован долгой окупаемостью. В свою очередь, этот выход спровоцировал конкуренцию России (доля в проекте 24%) и РК (доля в проекте 19%) за право приобретения доли Омана.

Казахстан давно стремится к тому, чтобы стать обладателем блокирующего пакета КТК, прежде всего для того, чтобы влиять на Россию в вопросе расширения КТК (как известно, Россия недовольна тарифной политикой КТК). А в соответствии с недавними изменениями в казахстанском законодательстве КТК был отнесен к «стратегически важным объектам», и теперь сделки с акциями консорциума могут проводиться только с одобрения правительства Казахстана. Последнее явно не настроено передавать долю Омана России, однако по соглашению акционеров КТК в случае, если на пакет султаната будут претендовать и РК, и РФ, доля Омана не может быть распределена иначе как: России - 3,9%, Казахстану - 3,1%. Доля в 3,1% не позволит РК сформировоть блокпакет.

Теперь о выходе другого участника консорциума - ВР, являющегося оператором трубо-провода Баку-Тбилиси-Джейхан, который прямо конкурирует с КТК. Россия и Казахстан и тут обладают преимущественным правом выкупа. Нужно учесть, что отношения российского нефтяного руководства и консорциума уже давно носят довольно напряженный характер, и в печать периодически просачивалась информация о том, что итогом своей политики в отношении КТК Россия видит поглощение консорциума. Руководство ВР не озвучило свое решение о продаже своей доли в консорциуме, но многие наблюдатели считают, что возникновение этой темы стало следствием продолжающегося давления на компанию. Скорее всего, «Транснефть» будет стремиться к увеличению доли в этом проекте, а доли Омана и ВР, которые будут предлагаться к продаже, станут предметом торга в контексте расширения КТК.

Следующий, не менее острый сюжет связан с продажей ООО «КазТрансГаз - Тбилиси» - газораспределительной компании, поставляющей газ в грузинскую столицу. Сюжет тем интереснее, что компания «КазТрансГаз» - «дочка» «КазМунайГаз» («дочкой» которой, в свою очередь, является «КазТрансГаз - Тбилиси») - решила поднять цены на поставляемый газ для клиентов этой компании.

Рациональность такого решения можно было бы поставить под сомнение, если бы не два принципиальных момента. Первый носит политический характер. Официальное заявление о решении продать компанию было сделано на высоком уровне «с прицелом» на то, что месседж дойдет до оппонентов Грузии. Демонстрационный отказ от грузинского направления со стороны казахстанского руководства стал очередным в цепи подобных акций (отказ от транспортировки углеводородов во время военного столкновения на территории Грузии, недавний отказ от проекта строительства зернового терминала). Желание же оставить за собой порт Батуми и нефтяной терминал свидетельствует о том, что эта политика скорее носит конъюнктурный характер, чем принципиальное долгосрочное политическое решение.

Второй момент - решение продать газораспределительную компанию - возможно, связан с отсутствием информации о переговорах между российским монополистом «Газпром» и Грузией по поставкам газа в 2009 году.

Сейчас поставки газа в Грузию продолжаются в рамках законтрактованных на 2008 год объемов. Возможность заключения контракта на следующий год вызывает большие сомнения, и Казахстан мог бы вполне комфортно чувствовать себя на грузинском газовом рынке, особенно учитывая то обстоятельство, что Азербайджан не сможет заместить весь объем газа, поставляемый «Газпромом». Азербайджан способен поставлять лишь объемы, необходимые для снабжения Тбилиси, и то по «российской» же цене в 235 долл. за тысячу кубических метров.

Однако на потребляемые объемы и, соответственно, на цену на газ оказывает решающее влияние платежеспособность населения. После кавказского кризиса и спада экономической активности в Грузии она резко упала. Соответственно, «КазТрансГаз - Тбилиси» рискует оказаться нерентабельной. Повышение же тарифов на газ для потребителей, скорее всего, продиктовано стремлением повысить стоимость самой компании и окупиться при продаже.

Таким образом, не все в энергетической отрасли Казахстана так гладко, как это пытаются представить официальные лица.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение