Проходной порог – меньшее из зол для парламента Кыргызстана? 28.05.2020

Проходной порог – меньшее из зол для парламента Кыргызстана?

На прошлой неделе в СМИ и социальных сетях Кыргызстана разгорелся нешуточный спор по вопросу изменения проходного порога в парламент страны. Чем вызвано внезапное оживление?

Пока в распределении мандатов депутатов парламента Кыргызстана могут участвовать партии, набравшие 9 и более процентов голосов от числа избирателей, принявших участие в голосовании. Однако 14 мая в первом чтении большинством голосов был одобрен законопроект о снижении порога с 9% до 7%. Пороговый барьер в 7% заработает, если закон о нем успеют принять до октября этого года, когда в КР назначены парламентские выборы. Однако, по мнению группы депутатов, порог нужно снизить еще до 5%, что позволит маленьким партиям пройти в парламент. 19 мая данная инициатива была отклонена комитетом Жогорку Кенеша (парламента КР) по Конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту. Решение естественно вызвало негативную реакцию у сторонников пятипроцентного барьера и запустило дискуссию в Сети.

Так ли важен вопрос порогового барьера можно понять, только изучив, как на деле формируется парламент Кыргызстана.

Согласно Конституции Кыргызской Республики и Конституционному закону о Выборах Президента и Парламента, депутаты Жогорку Кенеша избираются по довольно замысловатым принципам.

Избирательным округом является вся страна, число кандидатов не может быть меньше 75 человек и больше 200, также прописаны такие условия, как минимальное число кандидатов женщин, молодежи, представителей этнических меньшинств и людей с ограниченными возможностями.

Алгоритм определения результатов

Самое интересное, конечно же, это определение результатов выборов: определяются партии, набравшие 9 и более процентов голосов от числа избирателей, принявших участие в голосовании, и не менее 0,7 процента в каждой из 7 областей страны и городах Ош и Бишкек. Сумма голосов, поданных за эти партии, делится на число депутатских мандатов – 120. Таким образом получается ключ – число голосов которое равно одному мандату.  

Потом число голосов, полученных партиями, делится на ключ. Оставшиеся голоса делят между партиями, исходя из того, у кого больше осталось в остатке после деления. Важно, что любая партия не может занять более 65 мест в парламенте.  

Если партия по результатам выборов получила право на большее количество мест, то ее «лишние мандаты» распределяются пропорционально между остальными партиями, прошедшими порог. 

Возьмем для примера выборы 2015 года:

Табл.1

Снимок экрана 2020-05-28 в 21.11.52.png

  • Всего было включено в список избирателей 2.761.297 граждан.
  • Приняло участие в голосовании 1.630.125 граждан (59%).
  • За партии прошедшие 7% барьер проголосовали 1.369.386 граждан или 84% граждан пришедших на выборы.

В 2010 году действовали другие правила:

Табл.2

Снимок экрана 2020-05-28 в 21.12.48.png

  • Кроме правил порогов, в 5% и 0.5% в каждой области в городах Бишкек и Ош, действовало правило порога в 5% от общего числа зарегистрированных избирателей. 
  • Приняли участие в выборах 1 679 538 граждан (56%).
  • За прошедших в парламент партий проголосовали 1 126 952 граждан или 67% граждан. 

Послевыборная сдача мандатов

Ещё более интересный момент наступает после выборов, когда приходит время передавать мандаты избранным депутатам. В течении 3дней кандидаты в депутаты должны предоставить подтверждение, что ничего не препятствует передачу им мандата: что кандидат не занимает должностей не совместимых с депутатством (государственная или муниципальная служба, коммерческая деятельность). И, главное, в парламенте человек окажется, если он, конечно, не обратится с письменным заявлением о выходе из списка кандидатов, что часто и происходит… 

То есть, когда голосуют граждане, а они, все равно, голосуют за определенные лица – присутствие именно этих людей в парламенте никто не гарантирует. Так же легко обходятся условия по половой, возрастной и этнической репрезентативности. В списках люди присутствуют, а после выборов дружно пишут заявление о выходе из списка кандидатов и их мандаты вручаются следующим по спискам. 

То есть, в целом мы получаем всегда один и тот же парламент. Одни и те же лица. 

Вернемся к вопросу порога. Сторонники возвращения 5% порога от числа голосовавших, но не 5% порога от числа зарегистрированных кандидатов, уверяют, что будет большое количество партий в парламенте и будет большое разнообразие мнений.  

Но, если экстраполировать эти условия на выборы 2010г. и 2015г., то в сравнении с данными представленными в Табл.1 и Табл.2, прошла бы только еще одна партия – «Бутун Кыргызстан». В 2015 она шла как «Бутун Кыргызстан-Эмгек». То есть разительной разницы не было бы.

Гипотетические результаты выборов 2010 года при разных проходных барьерах. 

Табл.3

Снимок экрана 2020-05-28 в 21.14.45.png

Гипотетические результаты выборов 2015 года при разных проходных барьерах. 

Табл.4

Снимок экрана 2020-05-28 в 21.14.45.png

Более того, в 2015 году уже была бы разница между порогами: с одной стороны 7% и 5%, и с другой стороны, 9% и 5% проголосовавших и 5% от общего числа избирателей. 

То есть все доводы, что в парламент могут пройти больше партий не имеют под собой основания исходя из результатов выборов 2010 и 2015 годов. Гораздо важнее то, что после выборов партии не имеют право отзывать своих депутатов, то есть депутаты не зависимы ни от кого.  

Говорим партия – говорим кандидат?

После выборов 2010 года многие депутаты от разных партий, но особенно от партий «Республика» и «Ар-Намыс» де-факто выходили из своих фракций. Маленький штрих – кандидатам не обязательно быть членом партии. Вот, например, недавно добровольно сдавший свой мандат Исхак Масалиев является председателем ЦК Партии Коммунистов Кыргызстана, при этом был депутатом по списку партии «Онугуу-Прогресс».  

Самый яркий пример того, что депутаты могут быть никак не связаны с партией – это кризис в 2019 году. Начавшийся весной с выражение недоверия правительству Сапара Исакова, и заканчивая августом, когда был взят под арест бывший президент КР Алмазбек Атамбаев. 

В это время фракция не просто была в коалиции большинства, она возглавляла это большинство. Когда 6 апреля 2019 года Алмаз Атамбаев проводил съезд СДПК, только 5 депутатов из 38 избравшихся в 2015 году участвовало в съезде.  

Так же характер массового носит явление, когда политики избирались от разных партий в 2010 и 2015 годах. Такое же будет и в 2020 году. Как таковые партии не имеют ценности. Это лишь инструмент получения мандата. То есть партийный парламент лишь на бумаге. На деле это площадка, где собираются ведущие бизнесмены и чиновники, защищенные иммунитетом и обладающими возможностями по защите своих бизнес - интересов. 

В таком контексте усиливается роль президента страны. Факторы того, что он полностью контролирует Государственный Комитет Национальной Безопасности и Государственный Комитет Обороны, а также существенным образом контролирует Генеральную Прокуратуру, делает его той фигурой, к которой примыкают многие депутаты.  

В последние годы депутаты всегда голосуют с удивительным единодушием. Возьмем для примера вышеупомянутое недоверие правительству Сапара Исакова. Несмотря на то, что Сапар Исаков был премьером от СДПК ,а председатель СДПК и бывший президент Алмазбек Атамбаев поддерживал Исакова, более 100 депутатов проголосовали за выражение ему недоверия. 

Таким образом, Кыргызстан подходит к очередным выборам с теми же недостатками системы формирования парламента и никакое снижение порогов не изменит качественные характеристики системы

Уже сейчас раздаются голоса, призывающие к возврату к одномандатной системе выборов. Так как не будет возможности партиям самим распределять мандаты: то есть не будет ситуации, когда люди голосуют за людей с билбордов, а в парламент придут те, кого даже не знают граждане. Однако одномандатная система может означать смерть партий как институтов. Это может привести к последствиям, негативное влияниекоторых, на политическую культуру и систему пока еще не просчитаны до конца 

Как компромиссный вариант предлагают сделать жесткий список –чтобы избиратели выбирали и партию, и кандидатов. Правда, здесь тоже возникнут проблемы: как решать вопрос, если кандидат написал заявление об отказе от мандата? Ведь голосовали и за партию и,за кандидата.  

Если кандидат отказывается, то оставлять ли партии голоса и передавать их следующему по популярности кандидату от партии или следующему по популярности кандидату, даже если он из другой партии? 

То есть и альтернативный компромиссный вариант тоже вызывает вопросы. Все эти спорные аспекты снижают легитимность парламента в глазах граждан.Сегодня институт президента все больше и больше возвращает себе статус и роль, которую играл до 2010 года.  

Многие депутаты не хотят ссориться с аппаратом президента. Они пришли защищать свои интересы и, по сути, единственный институт, от которого зависит личная безопасность политика и безопасность связанных с ним структур – это институт президента. Президента, избираемого на один срок. 

Партиям и политикам еще предстоит решить эту задачу по усилению парламента и его ответственности. А гражданам предстоит, через череду выборов, научится последовательно оценивать работу политиков.  И дело тут не выборных порогах, а шире – в механизмах выбора и контроля депутатов.




Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.