Китайский бунт в Таджикистане: одиночная стычка или системная проблема? 26.05.2020

Китайский бунт в Таджикистане: одиночная стычка или системная проблема?

21 мая около 60 рабочих из Китая в городе Зарнисор (Таджикистан) напали на головной офис «Таджикско-китайской горно-промышленной компании», вооружившись палками, камнями и вилами. По одной из версий, они требовали выплату заработной платы, которую не получали 8 месяцев. Однако, существует версия и о том, что, бунтовщики требовали отправить их обратно на Родину, так как из-за коронавируса производство остановлено. Бунт был подавлен подразделением ОМОНа.

В таджикском сегменте Фейсбука видео, на котором слышны выстрелы, крики недовольных рабочих – сразу стало вирусным, его распространили по практически всем группам. Рабочие выбили стекла офиса, кидали камни в управляющих менеджеров и разбили несколько машин рядом. В МВД Таджикистана заявляли, что на место конфликта был направлен отряд милиции особого назначения. Бойцы ОМОНа и милиции стреляли в воздух. По официальным данным, жертв и раненных нет. Также сообщается, что среди нападавших граждан Таджикистана не было. 

Отсрочка была, но ничего не решилось. 

Стоит отметить, что месяц назад уже был митинг по схожей проблеме, правда мирный. Тогда вмешалась администрация и чиновники, которые договорились с китайцами на отсрочку с их возвращением на Родину, и на две недели был заключен мир. Тогда рабочие требовали выплат и вылета в Китай. Официально, в компании сейчас трудятся около 60 рабочих и инженеров из КНР. 

В дело вмешался также и отдел промышленности областной администрации, они вступили в диалог с руководством компании и в качестве компромисса попросили пойти навстречу рабочим и произвести выплаты за последние три месяца. Тем временем, сотрудники милиции остаются на территории предприятия, во избежание новых стычек и беспорядков. 

Природно-ресурсная монополия Китая

Данная ситуация – самый масштабный из конфликтов с иностранными гражданами в Таджикистане. Китайцы уже давно в отдаленных регионах не считаются чужаками, местные жители к ним привыкли. Анонимный источник рассказывает, что рабочих возмущает тот факт, что предприятие является крупнейшим в стране по добыче золота, платит миллионы сомони налогов, а заработную плату не выплачивают. Основанная еще в 2007 году, таджикско-китайская-горная компания имеет уставной фонд размером в 30 млн долларов. 

Несмотря на высокий процент бедности в стране, Таджикистан в 2019 году стал одним из лидеров по продаже золота на мировом рынке, уверенно войдя в тройку гигантов. Это не может не привлекать Китай, тем более сейчас, когда добычу золота разрешили совершать и частным лицам. 

По словам экспертов, в горах Таджикистана спрятана почти вся таблица Менделеева, однако дохода стране от этого мало (не считая поистине драконовские налоги). Большая часть как прибыли, так и ресурсов идет в карман зарубежных предприятий. Они в большинстве своем совместные с Таджикистаном, но контрольный пакет акций чаще всего у партнеров, а не у самой страны.

Согласно последним данным геологоразведки, в Таджикистане около 600 месторождений драгоценных и редкозмемельных металлов, руды и рассыпного золота. 80% дохода от всех ресурсов идет китайцам. 

СП (совместное предприятие) «Зарафшон» работает по принципу 30/70, 30% – правительство Таджикистана, а остальное – Китай. «Зарафшон» не только лидер по добыче, но и первое в стране по производству. За 2019 год СП добыло и переработало больше 4 тонн драгоценного металла. За ним идут Пакрут (полностью китайская компания), СП «Апрелевка» и «ТаджикЗолото». Министерство промышленности в свою очередь всячески стимулирует и подталкивает китайцев быть быстрее, выше и сильнее в погоне за индустриализацией страны. 

Сложно сказать, в какой из отраслей промышленности Таджикистана нет Китая. Вместе с золотом китайцами в стране добываются и вольфрам, ванадий и тантал. Огромные ТЭЦ и долгожданное тепло в домах Таджикистана зимой – заслуга Китая. Они все построили и оборудовали. Взамен взяли богатейшие месторождения, которые будут осваивать пока не покроют полностью то, что потратили. Вообще бартерные сделки – частые в практике Китая. Так, например, строительство дороги и новых туннелей на перевалах севера страны, также было выполнено в обмен на несколько месторождений в горах.

«Заграница нам поможет»

«Заграница нам поможет», а то есть Китай? Индустриализация, инфраструктура, транспортная сеть, различные энергетические и строительные объекты, все это дорого для Таджикистана. Даже с учетом громадных кредитов и постоянной помощи от развитых стран. 

Кстати, самый крупный внешний долг у Таджикистана – перед Китаем. Последнего буквально заманивают, предлагая легкодоступные лицензии на добычу и переработку природных ресурсов. Но Таджикистан решил все-таки ужесточить вывоз из страны рудных концентратов. Теперь от всех компаний, включая «Зарафшон», требуют наладить полный цикл переработки полезных ископаемых на территории страны. Это в свою очередь гарантирует дополнительные налоги и соответственно поступления в бюджет.

Сейчас, по официальным данным, в стране трудится около 7000 мигрантов из Китая. Помимо сферы полезных ископаемых они заняты в сельском хозяйстве. Министерство сельского хозяйства РТ еще в 2012 году, отдало в аренду 500 га земли китайским бизнесменам на 49 лет. 

В прошлом году на юге страны (Хатлонский регион) китайцы арендовали почти 15 тысяч гектаров для разведения хлопка. Аналитики и эксперты раскритиковали данное решение, в социальных сетях комментаторы обвиняли власти в пособничестве чужакам, когда свои люди в отдаленных регионах без работы. Стоит отметить, что 94% территории Таджикистана – горы, а равнин, еще и для взращивания посевов ничтожно мало, и львиная доля из них у Китая. Местные дехкане остаются не у дел. 

5 лет назад Таджикистан передал Китаю более 1000 квадратных километров Памира, это было сделано с целью урегулирования и делимитации границ с мощным соседом, что также вызвало шквал критики и негодования со стороны местного населения. ГБАО (Горно-Бадахшанская автономная область) высокогорная и труднодоступная, достаточно самобытная по своему складу. Официальная власть тогда отвечала, что Китаю отдали малопригодную землю и всего 5% от того, что было изначально запрошено Поднебесной. 

И то же самое заявляется и на обвинения в монополии китайцев на сельскохозяйственные угодья. Только рис и хлопок якобы там выращивают иностранцы. Однако большинство местных жителей, тех, кто не уехал в трудовую миграцию, работают на полях китайцев. И рассказывают, что бахчевые, овощные и фруктовые плантации также выращивают предприниматели из Китая. Конфликты между местными и китайцами – нередкая ситуация, но они в основном носят одиночный характер. Работники говорят, что китайцы крайне дисциплинированы, штрафуют за опоздания и заставляют работать порой до поздней ночи, потому стычки случаются. Урожаи на рынках страны и столицы – местные, но большинство выращены китайскими предпринимателями. Порой, рядом с таджикскими торговцами, приезжают китайские контейнеры, что нередко обостряет конкуренцию.

Официально, в Таджикистане – 6,5 тысяч китайских граждан, однако по неофициальным данным – около 150 тысяч по стране. 

 

Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.