Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017: как возродить потенциал Каспия?

30.03.2017

Автор:

Теги:

Прикаспийский регион может стать зоной экономического роста, если пять государств выработают единую стратегию развития. Проблемы и перспективы многостороннего взаимодействия обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии».  

Прикаспийский регион развивается в сырьевой и индустриальной парадигме – в духе ХХ века, считает эксперт Аскар Нурша. В ходе дискуссии координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК отметил: «Темы инноваций и новых технологий не дошли до Каспия. Ни один из ранее спроектированных транспортных коридоров не приобрел качественный многосторонний формат».

Нет особых достижений во взаимной торговле, добавил главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. Индикатором того, как развиваются отношения между странами, по его мнению, можно считать взаимную торговлю между Казахстаном и Азербайджаном: «Это две достаточно крупные нефтяные экономики, которые не связаны общими границами, кроме морской. Ставилась задача, согласно которой товарооборот должен превысить планку в 500 млн долларов. Но мы никак не можем довести показатель до этой цифры».

Как известно, статус Каспия до сих пор официально не определен, о его разграничении государства не могут договориться уже более 20 лет. Вопрос, как разделить между пятью странами богатый углеводородами шельф и акваторию, зависит от того, считать ли водоем морем или озером. В этом году забрезжила надежда на улучшение ситуации. Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря планируется подписать на пятом саммите глав прикаспийских государств в Астане, пояснил политолог Эдуард Полетаев. При этом он уточнил, что вопрос проведения встречи на высшем уровне зависит от согласования проекта конвенции на встрече глав МИД в Ашхабаде. «По некоторым данным, озвученным, в частности, министром иностранных дел Азербайджана, 80 процентов вопросов по конвенции уже согласованно. Но что содержится в остальных 20 процентах и насколько они принципиальные, пока еще никто не знает», – сказал политолог. 

В рамках заседания экспертного клуба прозвучало мнение, что как раз в 20% могут скрываться самые главные пункты, из-за которых и спорят все эти годы Иран и четыре государства, заявившие о своих правах после распада СССР, – Казахстан, Россия, Туркменистан и Азербайджан. В этом случае надежды на полное урегулирование ситуации вновь могут оказаться обманутыми. Впрочем, многостороннее сотрудничество выходит далеко за рамки правового статуса Каспия.

 «Многие говорят, что столь длительный процесс подписания конвенции тормозит развитие региона. Это правда лишь отчасти. Существуют препятствия по некоторым месторождениям», – заметила старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик. Действительно, по договоренности между Азербайджаном и Туркменистаном, а также между Ираном и Азербайджаном, спорные территории не осваиваются. Но есть и другие месторождения, которые требуют от государств внимания и инвестиций.

В последние годы государства региона стали уделять большее внимание различным аспектам сотрудничества. Положительный тренд, как рассказала Пархомчик, наметился в 2010 году, как только страны отошли от формата определения юридического статуса Каспия и сосредоточились на решении важных, но неконфликтных вопросов – проблем безопасности, транспорта, навигации, экологии. Заключать соглашения между пятью странами точечно и секторально гораздо проще, уверена эксперт Евразийского НИИ. В разработке находятся несколько важных документов: соглашения об экономическом сотрудничестве в регионе и о транспорте на Каспийском море, протоколы по обеспечению безопасности, а также дополнительный протокол к Тегеранской конвенции о трансграничном взаимодействии.

Независимо от того, примут ли конвенцию, прикаспийской пятерке необходимо диверсифицировать экономику региона, уверены казахстанские эксперты. Так, например, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын перспективы видит в производстве икры осетровых. «Есть прогнозы о том, что Казахстан мог бы получать миллиард долларов в год в казну только с икры, – отметил журналист. – Помню, был период, когда обороты икорной мафии, обнаруженной в Дагестане оценивались в 250 млн долларов в год. Сейчас икорная тема не рассматривается, потому что резко сократилась популяция осетровых рыб. Вопрос в том, можно ли что-то еще вернуть, ведь речь идет о рабочих местах, экологии».

Шанс есть, считает главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики МОН РК Олег Егоров. «В Дагестане и других регионах России, в Азербайджане и Казахстане были заводы по выращиванию мальков, которых потом выпускали в Каспийское море. Правда, тогда не было такого браконьерства», – признал Егоров.

Охрана окружающей среды и борьба с браконьерством могли бы стать важнейшими составляющими сотрудничества прикаспийских государств, если бы они решились сообща развивать рыбную отрасль. Попутно пришлось бы решать и многие другие вопросы, в том числе, связанные нефтедобычей на морском шельфе, которая, по словам Егорова, губительна для подводного мира, особенно в случае разливов нефти. Сблизить интересы государств и направить их усилия в единое русло могла бы единая программа развития прикаспийского региона, считает экономист.

«В казахстанском секторе Каспийского моря действовала программа до 2014 года. Но она не была продолжена. Ее наследие живо в том, в чем было ее техническое наполнение – развитие нефтегазовой отрасли. Другие вопросы в ней не рассматривались», – прокомментировала предложение предыдущего спикера Пархомчик.  

В свою очередь Полетаев призвал избавиться от прикаспийских шаблонов. «Мне кажется, что именно из-за давления трех основных шаблонов, а это нефть, осетровые, милитаризация, забываются многие важные вещи, благодаря которым Каспий был известен. Освоение Центральной Азии началось через Каспий! – сказал политолог. – Например, Актау (тогда – Шевченко) был передовым городом, когда его построили в 1960-х годах. Ведь вся вода, которая ему была необходима, поступала из моря. Она и по сей день опресняется на специальных установках. Уже десятилетия назад за рубежом Шевченко называли городом XXI века, так как пресная вода есть не везде, и считали, что за опытом этого города - будущее. Так оно и оказалось, судя по тому, как происходит жизнеобеспечение ряда городов Персидского залива. Не случайно Международным союзом архитекторов группе архитекторов города была присуждена международная премия имени Патрика Аберкромби за наилучшее приспособление неблагоприятной среды для человека».

Прикаспийским государствам, по мнению участников экспертного клуба «Мир Евразии», нужно искать новые возможности для сотрудничества и развивать уже начатые направления. Способствовать развитию региона могло бы создание зоны свободной торговли, удешевление мультимодальных перевозок, реализация намеченных ранее проектов по транспортировке углеводородов.

Виктор Санькович


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение