Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017. Иерархия вызовов: между социальным протестом и религиозным радикализмом. Ч.2

31.03.2017

Автор:

Теги:

 Интервью с заместителем исполнительного директора ИАЦ – Андреем Карповым. Продолжение

 

Часть 1 доступна по ссылке: http://ia-centr.ru/expert/24975/

 

Дарья Чижова: Сейчасроссийские политологи активно обсуждают тему, при каких условиях нарастаниенедовольства социально-экономической ситуацией в стране может перейти краснуючерту? А если аналогичный вопрос сформулировать применительно к оценкеказахстанской политики? В чем общее и различное?

Андрей Карпов: Общее, это проблемавнутренней сплоченности элиты. Если элиты продемонстрируют высокий уровеньмобилизации перед лицом внешних и внутренних вызовов, то в нынешних условияхпрямых угроз устойчивости власти нет. Если начнутся подковерные игры, «борьбаза позицию», то, как показывает украинский опыт, может обрушиться любаясистема.

Прочностьроссийской и казахстанской властной модели основана на фигурах харизматичныхлидеров – Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева – это тоже фактор, которыйсближает наши политические ситуации. Есть различия в горизонтах планирования. Вэтом плане казахстанская ситуация более сложная, трудно прогнозируемая, соткрытыми вариантами выбора. Какой вариант из числа возможных сценариев будетреализован, об этом, полагаю, мы узнаем в ближайший год.

 В российской ситуации все пока болеепредсказуемо, поскольку идет подготовка к выборам 2018 года, и главная интригасостоит не в том, кто будет преемником Владимира Владимировича, а кто займетследующую стартовую позицию. Именно поэтому в центре шторма фигура ДмитрияМедведева, а не президента России.

Даоья Чижова: В таком случае, социальные проблемы, религиозныеэкстремисты, внешний негативный фактор, рост протестной активности молодежимогут сработать только в ситуации раскола элит.

Андрей Карпов: Можно предположить совсем ужкатастрофичный сценарий. Допустим, обвальное падение уровня жизни населения,дефолт, крах банковских систем – некий форс-мажор. Тогда возможно любоеразвитие событий. Но на данный момент прямых предпосылок к осуществлениюподобных сценариев не просматривается.

Внешнеедавление? Но в отношении Казахстана этот фактор действует косвенно, черезсанкционный режим против России. Нет оснований полагать, что у США и ЕС естьреальный ресурс и возможности организовать какие-то направленные действияпротив нынешних властей страны и поставить своего ставленника с ярко выраженнойантироссийской позицией.

Дарья Чижова: Однако многиеэксперты говорят о наличии неких планов по дестабилизации в странах СНГ состороны Запада?

Андрей Карпов: Возможно, у какой-то частирадикально настроенной американской элиты и есть желание повторить украинскийопыт в масштабах всего СНГ, но это разные ситуации, разные условия и разнаястепень устойчивости системы.

Расколэлиты может создать совершенно иную ситуацию, при которой роль внешних игроковвозрастет в разы, а те риски, о которых мы говорили выше превратиться всерьезный элемент дестабилизации.

Вэтом плане нужно еще раз обратить внимание на роль личностного фактора – именнофигура Назарбаева является центрирующей для всей групп влияния внутриказахстанской элиты. И главный вопрос заключается в том, как сохранить этот«правильный баланс» в дальнейшем.

Поэтомурезюмирую – главный риск для Казахстана и других стран региона – системныйраскол элит. Если этого удастся избежать, то вполне вероятно, что алармистскиепрогнозы так и останутся  экспертнымиожиданиями. Не более.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение