Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Фактор «первого визита» и «амбиции регионального лидерства»: эксперты комментируют предстоящий визит в Астану президента Узбекистана

03.03.2017

Автор:

Теги:

По итогам президентских выборов в Узбекистане вэкспертном сообществе зрела интрига: какую страну избранный президентреспублики посетит с первым официальным визитом. Мнения экспертов,специализирующихся на регионе Центральной Азии, разделились: одни утверждали,что это будет Россия, другие настаивали – Казахстан. Не так давно интригаразвеялась. Выбор сделан в пользу Астаны. О факторе «первого визита», аспектахрегионального лидерства, перспективах развития казахстанско-узбекских отношенийи взаимодействия двух стран в формате межгосударственных объединений  рассказали эксперты из  Узбекистана и Казахстана.

 

Нашими собеседниками выступили эксперт по вопросамрегиональной безопасности, главный редактор интернет-портала AntiterrorToday Олег Столповский (Узбекистан)и политолог Султанбек Султангалиев (Казахстан), которым мы предложили ответить наследующие вопросы.

 

· Чем мотивируется выбор Казахстана в качествестраны первого официального визита президента Узбекистана? Означает ли это, чтоШ.Мирзиеев делает ставку на региональное позиционирование Узбекистана «в обход»Москвы? Насколько фактор «первого визита» актуален и значим в современнойгеополитике?

· В контексте отношений Астаны и Ташкента частоупоминаются «амбиции регионального лидерства». Однако, оценивая роль двухгосударств в регионе в перспективном плане, некоторые эксперты уверждают:Ташкент и Астана могли бы составить «двухядерную» основу новой интеграционноймодели. Разделяете ли вы это мнение?

· Имеются ли предпосылки включения Узбекистана винтеграционные процессы на евразийском пространстве и, в частности,возобновления членства республики в ОДКБ?

· Предваряя визит узбекского лидера в Казахстан, СМИуже формируют позитивный фон развития казахстанско-узбекских отношений,озвучивая перспективные планы инвестиционного, торгово-экономическогосотрудничества. Какие «реперные точки» способны обеспечить взаимовыгодный и приэтом равновесный характер такого сотрудничества? 

 

 

Олег СТОЛПОВСКИЙ, эксперт по вопросам региональной безопасности,главный редактор интернет-портала AntiterrorToday:

 

- Почему Астана? Как мне представляется, ответ наэтот вопрос обусловлен рядом факторов, основным из которых является сохранениеновым руководством на официальном уровне преемственности внешнеполитическогокурса первого президента Узбекистана, курса многовекторности, котораяпредполагает равноудаленность от мировых центров сил и получение от этогосоответствующих дивидендов.

На первый взгляд, может показаться, что я озвучиваюпрописные истины. Но в условиях развернувшейся на Западе информационной войны ипоиска любого повода, чтобы поставить все с ног на голову, зачем новомуруководителю РУз  первым визитом вМоскву давать повод западным и либеральным СМИ обвинять его в«верноподданичестве» и раскрывать все карты «большой политики» - кто на когособирается ориентироваться, на кого можно опереться в трудную минуту? Вспомнитепервый визит Игоря Додона в Москву и последовавшие после этого комментарии,навешивание ярлыков.

Отношения Москвы и Ташкента уже более 10 летопределяются положениями  двустороннегодоговора о стратегическом партнерстве и тем уровнем личных взаимоотношений,которое сложилось между руководителями двух государств (я имею в виду и новогопрезидента РУз).

К тому же, визит Владимира Путина в Ташкент послесмерти Ислама Каримова и его разговоры с Шавкатом Мирзиеевым – это непротокольно-дежурный «междусобойчик», не встреча «накоротке» в месте общегопользования. Это дорогого стоит.

Спрашивается: зачем же «дразнить гусей», в первуюочередь за океаном, а также вызывать «скрытую» ревность у Пекина, которыйинвестирует в экономику Центральной Азии многократно больше, нежели РФ?

В контексте этого вопроса я бы не стал ставить водин ряд взаимоотношения РУз с РФ и региональное «позиционирование» Ташкента «вобход» Москвы. Отношения с Россией – это отношения с мировым центром силы.Отношения с Астаной – региональный уровень.

Попробую привести достаточно банальный, но, на мойвзгляд, красноречивый пример. Это как компания мальчишек в одном большом дворе,где обязательно есть кто-то постарше и посильнее, и кто-то помладше. Да, внутридвора вы можете спорить, ругаться, обижаться, но когда какой-нибудь чужакполезет к тебе, ты можешь обратиться к старшему пацану, чтобы он защитил тебя(сам проходил через это). Вас связывает общий двор и общая среда, в которой вываритесь. Если все это «переложить» на межгосударственный уровень, отношения сАстаной – это отношения с соседом по лестничной площадке, от которого зависиточень многое – твоя жизнь, комфорт, психологическое состояние на ограниченноймежэтажной территории. Не случайно на Востоке говорят: сосед ближе любогородственника.

Отношения Узбекистана и Казахстана нужнорассматривать именно в этой плоскости, и ни коим образом не противопоставлятьих более высокому уровню отношений между Узбекистаном и Россией.

Да, фактор «первого визита», безусловно, имеетопределенное символичное значение, тем более в условиях современных масс-медиаи их подачи того или иного события. Символизм, наверное, и есть главноепредназначение «первого визита». Но я бы не стал выделять его как ключевойфактор в межгосударственных отношениях, обоснованно полагая, что основныерешения, которые будут определять важнейшие процессы между странами,принимаются не под софитами телекамер во время торжественных встреч-проводов.Даже если этот визит стоит первым в очереди.

Так что, «первый визит» - это больше PR-ход, рассчитанный в большей степени на другихвнешнеполитических игроков.

Что касается «амбиций регионального лидерства», то,на мой взгляд, они в первую очередь определяются амбициями людей, руководителейгосударств и властных кланов. Это в большей степени категория из сферычеловеческих взаимоотношений, безусловно, подкрепленная потенциалом техгосударств, которые люди представляют.

Поэтому амбиции регионального лидерства во многомзависят от того, кто стоит у руля государства. Еще при Союзе главы двухреспублик демонстрировали стремление выставить их (ну и себя, естественно) вкачестве «главной» жены за счет экономического и людского потенциала,социальных достижений, спорта и так далее, чтобы как можно больше преференцийполучать от Москвы.

В условиях рыночных отношений это приобрелонесколько иной оттенок, но суть осталась прежней: кто богаче и мощнее, тотдиктует условия для обеспечения своих национальных интересов (читай властныхкланов).

Но, опять же, в этом процессе многое определяетсяхаризматичностью лидера. Безусловно, между И.Каримовым и Н.Назарбаевым имеломесто скрытое противоборство за роль лидера на просторах ЦА. В контекстесегодняшнего дня, мне представляется, что субъективный фактор вмежгосударственных отношениях РУз и РК отошел на задний план, если вообще несошел на нет. Основными, определяющими факторами теперь будут другие. В первуюочередь – уровень экономического развития обоих государств.

По поводу «двухядерной» интеграционной модели явысказал бы осторожный оптимизм, полагая, что в этом заинтересованы как РУз,так и РК как государства-соседи, но выгодно ли это кланам, которые оседлали теили иные отрасли в республиках? К тому же любая интеграция предполагаетстолкновение национальных интересов. Пойдут ли сейчас на это республики всложных международных и экономических условиях – вопрос. Надо с цифрами в рукахсмотреть, насколько и кому это выгодно.

И, к слову, отсюда вытекает ответ на вопрос обучастии Узбекистана в уже имеющихся интеграционных объединениях.

Думаю, на современно этапе, когда и ЕАЭС, и ОДКБдемонстрируют в условиях разноуровневого потенциала их членов, мягко говоря,малоэффективность, которая усугубляется постоянно возникающими противоречиямимежду странами (наглядный пример РФ - РБ), Ташкент вряд ли согласится принять вних участие, обоснованно делая акцент на двусторонние отношения как с Россией,так и с Казахстаном – признанным экономическим локомотивом в ЦА.

В сфере обеспечения безопасности Ташкент, впринципе, в состоянии справится с региональными угрозами, заведомо зная, чтоему в этом окажет помощь Россия на основании действующих договоров. Тем боле вУзбекистане принята военная концепция, не предусматривающая участие в каких-либоблоковых союзах.

Поэтому разговоры о том, что Узбекистан может вближайшее время вернуться в ОДКБ, я считаю малоперспективными. Если неслучится, конечно, что-то свехрординарное, что подвигнет руководство республикипринять подобного рода политическое решение.

Позитивный фон в свете предстоящего визита понятен,это общепринятая практика. Так называемых «реперных точек» может отыскатьпредостаточно, тем более и РУз и РК есть чем поделиться друг с другом. Приэтом, однозначно, нужно принять как должное, что финансовые возможностиКазахстана гораздо значительнее, и именно он в двусторонних отношениярассматривается как инвестирующий субъект - в Узбекистане уровеньэкономического развития РК адекватно оценивают и признают практически все, иникто не питает иллюзий, где население живет богаче.

 

Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ, политолог:

 

- Фактор «первого визита» весьма значим в восточнойполитике. В связи с этим хотелось бы напомнить, что первым из государственныхруководителей именно  Владимир Путинприехал в Узбекистан, чтобы встретиться с тогда еще «не президентом»Мирзиеевым.

Нынешний же предстоящий визит избранного президентаУзбекистана в Астану подтверждает то большое значение, которое официальныйТашкент придает укреплению двухсторонних связей.

У Казахстана и Узбекистана есть много общихинтересов в экономической сфере.  Этои логистика, и сельское хозяйство и нефтегазовая отрасль, и многое другое.Общими являются и угрозы распространения религиозного экстремизма. Нетруднозаметить, что с приходом к власти нового узбекского лидера отношения междунашими странами заметно оживились. И подобная тенденция внушает оптимизм инадежду на дальнейшее углубление всестороннего сотрудничества между Казахстаноми Узбекистаном.

Однако было бы ошибкой считать, что Ташкентигнорирует Москву. Это просто невозможно в силу различных экономических игеополитических причин.

Скорее всего, отсрочка официального визитапрезидента Мирзиеева в Россию связана с нежеланием узбекского руководствапортить отношения с западными странами.

Соперничество между Узбекистаном и Казахстаном затак называемое региональное лидерство, на мой взгляд, во многом определялосьличными отношениями двух патриархов постсоветского пространства – НурсултанаНазарбаева и Ислама Каримова. В настоящее время этот фактор исчерпан, и ничтоне мешает обеим странам развивать плодотворные, взаимовыгодные двухсторонниеотношения, а так же консолидировать усилия в борьбе с международнымтерроризмом, иными общими угрозами.

Центральноазиатский регион с точки зрения перспективраспространения религиозного экстремизма является потенциально горячей точкойЕвразии. Пока сильным политическим режимам удается удерживать ситуацию подконтролем, однако никто не застрахован от взрыва радикальных настроений.Поэтому роль Организации Договора о коллективной безопасности в регионе будеттолько усиливаться. И, на мой взгляд, возобновление членства Узбекистана в ОДКБнеизбежно, так как это полностью соответствует национальным интересам страны исоображениям государственной безопасности.

Думаю, это вопрос времени… 

 

Источник: http://iq.expert/last-news/?ELEMENT_ID=343 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение