Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Визит Мирзиёева в Казахстан: подготовка к Москве и Пекину?

26.03.2017

Автор:

Теги:

Узбекистан традиционно остается весьма закрытой страной,ориентированной на внутреннюю стабильность и региональное влияние.Равноудаленность от крупных мировых центров, приоритет двустороннихотношений и свобода рук от ограничений и условий договоров крупных форматов –все эти основные принципы остаются в силе. Поэтому не стоит переоцениватьзначение поездки Мирзиёева в Казахстан – судьбоносных решений в рамках данноговизита и не ожидалось. Скорее, новый президент Узбекистана в осторожной манереформирует контуры сотрудничества, главные внешнеполитические поездки еще грядут– в апреле в Россию, и в мае в Китай.

Новыйпрезидент остается олицетворением и выразителем интересов узбекских элит, ипока нет оснований говорить о каком-то радикальном пересмотре оснований политикиУзбекистана. Тем не менее, мир быстро и радикально меняется, это прекраснопонимают в Ташкенте. Новые условия заставляют пересматривать контуры прошлыхдоговоренностей, менять тактику и стратегию в зависимости от ситуации.

Усилениерисков закономерно ставит вопрос безопасности в основу современной повестки.Напомним, для Узбекистана очень остро стояла проблема религиозного экстремизмас самого начала своей современной истории. Также близко руководство странызнает проблему гражданской войны – урегулированием конфликта в Таджикистанепредыдущий президент Узбекистана занимался напрямую. Поэтому в лице узбекскогоруководства мы имеем дело с весьма прагматичным и трезвомыслящим оппонентом.

Вместес вопросами двусторонней повестки наверняка в рамках встречи президентовКазахстана и Узбекистана много внимания было уделено более глобальным проблемам,в которые эти две страны вовлечены. Президент Казахстана давно воспринимаетсякак успешный глобальный посредник, которого весьма благосклонно воспринимают вМоскве, Пекине и других мировых столицах. Объем доступной Назарбаеву информациитакже несоизмеримо выше возможностей закрытой узбекской элиты – нужно помнить,что от закрытости до изоляции один шаг.

Первая и главная тема в данном контексте –это безопасность. Ухудшение ситуации в Афганистане, возвращение «национальных»отрядов из ИГИЛ закономерным образом ставит вопрос адекватного и общегореагирования на эту угрозу, с которой невозможно справиться в одиночку. И здеськрайне важно иметь гибкую модель сотрудничества, адекватную интересам всехсторон. Глобальные угрозы имеют форму политических и социальных альянсов – этовидно на примере того же ИГИЛ. Важно, чтобы при этом противостоящие структуры ввиде ОДКБ начали прогрессировать сообразно угрозе. В случае с Узбекистаномглобальное сотрудничество имеет прямое значение – пусть может не в виде прямоговоенного участия, размещения иностранных сил, в более гибком формате –координации разведок, контр-террористических сил, сил специальных операций.

Второй вопрос – это глобальное изменениемировой картины. В двух мировых столицах (чуть ранее – в Пекине, и буквальнонедавно – в Вашингтоне) сменились правящие элиты – и это радикально изменилоцелеполагание мировых держав. Несмотря на тесные связи Узбекистана с США и КНР,эти изменения серьезно повлияют на уровень и направление двустороннихотношений.

Третье – изменение баланса сил в регионе. Ужесейчас можно с большей долей вероятности говорить, что Центральная Азия станетодним из театров политического противостояния двух мировых держав – и этаконкуренция кардинально изменит облик региона.

Четвертое – технологический прогресс.Скорая смена технологического уклада может окончательно сместить постсоветскиереспублики на обочину мировой экономики. Это вынуждает наиболее развитые республикирегиона активно заниматься технологическим обновлением своей промышленности. Необходимостьэкономического развития увязывает вместе все вышеперечисленные условия новогомира в стратегию развития страны, продолжение индустриализации, начатую еще впериод первого президента силами (технологическими и финансовыми) Южной Кореи иСША.

Все это вынуждает руководство Узбекистанадействовать более активно и гибко. Задачи социально-экономического развития,возросшие риски (безопасности и технологического отставания) будут толкатьпрезидента и весь узбекские элиты за ним на более открытую и активную политику нетолько в регионе, но и в более широком пространстве. В новых условиях заэкономические и технологические инвестиции (пусть то из США или КНР) предстоитпобороться в условиях растущей конкуренции. Россия за социально-экономическуюподдержку (в виде безвизового режима и широкого рынка сезонных работ дляузбекских граждан) также сформулирует свои условия. Поэтому главныевнешнеполитические события Узбекистана еще впереди.

 

Александр Костин,

Заместительгенерального директора

Институтанациональной стратегии 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение