Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Зло из Туркмении: кто остановит нарко-дестабилизацию?

02.10.2008

Автор:

Теги:
 

Зло из Туркмении: кто остановит нарко-дестабилизацию?

 

В середине сентября из Туркмении стали поступать угрожающие новости. По официальной версии в одном из социально неблагополучных районов Ашхабада, так называемой Хитровке, произошли уличные бои. По разным источникам перестрелки длились три дня, было убито 20 полицейских, неизвестное количество гражданских лиц, возможно, сопротивление оказывала группировка боевиков от 100 до 250 человек. Сообщалось также, что на крыше захваченного ими здания действовали два снайпера. Также есть информация, что Ашхабад запрашивал помощь у Москвы, и в Ашхабад было выслано подразделение «Вымпел».

 

Согласно официальным сообщениям Генеральной прокуратуры республики, - «в результате проведенных оперативно-розыскных действий в городе Ашхабаде была выявлена преступная группа лиц, занимавшихся незаконным оборотом наркотиков. В этой связи 13 сентября 2008 года специальными подразделениями правоохранительных органов Туркменистана была проведена операция по задержанию, в результате которой указанная преступная группа была обезврежена». На следующий день после заявления Генпрокуратуры состоялось совещание Совета Безопасности Туркменистана, на котором были обсуждены и проанализированы действия туркменских силовиков по захвату наркодельцов.

 

Версии: три причины, три составляющие ашхабадских событий.

 

Разлет версий не велик, в них как в зеркале отражены представления о постниязовских реалиях Туркмении, сложившихся на сегодняшний день в сознании наблюдателей и аналитиков. Итак, основных три: операция силовиков против наркоторговцев (официальная версия), бой с исламистами (по некоторым данным, захватившими заложников) и подавление мятежа, организованного радикальной оппозицией. Все они сводятся к одному корню - в Ашхабаде возможно пересекли не просто нарко-криминальные-волнения, а мятеж против власти, который имел шансы разрастись если не до государственного переворота, то наверняка мог бы спровоцировать вспышки дестабилизации в других регионах странах.

 

Отсюда вытекают и три версии о причинах.

Начнем с «исламистской». Радиостанция «Немецкая волна», указывала, что в уличных боях участвовали боевики из Исламского движения Узбекистана (ИДУ), установившие тесные связи с туркменскими единомышленниками и снабдившие их оружием и боеприпасами. По сведениям Виталия Волкова, журналиста радиостанции и эксперта по региону, число туркмен среди участников движения «Талибан», к которому примыкает ИДУ, заметно возросло после смерти Ниязова. Военную подготовку они получают на территории Пакистана, в Вазиристане, а опыт ведения боевых действий в Афганистане. По версии источников радиостанции, поддержку боевикам оказывают офицеры органов безопасности и внутренних дел Туркменистана, среди которых есть много недовольных нынешним политическим режимом.

 

По другой информации, от оппозиционного издания  "Хроники Туркменистана", перестрелки начались еще накануне, с убийства сотрудников полицейского патруля. В нападении заподозрили "двух ваххабитов", их портреты были развешаны как в Ашхабаде, так и в других городах страны. Из сообщений "ХТ" можно сделать вывод, что именно они руководили боевыми действиями против туркменских силовиков. Ссылаясь на неназванного офицера МВД республики, издание сообщает, что оба "ваххабита" были убиты в перестрелках (при этом о других погибших сведений нет). Боевики, как сообщалось, заняли здание завода по производству питьевой воды. При этом находившиеся там рабочие, по неподтвержденной информации, были взяты в заложники (по другим данным, которые передало иранское агентство IRNA, в заложниках у боевиков оказалась группа школьников). Впоследствии информация о заложниках не подтвердилась.

 

Вторая версия о вооруженном столкновении с отрядом радикальной политической оппозиции вызывает много вопросов. Во-первых, неясно какие фигуры ее возглавляют, учитывая, что действовавшая ранее оппозиция -- как нелегальная политическая, так и «обиженные» из числа бывших чиновников ниязовского правительства - «обезглавлена».

Были ли это, так называемые стихийные бунты местных жителей неблагополучного района города? Но информации о массой демонстрации, разгон которой спровоцировал действия боевой группы (подобное случалось в Центральной Азии и на Кавказе неоднократно) не поступало.

 

Однако оппозиционное издание "Туркменская искра" настаивает, что было подавлено именно восстание, которое готовила группа "радикально настроенных оппозиционеров". Как пишет "Туркменская искра", в стране произошел "переворот", когда к власти пришел нынешний президент Гурбангулы Бердымухаммедов, "незаконно посадив в тюрьму исполнявшего обязанности главы государства спикера Овезгельды Атаева". По информации неких "источников, близких к Бердымухаммедову", на которые ссылается газета, туркменские спецслужбы узнали о готовящемся восстании, после этого президент отдал приказ о штурме здания (в котором располагалась база оппозиционеров, хранились оружие и боеприпасы) и уничтожении мятежников. Описывая штурм, издание сообщает, что в ночь на 13 сентября здание, в котором находились оппозиционеры, "обстреливали из танков прямой наводкой". После завершения операции, силовые структуры занялись поиском оставшихся участников заговора. В столице и других городах, как сообщает издание, "продолжаются обыски, допросы и аресты". Версию о "наркоторговцах", выдвинутую властями, "ТуркИ" расценивает как попытку скрыть от народа правду.

 

Как говориться «истина где-то рядом». За пределами Туркмении, особенно в России, много разговоров о теневом правительстве из числа Совета Безопасности и военных. Считается, что место «серого кардинала», после ареста главы личной охраны Ниязова генерала Акмурада Реджепова, не вакантно, а с самого начала было занято какой-то теневой фигурой из окружения Бердымухаммедова. Многое указывает на то, что эта персона если не прямо управляет президентом, то пытается на него достаточно сильно влиять. Исходя из такой версии, уличные столкновения могли быть результатом обострения внутри властной борьбы. В таком раскладе мы уже точно можем говорить о «результате» - наверняка произойдет дальнейшая кадровая ротация «по-туркменски» с арестами и исчезновениями. Но единственная крупная перестановка случившаяся в те дни - отстранение министра экономики и развития Гурбанмырата Гурбанмырадова. Как обычно в этом случае бывает «не справился с возложенными на него обязанностями». Возможно, эта отставка готовилась еще до сентябрьских событий.

В любом случае, есть опасность, что Бердымухаммедов в качестве реакции на события похоронит оставшиеся иллюзии «оттепели», пойдя по наработанной колее своего политического отца Ниязова.

 

Но, вернемся к официальной версии, которая вполне отражает реальную острую проблему туркменского общества и власти. Судя по материалам заседания туркменского Совбеза, в числе боевиков были именно наркодельцы. Бердымухаммедов официально признал, что в ходе боев с преступниками силы спецназа Туркмении понесли потери. Правда, он не сообщил о том, сколько военнослужащих в боях погибло. Было сделано официальное заявление, что нынешнее руководство серьезно озабочено вопросами безопасности в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков, а также террористами и боевиками. Бердымухаммедов распорядился провести тщательный анализ всех операций, связанных с задержанием вооруженных преступников. Также потребовал от правительства разработки многоуровневой системы подготовки профессиональных полицейских и военных кадров, и создания целевых специализированных подразделений по борьбе с терроризмом.

«В ближайшее время следует в деталях проработать вопрос об открытии в Туркменистане специальной средней школы полиции, выпускники которой могли бы продолжить образование в высших военных учебных заведениях страны. Кроме того, в каждом велаяте нужно открыть средние военные школы Министерства обороны», - передает его слова Turkmenistan.ru.

 

Всем силовым структурам было поручено в трехдневный срок (!?-нонсенс) разработать меры по оснащению подведомственных им спецподразделений современными средствами, созданию центров подготовки специалистов с привлечением высококвалифицированных инструкторов.

 

Если мы говорим даже только о версии наркокриминала, то для любой страны возникновение в столице страны трехдневного очага вооруженного сопротивления десятка лиц с автоматическим оружием не просто тревожный политический факт, а диагноз слабости и не эффективности силовых структур.

 

В одиночку Туркмения с этим злом не справиться. С одной стороны, Туркмения является транзитным коридором для афганских наркотиков в сторону Казахстана, РФ и ЕС. Вопрос усиления контроля на границе, создание постов на основных автомагистралях стоял в повестке дня еще в середине 1990-х, когда в Афганистане во всю заправляли талибы. Но только после случившегося кризиса в Ашхабаде подписано распоряжение о строительстве 12 новых погранзастав на афганской границе. До 1998 года туркменско-афганскую границу вместе с местными пограничниками охраняли и российские военнослужащие. Видимо имея на то веские причины, Ниязов принял решение охранять рубежи своей страны без помощи РФ. На этот счет есть две версии  - первая говорит об участи Ниязова в наркотрафике, вторая -- о его мании преследования, он просто опасался, что российские военнослужащие могут свергнуть его режим.

 

Как бы там ни было, с тех пор началась наркотическая экспансия в Туркменистан, а оттуда через Каспий и пустыню Каракум в другие страны. В целом, по данным ООН, через Таджикистан, Узбекистан и Туркмению, переправляется до 19% афганских опиатов. Только в Таджикистане за первое полугодие 2008 года из незаконного оборота было изъято 3,6 тонны наркотиков, в том числе тонна героина. По Туркмении таких публичных данных нет.

 

Туркменистан как проблема для соседей.

 

Таким образом, имеем ли мы дело с организованным выступлением туркменской оппозиции или речь о внутривластных разборках, проблема наркотрафика является ключевой для страны и региона.

 

Способен ли Бердымухаммедов дать серьезный бой наркомафии? Очевидно, нет. У него просто нет для этого ресурсов и подготовленных кадров. Потребуется обращение к соседям. Их заинтересованность не заставит себя долго ждать. Однако речь идет не просто о совместном контроле на границе с Туркменией пограничников и спецслужб того же Казахстана. Потребуется более широкое участие, и заинтересованы в нем, прежде всего, ОДКБ, ШОС и НАТО, иными словами Россия и Запад.

 

Предположим, Бердымухаммедов наберется решимости и обратиться в эти структуры за содействием. Наверняка он продемонстрирует «многовекторонсть» - выдав согласие на совместную программу с одной стороной, он согласиться на координацию и сотрудничество с другой.

 

Подобные переговоры, качество программ и уровень взаимодействия будет зависеть от обстоятельств политического торга, и веса воздействующих аргументов, предлагаемых заинтересованными странами для верхушки туркменской системы.

 

В принципе, Туркмения могла бы стать полем сотрудничества для НАТО и ОДКБ, или иных антитеррористических структур в СНГ.

Что может предложить НАТО? Контроль за наркотрафиком не профильная работа для НАТО, тем более у этой организации нет опыта этой работы в Центральной Азии и совсем никакие результаты в Афганистане (по данным Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) в 2007 году площадь посевов опиумного мака составила 193 тыс. гектаров по сравнению со 165 тыс. гектаров в 2006 году). Кстати, ответственность по борьбе с производством наркотиков в Афганистане закреплена за Великобританией. Но при этом НАТО способно дать полноценные консультации по охране границ, различную технику и оборудование контроля, проводить тренинги для обучения специалистов.

Россия также способна готовить профессионалов высокого уровня, но главное, предоставить уже наработанные навыки межведомственной координации в рамках силовых структур Центральной Азии, проведение совместных учений и качественных операций (ОДКБ, Анти террористический центр ШОС).

 

Стоить напомнить, что Бердымухаммедов в прошлом году согласился совместно с другими странами СНГ бороться с наркотрафиком. Туркмения присоединилась к соглашению между Азербайджаном, Казахстаном, Киргизией, Россией, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном о создании Информационно-координационного центра по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (ЦАРИКЦ). С учетом того, что Туркмения в принципе не участвует в других структурах СНГ это уже большой шаг вперед.

 

Однако, если мы вернемся к вопросу о координации западных усилий с постсоветскими, то особого оптимизма по этому поводу не обнаружить. При нынешнем уровне недоверия и трения между Западом и Россией можно говорить лишь о конкуренции, и никак о совместных проектах. Скорее видны перспективы для новых клинчей.

 

В итоге, из всей этой истории, можно сделать два неутешительных вывода.

Первый --для Туркмении. Наркомания пронизала все слои туркменского общества, в то время как государство не способно бороться против этого зла. Многие госслужащие сами подозреваются в наркозависимости. Это означает, что для общества наркомания, не абстрактная «угроза будущему» с плаката, а ежедневный способ сохранения режима у власти. Если страна не двигается вперед, то конечно легче управлять слабыми, больными, и не образованными. Очевидно, что наркомания, усиленная жесточайшим дефицитом квалифицированных кадров на всех уровнях государственного, регионального и бизнес управления, усугубляет экономический и политический кризис в стране.

 

Второй вывод -- для соседей Туркмении. Если Ашхабад не захочет сотрудничать по вопросам наркотрафика, то рассчитывать на рост доверия и расширения линий взаимоотношений с соседями Туркмении не стоит. Страна, в которой происходят непонятные акции с непредсказуемым исходом, может рассчитывать только на изоляцию. Надеюсь, Бердымухаммедов это понимает.

 

"Республика"

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение