Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017. Иерархия вызовов: между социальным протестом и религиозным радикализмом. Ч.1.

29.03.2017

Автор:

Теги:

Интервью с заместителемисполнительного директора ИАЦ – Андреем Карповым.

Дарья Чижова: Волна актуального протестного движения в ряде постсоветскихстран актуализировала дискуссию на тему – чего больше стоит опасаться элитамстран СНГ? Где искать рецепты от радикализации молодежного протеста? Или естькакие-то другие риски – более опасные для правящих элит?

 Ваше мнение – можно липроецировать уроки минувших выходных в Москве, Минске, Бишкеке на казахстанскуюситуацию? Или наш евразийский партнер (в этом плане) находится в иной системекоординат?

А.Карпов: Унас, я говорю о России, эксперты и СМИ работают по информационному поводу.Пошла картинка молодежной аудитории на несанкционированном митинге Навального,и все – глобальные выводы, что делать и кто виноват. На самом деле и в России ив Казахстане существует намного больше скрытых вызовов для системы и главнаяопасность состоит в том, что они могут быть запущены одновременно и независимодруг от друга. Это может быть молодежный бунт, митинги социального протеста,действия религиозных радикалов. Большие страны, разные регионы, широкий спектррисков. В этом плане, еще раз подчеркну, у Кремля и Акорды сходные проблемы.

Что касается Кыргызстана, то тамсовсем иная ситуация и не стоит искусственно, ради «общего тренда» привязыватьпредвыборные битвы к долгоиграющим процессам, с которыми Кремлю и Акорденеизбежно придется работать в ближайшие годы.

Когда я говорю процессы «запущены»,то я не акцентирую внимание на некой внешней силе, которая может поджечь запал.Я говорю о том, что мы не очень хорошо представляем реальное состояние нашихобществ, ориентируемся на традиционную социологию, которая, вероятнее всего, уже(или еще) не может дать точную и внятную картину происходящего.

Дарья Чижова: Если я Вас правильно поняла, то ухудшениесоциально-экономической ситуации в РК и РФ приводит к тому, что скрытые вызовывыходят наружу, но сложно предугадать – на каком направлении находится главнаяугроза?

А.Карпов: Ненужно быть социологом, чтобы понять – одна из самых острых проблем дляКазахстана – вопрос религиозного экстремизма. Я не так давно побывал на югестраны и могу с уверенностью сказать, что даже внешне картина за последниепять-семь лет существенно изменилась. Это видно и по одежде и по манереповедения, обычаям и нравам, так сказать. Опасность соединения лозунговрадикального ислама и социальной справедливость, как правило, оцениваласьисходя из опыта соседних стран региона. Можно предположить, что и казахстанскиевласти теперь очень серьезно работают по данной теме. Вопрос – насколькоэффективно.

Поэтому неправильно говорить оскрытых вызовах, они хорошо известны и властям и экспертам. Но опять-таки опытрегионов Северного Кавказа показывает, насколько сложно найти баланс междусиловыми методами решения проблем и идеологической работой. Хорошо, еслиКазахстан располагает специалистами такого уровня, которые могут в регионеработать в этой очень сложной и тонкой сфере.

Дарья Чижова: Иными словами, «джинсовая революция» Казахстану не грозит?

А.Карпов: Беларусиэту «джинсовую революцию» пророчат вот уже 10 лет. Пока прогнозы остаютсяпрогнозами. Другой вопрос, что молодежная политика (слово-то какое) чаще всегоподменяется имитацией бурной деятельности. А племя младое и незнакомое легкомобилизуется под внешне привлекательными лозунгами. Раньше эту тему в нашейстране хорошо окучивал Владимир Вольфович, но сейчас уже запал пропал. Поднялидругие.

История с «нуртасовым побоищем» 2013года показывает, что и в Казахстане стихийная форма молодежного... Чего?  Протестом-то это вряд ли можно назвать, но при определенных обстоятельствах этаэнергия может выйти за рамки.

Окончание следует.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение