Школьное образование в Казахстане: проблем хватает, с чего начать? 28.05.2020

Школьное образование в Казахстане: проблем хватает, с чего начать?

Развитие школьного образования является стратегическим приоритетом Республики Казахстан. Здесь важно найти баланс – не слишком всё упрощать, но и не перемудрить в реформаторском порыве.

27 мая на третьем заседании Национального совета общественного доверия обсуждали вопросы развития человеческого капитала. На первый план вышло развитие среднего образования в Казахстане. Тема очень серьёзная: страна переживает активный демографический рост – сейчас приходит в школу и выпускается из нее в несколько раз больше детей, чем, к примеру, в 90-е годы. При этом подходит к концу советский кадровый и методический ресурс (выпускникам пединститутов 1991 года уже 50 лет), а кадровая чехарда и обилие различного позитивного международного опыта не позволяют остановиться на одной конкретной устойчивой модели. Все это происходит на фоне ускоряющихся общественных процессов, связанных с проникающей в Казахстан повсеместной цифровизацией.

Ясно лишь одно – Республика Казахстан начала резко сдавать по качеству школьных знаний. Это признает и президент страны – Касым-Жомарт Токаев. 

«Можно привести множество объяснений подобного отставания. Но основная причина в недостаточности выделяемых на образование средств, а также в отсутствии системности и продуманности реформ в этой исключительно важной сфере. По сути дела, образование – это важнейшая отрасль экономики», – отметил президент РК.
Проблем в казахстанском образовании достаточно: нехватка школ (почти 2,5 млн из 3,5 млн школьников учатся в двусменных школах, 200 тыс. – в трехсменных), слабое материально-техническое оснащение (пример уличного туалета в школе в центре Тараза, в котором в 2019 году была изнасилована девочка, весьма нагляден), недостатки в патриотическом воспитании.

Однако, имея за плечами специальное педагогическое образование и четырехлетний опыт работы в качестве учителя математики в казахстанской школе, я твердо убежден: два главных элемента качественного обучения – хороший учитель и хороший учебник. Особенно по предметам естественно-математического цикла. Можно, конечно, упрекнуть меня в ретроградстве, но уверен, что хорошо знающий математику, увлеченный ею преподаватель с мелом у доски и классическим учебником 50-летней давности может научить детей основам алгебры и геометрии на уровне, статистически неотличимом от идеального.

Вообще, хотелось бы сразу отметить: большая часть того, что будет сказано ниже, касается в первую очередь естественно-научных школьных предметов: математики, физики, химии и биологии. Гуманитарные предметы тесно соприкасаются с информационных пространством и массовой культурой. Дети читают книги, смотрят фильмы, играют в игры, общаются друг с другом и родителями, находят информацию в социальных сетях. Так или иначе, информация в гуманитарной сфере доступна. Школа уже не обладает монополией на знания по истории, формирование предпочтений по литературе, а в лобовом столкновении с массовой культурой институт школы вполне может и проиграть.

В свою очередь математика, физика, химия и биология – предметы, требующие системной методики, при этом являясь основой для построения нации знаний. Здесь школа является уникальным игроком, обеспечивающим массовой обучение точным наукам.

Во-первых, учителя. Проблема качественного преподавания упирается в несколько подпроблем: как привлекать к профессии учителя наиболее талантливых молодых людей, как обеспечить их необходимую компетентность и как удерживать их в школе на длинной временной дистанции.  

Повышение студенческой стипендии с 26 тыс. до 42 тыс. тенге стратегически ничего не решает. Оказывает поддержку студенческому карману, но лишь временно, до очередного скачка цен. За 4 года обучения накапливается повышение в 768 тыс. тенге ($1,8 тыс. по нынешнему нестабильному курсу). Принимать решение о своей профессиональной карьере длиной в полвека на основании такой суммы вряд ли кто будет.  

Главное, что должны обеспечить Педагогические институты – высокое минимальное качество подготовки будущих учителей. Государство должно выдавать гранты на обучение с заметным избытком (с расчетом на будущую, так сказать, усушку и утряску), но для поступивших должна быть создана беспощадная система обучения. Хороший учитель – это в первую очередь знаток своего дела. Если человек хорошо разбирается в алгебре, то рано или поздно он обтешется в школе и сможет хорошо учить детей, или же ему подберут тех, с кем он лучше всего находит общий язык (к примеру, с математическими классами с 8 по 11-ый). Если же он не умеет решать задачи хотя бы с одной звездочкой, то никакой любви или уважения к предмету, при всех блистательных методиках, он привить не сможет. 

Итак, в казахстанских Пединститутах необходимо:

а) ввести беспощадную систему обучения с отчислением неуспевающих (тут, в соответствие с доброй казахстанской традицией, все, конечно же, упрется в коррупцию, но она в принципе повсюду);

б) приоритет на специальные предметы с исключением всего непрофильного (вроде «Концепции современного естествознания» и «Истории родного края»);

в) на каждой кафедре обязательно должны быть специалисты-предметники, хорошо владеющие наукой. Не нужно стесняться приглашать профессионалов из других стран (алгебраистов из Новосибирска, специалистов по матанализу из США, вычислителей из Китая);

г) Пединституты должны внедрять трехъязычие. Для того, чтобы национальный педагогический состав был гибким, педагоги должны уметь переходить из школы в школу, не обращая внимания на язык обучения. При этом не грех иметь возможность изучать материалы на английском языке. 

д) Преподавать методику преподавания предмета должны практикующие школьные учителя, для которых школа – основное место работы, а не методисты с институтских кафедр и институтов повышения квалификации. Презентации от кафедральных бюрократов не дают представления о реальной работе, не заряжают студентов любовью к делу.  

Далее о том, как удерживать учителей в школах. Естественно, все упирается в пресловутый статус педагогов. Удвоение зарплаты в течение четырех лет, о котором на заседании Нацсовета упомянул президент Токаев – не такой и большой прорыв. Официальная инфляция в РК вращается вокруг 6-7% в год, при этом продовольственная по основной продуктовой корзине, как правило и вовсе двузначная (несколько последних лет продукты питания достигают половины расходов казахстанских домохозяйств). Даже если считать, что продукты дорожают лишь на 10% в год, за 4 года накапливается 46% инфляции, а значит удвоение зарплат превращается в рост на 36%. И это если считать, что «удвоение» – это именно «удвоение», без бухгалтерских игр с таблицами и умножение БДО (базового денежного оклада) на поправочные коэффициенты.  

Необходимо реальное долгосрочное повышение социального статуса учителя, меры, защищенные от универсального казахстанского оружия по решению бюджетных проблем – девальвации и повышения цен.  

Важной мерой, которая была отвергнута при разработке недавно принятого закона «О статусе педагога», является выслуга лет. В полицию и прокуратуру хотят устроиться многие казахстанцы именно потому, что четко понимают свою цель – дослужиться до майора или подполковника и через 20 лет выйти на пенсию, и, оставаясь относительно молодым, заниматься тем, к чему лежит душа.

Выслуга лет с выходом на пенсию за государственный счет стала бы мощным магнитом, привлекающим граждан в педагогическую профессию. Большая часть из них все равно останется работать и после отработки необходимого до выхода на пенсию стажа, но будет чувствовать себя намного увереннее, понимая, что отдают лучшие годы совсем не зря. 

Учителя должны иметь фиксированные долгосрочные льготы, которые могли бы повысить стабильность профессии в сравнении с волатильностью в других сферах, таким образом создавая стимул оставаться в педагогике. К примеру, льготы при получении ипотечных кредитов, льготы на проезд (в общественном транспорте и на дальние расстояния), льготы для обеспечения детей всем необходимым. Лишь формирование учительства в качестве отдельной элитарной касты позволит создать крепкое профессиональное пассионарное педагогическое сообщество.  

Во-вторых, о книгах и учебных программах. В вопросе преподавания точных наук не стоит играться в политику. Можно делать что угодно с историей и литературой, дети все равно сегодня чаще всего формируют собственное мнение на основании материалов из интернета и высказываний популярных медийных личностей. Однако чехарда с казахстанскими учебниками математики уже нанесла и продолжит наносить ущерб казахстанскому народу. Возможность что-то понемногу менять, улучшать, делать более правильным – создает большое пространство для отмывания денег (лоббируя выпуск и перевыпуск новых учебников).   

Из своего опыта преподавания математики лично я пришел к простому выводу: в учебниках геометрии Атанасяна и Александрова и алгебры Виленкина и Макарычева все уже изложено достаточно полно, подробно и качественно. Стоит ли дальше играть с попеременным излишним усложнением и избыточной примитивизацией материала и практических задач?

Нужно взять написанные корифеями и проверенные временем учебники, адаптировать их в Казахстане с минимальными содержательными правками (переименовать в тексте задач Сашу в Серика, поменять Москву на Астану), перевести на казахский язык, подстроить под эти учебники учебные программы и спокойно преподавать. Авторы новых учебников и чиновники от образования часто отвечают: «Вы непрофессионалы, ничего не понимаете в новых реалиях». Но почему тогда вопрос с учебниками не был закрыт 20 лет назад раз и навсегда, а каждая новая итерация приносит все новые проблемы?

То, что проблемы средней школы подняли на уровень Нацсовета и обсудили в прямом национальном интернет-эфире – это чрезвычайно важный позитивный шаг в конструктивном направлении. Главное, не сбивать фокус внимания и не позволять править бал непрофессионалам, популистам и коррупционерам.

 


Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.