Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Национальный состав политической элиты Узбекистана (20 - е годы ХХ века)

04.10.2008

Автор:

Теги:

ИАЦ продолжает публикацию материалов по истории создания и развития государственности в странах ЦАР. Взгляд из Ташкента.

 

Назира Абдукадировна Норжигитова

Старший научный сотрудник института Истории АН Республики Узбекистан.

 

 

После октябрьского переворота в результате преобразований в политической сфере и системе управления в Узбекистане сформировалась новая политическая элита.

Один из аспектов колонизаторской политики большевиков в Туркестане проявлялся в их недоверии к представителям местных народов. В силу чего в состав Совнаркома Туркестана в ноябре 1917 года вошли представители только европейских национальностей.1 Такое положение сохранялось до мятежа военного комиссара К.Осипова.2 И лишь с февраля 1919 года в систему государственного управления начали привлекаться представители местных народов, Турар Рыскулов, Назир Тюракулов и другие. Однако в государственных органах, особенно, в центральных органах управления представителей местных национальностей было недостаточно. В итоге большую часть политической элиты все же составляли европейцы. Кроме того, деятельность государственных руководителей Туркестана находилась под надзором организаций, наделенных Москвой особыми чрезвычайными полномочиями - образованными в октябре 1919 года Турккомиссией и в июле 1920 года Туркбюро. А это, в свою очередь, порождало недовольство руководящих работников Туркестана, и усиливало национальные противоречия на разных уровнях власти. Вот почему в марте 1921 года на Х съезде РКП(б) было дано указание «о расширении национального представительства в органах власти и управления». В результате в 1923 году на основе декрета №130 Туркестанского ЦИКа началась коренизация государственного аппарата. 15 августа 1923 года создается постоянная комиссия по коренизации при Совнаркоме Туркестана.3 С 1925 года она переименовывается в постоянную комиссию по узбекизации. Это, не проработанное и поверхностно реализованное мероприятие не смогло решить проблему коренизации аппарата государственного управления. Поэтому в своем докладе на IV съезде УзКП(б) председатель Средазбюро И.А.Зеленский, подчеркнув, что узбекизация центральных и местных органов госуправления по-прежнему находится в очень плохом состоянии, заметил: «Однако, все эти решения выполняются из рук вон плохо. Мы много говорим, о многом пишем, но мало, совсем мало выполняем»4

Следует отметить, что в то время, когда руководящие кадры Туркестанской АССР составляли европейцы, в Бухарской и Хорезмской народных республиках, политическую элиту представляли, в основном, выходцы из местных национальностей. Обеспечение органов госуправления национальными кадрами оставалось основной проблемой и после национально - государственного размежевания. Поэтому комиссия по узбекизации государственного управленческого аппарата была заново создано, и с 1927 года при Наркоме РКИ она преобразовалась в центральную комиссию по узбекизации под руководством Сафоева. По данным комиссии от 14 мая 1928 года, на 1 августа 1925 года в госаппарате Узбекистана работало всего 1523 сотрудников, из них только 201 человек, т.е. 16,5% - узбеки, 21 человек(1,7%) - представители национальных меньшинств. Из 201 человека 34% работало на ответственных должностях, 18%-технические работники, 6% - специалисты.5 Из 1523 человека 173 человек работали в руководящих советских работах, из них 38 человек или 22% были узбеки.6 В это время в центральных хозяйственных органах, количество коренного населения достигло 27,8 %. В областях Узбекистана, коренизация госаппарата выглядела следующим образом:

Самаркандская - 24%

Ферганская-27%

Зеравшанская - 35%

Хорезмская- 45%

Сурхандарьинская- 25%

Кашкадарьинская- 26 %

Ташкентская - 30% .7

В последующие годы, в составе сотрудников, работающих на руководящих, государственных должностях, доля узбеков оставалась низкой. Это наглядно иллюстрируют нижеследующие таблицы:8

Сведения о составе центральных аппаратов по всем отрасли работ 1.07.1928 г.

 

 

 

 

Группа работников

 

По штату

 

Узбеки

 

Таджики

Другие восточ-ные нац.

Европейцы

1.

Ответственные работники

898

158

4

30

706

 

В % отношении

29

17,6

0,5

3,3

78,6

2.

Технические и канцелярские персоналы

2004

230

2

48

1724

 

В % отношении

61,6

11,5

0,1

2,4

86

3.

Низший обслуживающий персонал

307

70

-

10

227

 

В % отношении

9,4

22,8

-

3,2

74

 

Всего

3209

458

6

88

2657

 

В % отношении

100

14,3

0,2

2,7

82,8

 

Сведения о составе центральных аппаратов партийный отрасли работ. на 15.09.1928й.

 

 

Группа работников

 

По штату

 

Узбеки

 

 

Таджики

Другие восточ. нац..

Европейцы

1.

Ответственные работники

56

26

-

-

30

 

В % отношении

48,3

46,4

-

-

53,6

2.

Технические и канцелярские персоналы

48

2

-

-

46

 

В % отношении

41,4

4,2

-

-

95,8

3.

Низший обслуживающий персонал

12

-

-

-

12

 

В % отношении

10,3

-

-

-

100

 

Всего

116

28

-

-

88

 

В % отношении

100

24,1

-

-

75,9

 

Список Наркоматов и центральных учреждений УзССР по карточкам учета с процентам узбекизации на 1 марта 1928 года.9

 

 

Наименование наркомата или центральных учреждении

Руководящий персонал

 

В % отношении

Общий % узбекизации аппарата

Всего фактический работников

В том числе

Основной национальность

Европейцы

1.

Совнарком

14

4

10

28,5

17

2.

Наркомюст

11

2

9

18,2

18,4

3.

 

Цент.Детская комиссия

 

1

 

-

 

1

 

-

 

16

4.

Наркомзем

30

8

22

26,6

23,6

5.

Узгосстрах

9

4

5

44,4

19,3

6.

Наркомпрос

34

15

19

44,1

27,3

7.

Наркомфин

38

6

32

15,8

18,6

8.

 

Цент.Упр.Архив. Дело

 

4

 

-

 

4

 

-

 

14,3

9.

Наркомвнуторг

7

1

6

14,3

8,2

10.

Наркомсобез

3

1

2

33,3

20

11.

Наркомтруд

8

2

6

25

17,1

12.

Верховный суд

7

4

3

57,1

24,1

13.

Узглавсберкасса

3

1

2

33,3

14,7

14.

ЦИК

15

7

8

46,6

24,6

15.

Наркомздрав

6

1

5

16,6

6,6

16.

ЦСУ

20

-

20

-

12,1

17.

Главсоцстрах

2

1

1

50

4,8

18.

Наркомат РКИ

11

3

8

27,3

14,8

19.

 

Проек. Изыс. Упр. (Упраиз.)

 

9

 

-

 

9

 

-

 

6,7

20.

 

Упр.стр.раб.в долин. Зеравшан

 

5

 

1

 

4

 

20

 

11,7

21.

Узводхоз

6

3

3

50

19.3

22.

ВСНХ

9

1

 

 

8

11,1

10

Итого

252

65

187

25,8

16

В 1931 году в республике работало 139 руководящих работников, из них 66 человек или 47,5% были представители местных национальностей. В 1932 году из 170 руководящих работников - 84 человека или 49,4 %, в 1933 году из 286 ответственных лиц -120 человек или 77% были из местных национальностей.10

В Узбекистане 20-30-е годы, в политике по коренизации государственного аппарата управления, выявлены следующие факты.

Во-первых, первые руководящие лица назначались из представителей местных народов, а их заместителями, в том числе в качестве ведущих специалистов и других сотрудников работали, в основном, представители европейских национальностей. К примеру, к 1933 году руководящие работники из местных национальностей составляли 77 %, их заместителей и заведующих отделами лишь 22,75 %, специалистов-7,7%, инструкторов - 26 %.11

Во-вторых, руководители и сотрудники карательных и правоохранительных органов республики были выходцами из европейских национальностей. К примеру, органами госбезопасности в 20-30-е годы руководили представители европейских народов, за исключением руководства Д.М.Устабоева в 1921-1922 годах.12 В низовых звеньях органов госбезопасности, представителей местных народов также почти не было. Например, по данным на 8 января 1928 года, в ГПУ республики работало всего 91 сотрудник, из них представители местных народов составляли 9 %.13 Вот почему в письме председателя центральной комиссии по узбекизации Сафоева секретарю ЦК УзКП(б) от 15 мая 1928 года отмечается, что в ГПУ ни один сотрудник не знает местного языка, он просил назначать хотя бы комендантами этого заведения представителей местных национальностей.14

Одним из основных препятствий в развитии коренизации госаппарата и формирования узбекской политической элиты в 20-е годы, являлось полное недоверие и принижение к местным, коренным народам, со стороны руководства большевиков. Не исключена и роль великодержавного шовинизма, которая присутствовала среди определенных групп русского населения Туркестана. Как отмечал ответсекретарь ЦК УзКП(б) В.В. Иванов в 1926 году, в докладе об узбекизации, «... у ряда партийных работников есть мысль о том, что из узбеков большевика не будет и узбек не в состоянии строить партию, то это есть самое отчаянное неверие в творческий силы основной национальности - узбеков. Это неверие прежде всего болезненно действует на них, когда говорят, что из тебя большевика не выйдет».15 Кроме того, человека, не знавшего русский язык, на работу попросту не принимали. На том же совещании В.В.Иванов по этому вопросу отмечает: «До сих пор, когда узбекские работники приходят в наши государственные организации и если они по русски не умеют говорить, то дело у них не выходит. Бывали случаи, когда европейцы выгоняют узбека из учреждения говоря: «Убирайся я не знаю твоего языка»».16

В 1923-1933 годы в Узбекистане был принят ряд декретов и решений по коренизации и узбекизации органов власти и аппарата госуправления (№130, 124, 48, 10, 6, 396, 5.356 и другие).17 Однако все они оставались на бумаге, поскольку не было «твердых правил по коренизации» а были лишь «лозунги».18

Особенностью формирования узбекской политической элиты в 20-е годы было воспитание кадров, служащих коммунистической партии и советскому государству, активно пропагандирующих их идеи, что, в конце концов привело к выдвиженчеству и номенклатуре. Положение усугубилось тем, что с конца 20-х годов органы советской безопасности стали преследовать узбекскую политическую элиту, воспитанную в духе джадидизма. Так были сфабрикованы процесс «касымовщина», процесс по организации «Миллий истиклол» под руководством Мунаввара Коры, «бадриддиновщина», «дела Наркомпроса» под руководством Боту и Рамзи и другие. В итоге были обвинены и жестоко наказаны сотни представителей узбекской интеллектуальной элиты. Их место стала занимать политическая элита из номенклатурных назначенцев. А после «великого террора» в 1937-1938 годах все руководящие должности полностью перешли в их руки.

Сформированная в конце 20-х годов политическая элита почти не имела собственного мировоззрения и собственной позиции. Она беспрекословно выполняла партийные установки и приказы. Её инициативность, диалектическое мышление действовали также, только в рамках партийных установок.

 



1 В состав Совнарком Туркестана вошли: Председатель Совнаркома Ф.И.Колесов, комиссар железных дорог, почты и телеграфа - Колесов, комиссар народного просвещения - Пермезский, комиссар продовольствия - Казаков, комиссар юстиции - Зелесский, комиссар по ирригации - Шевцов, комиссар по делам гражданства-администрации - Агапов, комиссар по внешним делам - Домогатский, военный комиссары - Перфильев и Стасиков, комиссар торговли и промышленности - Ляпин, комиссар финансов - Котельников, комиссар труда - Полтарацкий, комиссар земледелия - Чегодаев, комиссар здравоохранения - Баранкин, комиссар по особым поручением - Успенский. - Р.Шамсутдинов, Ш.Каримов. Узбекистон тарихидан материаллар (Материалы из истории Узбекистана). К. 3.-Андижон: «ANDIJON NASHRIYOT-MATBAA», 2004.- С. 51-52.

2 Вследствие этого мятежа было расстреляно 14 комиссаров Туркестана.

3 Архив Аппарата Президента Республики Узбекистан. Фонд-58, опись-4, дело-592, л.68.

4 Там же, Фонд-58, опись-5, дела-5а, л. 43.

5 Там же, Фонд-58, опись-4, дело-592, обр. л. 70.

6 Там же, обр. л. 73.

7 Там же, обр. л. 71.

8 Там же, Фонд-58, опись-4, дело-933, л.л. 52-53

9 Там же, Фонд-58, опись-4, дело-596, л.5.

10 Там же, фонд-58, опись-8, дело-613, л.25.

11 Там же, л.л. 25-59.

12 ЧК в Туркестана было образовано 10 сентября 1918 года. Преседателнм этой организации в 20-30-годы были А.Сидоров, И.П.Фоменко, Г.И.Бокий, Я.Х.Петерс, Л.Н.Бельский, И.М. Биксон, М.Д.Берман, Х.С.Петросьянц, Н.А.Загвоздин, Д.З.Апресян.- Арипов Р., Мильштейн Н. Из истории госбезопасности Узбекистана.(Документальные очерки истории 1917-1930гг.). - Т.: Узбекистан, 1967.

13 Архив Аппарата Президента Республики Узбекистан. Фонд-58, опись-4, дело-933, л. 24.

14 Там же, Фонд-58, опись-4, дело-596, л. 13.

15 Там же, Фонд-58, опись-2, дело-22, л.15.

16 Там же, л.16.

17 Там же, фонд-58, опись-4, дело-592, л. 38.

18 Там же, л. 72.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение