Как США собираются играть против КНР в Центральной Азии? 24.05.2020

Как США собираются играть против КНР в Центральной Азии?

Поле битвы в «Холодной войне 2.0» между Китаем и США выходит за контекст двусторонних отношений держав на площадки третьих стран и регионов. Приграничную Китаю Центральную Азию называют следующей целью для стратегического удара американцев по китайскому влиянию. Об этом рассуждает доцент Финансового Университета Геворг МИРЗАЯН

Тыл

Американские эксперты уже прямо называют противостояние между Соединенными Штатами и Китаем «Второй холодной войной». Не обострением двусторонних отношений из-за попытки Дональда Трампа переложить на Пекин ответственность за почти полтора миллиона заболевших и 100 тысяч погибших из-за коронавируса американских граждан – а полномасштабным курсом на сдерживание Пекина и ограничение роста его политико-экономического влияния. Сама эпидемия (а точнее грамотные действия КНР на ее фоне – как внутри страны в плане оперативного подавления очагов, так и лидерское поведение на внешней арене, попытка оказать помощь всем нуждающимся) стали скорее триггером, «убийством в Сараево», аккумулировавшим все прежние противоречия.

Однако проблема США в том, что, объявив войну, они не понимают, как ее выиграть. Многочисленные публикации в американской прессе перечисляют нанесенные Китаем обиды (политические, экономические, технологические), содержат множество угроз в адрес Пекина, однако журналисты и политологи соглашаются с тем, что выиграть эту «вторую холодную» будет гораздо сложнее, чем первую.

КНР слишком глубоко интегрировалась во, вроде как, подконтрольные США институты глобального управления, приспособилась к их правилам и нормам для конкурентной борьбы с Америкой (например, к принципу свободной торговли) и сделала Соединенные Штаты зависимыми от двусторонних торгово-экономических отношений. Можно попытаться ввести эмбарго на поставки высокотехнологических товаров в Китай – однако взбунтуются сами же американские компании, которые, например, не хотят терять значительную долю глобального рынка полупроводников. 

И в этом плане Соединенные Штаты, скорее всего, обратят внимание на Центральную Азию – регион, где можно эффективно нанести Китаю поражение. И не тактическое, а стратегическое – уж слишком сильно на сегодняшний день КНР зависит от состояния дел в центральноазиатском регионе. Это и поставки энергоресурсов: прежде всего из Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. Это и торговые маршруты, которые свяжут Китай с Европой и таким образом снизят зависимость КНР от морских коммуникаций (которые контролируются и могут быть перекрыты Соединенными Штатами). Это и близость к наиболее проблемным регионам КНР – прежде всего Синьцзян-Уйгурскому автономному округу. Это, наконец, элементарный китайский тыл (очевидно, что Пекин готовится к противостоянию США прежде всего на юго-западном направлении).

Китайские страшилки

По всей видимости, игра против Китая будет разворачиваться на нескольких направлениях. Во-первых, США будут нагнетать традиционно существующие антикитайские настроения среди населения государств региона.

В частности, через раздувание «синьцзянских мифов». Американские СМИ продолжают писать о «трудовых лагерях» в СУАР и массовых репрессиях против местных мусульман, что, естественно, вызывает резкий протест у мусульман Центральной Азии. Некоторые местные издания добавляют свою специфику – например, о тех же казахах, которых насильно сгоняют в эти лагеря и которых власти Казахстана не защищают. 

Еще один способ нагнетания антикитайских настроений – стимулирование протестов из-за экономической активности КНР. Да, Китай уже давно является крупнейшим торговым партнером, инвестором и кредитором стран ЦА – однако у этого процесса есть и свои минусы. Когда неспособные выплатить китайские кредиты местные власти начинают платить Китаю другой валютой – например, как уже происходило с шахтами и месторождениями в ЦА, подобные действия выливаются в настоящие гражданские бунты. Это подпитывается множеством публикаций местных СМИ (прежде всего электронных), а также аффилированных с Западом правозащитных организаций. 

Второе направление удара – общая дестабилизация региона. Антикитайские настроения населения, возможно, осложнят работу китайских компаний, но не помешают Пекину использовать региональное пространство для транзита товаров между КНР и Европой. Поскольку скупить все элиты региона на корню и запретить транзит США не смогут, у них остается единственный способ – сделать регион слишком опасным и рискованным для любых регулярных транзитных перевозок (каковым, например, сейчас является и будет являться в обозримом будущем Афганистан). 

В каждой стране дестабилизация будет осуществляться по-разному. В Кыргызстане за счет поддержки «гражданского общества» ( то есть межклановых противоречий и ошской наркомафии) местными правозащитными организациями, в Узбекистане – за счет возможных попыток расшатать страну в ходе переходного периода трансформаций в государстве.

Кроме того, будет активно использоваться и афганский фактор, в частности, контролируемая дестабилизация в ситуации на афгано-таджикской, афгано-туркменской и афгано-узбекской границе. 

Территориальная близость, тесные экономические связи не только подчеркивают важность центральноазиатского региона для Китая, но и делают Центральную Азию «ахиллесовой пятой» восточной державы в американо-китайском противостоянии.




Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.