Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Лечение, прописываемые казахстанской финансовой системе, не эффективно»

05.03.2017

Автор:

Теги:

2трлн тенге (свыше 6 млрд долларов) будет выделено на капитализацию Фондапроблемных кредитов в Казахстане. Деньги в конечном счете предназначены банкам– выкуп проблемных активов позволит оздоровить финансовый сектор. Очереднаяоперация по спасению банков вызывает массу вопросов в казахстанском обществе –ведь и во время предыдущего кризиса 2008-2009 гг. они устояли только благодарягосударственной поддержке, однако устойчивости это им, по-видимому, не придало.Экономист Петр Своик считает, что лечение, прописываемое Нацбанкомотечественной финансовой системе, неэффективно в силу системной ошибки,заложенной в основу отечественного банковского сектора:

- Петр Владимирович, то, чтоказахстанским банкам снова понадобилась государственная помощь, свидетельствуето системном кризисе отечественной финансовой системы?

- Впервую очередь необходимо констатировать то обстоятельство, что Казахстаннаходится в самом начале развития глубокого системного кризиса, которыезнаменует исчерпание, во-первых, экспортно-сырьевой экономики, во-вторых,модели внешнего инвестирования и кредитования.

Приэтом правительство Казахстана, по всей видимости, не осознает того, что мынаходимся в глубоком системном кризисе и дальше он будет только развиваться.Экспортно-сырьевая модель экономики не подлежит лечению.

Аколь скоро те, кто пытается лечить экономику, не понимают природу болезни, тосама попытка лечения в такой ситуации чревата рисками усугубления болезни.

Поглавным параметрам внешнеэкономической деятельности – а она являетсядоминирующей для этой модели, внутренняя экономика служит только приложением квнешней ориентации - мы сегодня вернулись в 2005 год. Так платежный баланс посвоим пропорциям соответствует примерно показателям этого года.

Ноесли в 2005 году рост цен на сырьевые ресурсы был тем «поплавком», которыйтянул экономику вверх, то сегодня на экономику Казахстана навешено «грузило» -вывод из страны доходов, полученных от раннее вложенных иностранных инвестиций,и обслуживание накопленного внешнего долга Казахстана. Это «грузило» тянетэкономику республики вниз и еще больше отбрасывает нас назад – к показателямконца 90-х годов, то есть начала формирования сырьевой модели. Ситуацияусугубляется еще и тем, что возобновление сырьевого роста не предвидится. Поцелому ряду причин. Главная из них – мы «перебрали» с внешними заимствованиями.

- Какие именно экономические показателидемонстрируют откат назад?

-Как показали итоги 2016 года, с девальвированным тенге нам удалось достичь однопроцентного роста ВВП – но, повторюсь, это вдевальвированных тенге. В долларовом выражении в 2017 мыупадем уже почти в два раза по сравнению с максимумом, который был в2013 году.

Объемпромышленного производства в 2016 году, по официальным данным, составил 98,9% по отношению к показателям 2015 года.

Исамое главное – у нас наблюдается сжатие такого важному параметру, какэкспорт-импорт. Экспорт по итогам 2016 года составил 77,8% по отношению к показателям 2015 года,то есть сократился на четверть, а импорт - 79,9%. Этоочень серьезное сжатие параметров внешнеэкономической деятельности.

- Как эти процессы отражаютсяна состоянии банковского сектора?

-Есть очень значимый фактор, который объясняет все проблемы отечественнойфинансовой системы. Важно осознавать, что казахстанская банковская системаотличается от той стандартной классической модели, которая существует вразвитых странах и описана в учебниках по макроэкономике.

Какизвестно, эта модель состоит из двух уровней: Центральный банк выступаеткредитором первой инстанции, обеспечивающим первичное фондирование банковвторого уровня, а банки второго уровня распространяют кредитную эмиссию поэкономике. Такая модель действует в США, Европе, Японии и других развитыхэкономиках.

Унас, как и в России, все устроено иначе. Мы относимся к вторичным экономикам,поскольку ни Казахстан, ни Россия не осуществляют денежно-кредитную иинвестиционную эмиссию. В последний раз Казахстан и Россия проводили ее в концепрошлого века. Эмиссия в наших экономиках осуществляется только обменным образом через Нацбанк в Казахстане иЦентробанк в России, как замыкающих игроков на валютной бирже.

Приэтом вся обменная эмиссия, которую производятнаши центральные банки, идет мимо банков второго уровня непосредственно в рукисырьевых экспортеров, которые обменивают валютную выручку, чтобы иметьвозможность осуществлять экономическую деятельность внутри страны, внациональной валюте.

Такимобразом, система банков второго уровня почти не затрагивает сердцевиныэкспортно-сырьевой экономики. Сырьевым экспортерам местные банки нужны побольшому счету только для ведения текущих счетов, но никак не дляинвестирования и кредитования. Кредитные и инвестиционные ресурсы они извлекаютиз собственной деятельности, плюс к этому средства иностранных инвесторов,которые охотно «заходят» в добывающие отрасли.

Банкивторого уровня, что в Казахстане, что в России, работают только на внутреннююэкономику. От ключевого для экономики сырьевого экспорта они, по сути,отлучены. А поскольку внутренняя экономика, как отражение сырьевого экспорта,ориентируется в основном на импорт промышленных и потребительских товаров, то ибанки кредитуют в основном потребление импортируемых товаров, то есть кредитуют внешнего производителя.

ВКазахстане больше половины кредитов – примерно 60% – выдаются напотребительские цели: ипотека, приобретение автомобилей, бытовой техники, и даже проведение семейных торжеств.

Политическаяхарактеристика такой модели состоит в том, что ни Казахстан, ни Россия не имеютпо сути национальной монетарной системы. Центральные банки наших стран являютсяпредставителями интересов международной финансовой элиты – назовем их условноМВФ. А банки второго уровня в этой системе – это долларовые дистрибьюторытретьего-четвертого уровня. Только дистрибьюцию они производят в местнойвалюте.

Чтопроисходит в такой экономике в период сжатия (выше я уже указал параметрысжатия)? Сжимается и потребление, причем опережающим темпом.

Так,по предварительным итогам 2016 года, покупательная способность населения вКазахстане упала почти на 10%. Соответственно, стагнирует и та сфера, в которойдействуют БВУ, – снижается ипотека, потребительские кредиты.

Ещеодна тенденция, характеризующая этот кризис, - все больше предприятий вынужденыприбегать к кредитованию для пополнения оборотных средств. Это инвестиции не восновной капитал, а попытка заделать брешь в текущих расходах.

Вцелом же, банковская сфера сжимается. Отсюда и внутренняя грызня – не толькоэкономическая, но и политическая. Когда кормушка оскудевает, то понятно, чтоборьба за место возле нее усиливается.

- Как повлияла наказахстанскую банковскую систему девальвация 2015-2016годов?

- Причины девальвации тенге с августа 2015 года по февраль 2016-го носилине экономический, а политический характер. По сути, она копировала аналогичныепроцессы в России.

Последствия этого политического акта начинают сказываться только сейчас,причем, прежде всего, на банках. Эффекта оздоровления девальвация не принеслаи, в принципе, при существующей экономической модели, принести не могла.

Действительно, страны с развитым экспортом и с высокой добавленнойстоимостью в экспортной продукции иногда могут «баловаться» девальвацией,понижать стоимость своей валюты, повышая конкурентоспособность своего экспортаи расширяя его.

В нашем случае, когда экономика имеют экспортно-сырьевую ориентацию, всеиначе. Если внутренняя валюта дешевеет, то сырьевым экспортерам элементарнонадо меньше возвращать валюты в страну. Они просто сокращают то, что можноназвать экспортом в платежном балансе. В результате сжимается вся экономика.Что, собственно говоря, и произошло в Казахстане. Этот эффект сжатия сегодняначинает сказываться на экономике, и в первую очередь на банках.

В добавок к сжатию экономики и сокращению потребления банки столкнулись спроблемой невозвратных кредитов: внутренние потребители, которые брали займы ввалюте, оказались несостоятельными плательщиками.

Насколько ситуация критическая – мы с вами не можем сказать, потому чтоофициальная статистика и отчетность банков, скорее всего, приукрашена. На самомделе все гораздо серьезнее, о чем свидетельствует решение руководства страны передать 2 трлн тенге Фондупроблемных кредитов.

ЖанарТулиндинова (Астана)


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение