Россия, Москва

info@ia-centr.ru

КРУГЛЫЙ СТОЛ "КОНЦЕПЦИЯ СОЗДАНИЯ УНИВЕРСИТЕТА ШОС"

30.09.2008

Автор:

Теги:



Алексей Викторович Власов, профессор кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, руководитель информационно-аналитического центра МГУ (в дальнейшем Модератор):
- С сегодняшнего дня начинается второй этап нашей деятельности. Мы хотели бы наиболее заинтересованных, участвующих в этом проекте коллег проинформировать о том, что было сделано и о том, что предстоит нам делать на втором этапе, с тем, чтобы скоординировать наши усилия и двигаться дальше уже вместе. В дополнение к той информации, которая прозвучала по первому нашему семинару, проходившему в Александр-хаус месяц назад, скажу, что четыре дня назад в Душанбе был проведен, в рамках выставки «Российское образование» в Таджикистане» круглый стол, посвященный образовательной интеграции на постсоветском пространстве, в котором также рассматривалась тема университета ШОС.
Наши таджикские коллеги из Славянского университета, Академии Наук, государственного университета выразили полную поддержку и самую живую заинтересованность в непосредственном участии в этом проекте, и поставили ряд вопросов, в дополнение к тем, которые были озвучены нашими коллегами во время встречи в Александр-хаус. Мне кажется, они должны стать предметом обсуждения на завершающей стадии в ходе подготовки этого проекта.
Самый главный вопрос - это языки. Обучение, на котором будет функционировать данный университет, прозвучало предложение сделать трехъязычным: с русским, английским и китайским языком - это предложение наших таджикских коллег.
Второй вопрос, на который тоже нужно ответить: будет ли в дипломах, которые получат выпускники этого университета, обозначено, что это дистанционное обучение? Ведь сейчас, насколько я понимаю, в России вообще нет такого понятия - диплома дистанционного обучения. Есть диплом определенного вуза, и форма обучения: очная или заочная. В данном случае это очень важный вопрос, который вообще остался в стороне на первой фазе обсуждения. А он может быть принципиальным для, если не российских учащихся этого университета, то для обучающихся из стран Центральной Азии и, возможно, Китая.
И третий вопрос - он вызвал очень серьезные разногласия, таджики выступали очень активно по этому поводу - это перечень дисциплин, которые предлагается обозначить для обучения в этом университете. Для таджикских коллег как раз актуальны вопросы, связанные с лингвистикой, филологией, изучением иностранных языков - в общем, специальности гуманитарного цикла. В то время, как такая тема, как IT-технологии, на которых так настаивали наши китайские и, отчасти, казахстанские партнеры, для них, возможно, неактуальна. В связи с этим встает вопрос, как подойти к решению консенсусного поиска начала? И в каком виде сейчас представлена модель университета, который планируется создать до 2012 года - гуманитарные дисциплины в этом блоке вообще никак не упоминаются, что уже ставит этот вопрос в категорию вопросов дискуссионных. А в остальном - было полное понимание. Один молодой человек разрядил деловую атмосферу вопросом: «Скажите, пожалуйста, после окончания университета ШОС, когда будет выдаваться диплом, не будет ли одновременно выдаваться сертификат о российском гражданстве?» Это сразу стало понятно и близко одновременно и китайцам, но пока эти два сюжета никак не связаны. То есть это показывает, как в Таджикистане воспринимают тему российского образования, это ни хорошо, ни плохо, но это очевидный факт. Материалы нашего сегодняшнего мероприятия будут обобщаться, в том числе для подачи в «Рособразование».


Дмитрий Петрович Бак, проректор Российского государственного университета, главный куратор данного проекта:
- От имени ректора университета Ефима Осиповича Пивовара, профессора, член-корреспондента Российской академии наук рад вас приветствовать в стенах РГГУ. Кратко предварю сегодняшнее обсуждение буквально несколькими общими словами. Нет, я думаю, необходимости подчеркивать лишний раз то значение, которое имеет сегодняшнее наше собеседование, потому что это собеседование входит в очень широкий контекст, который увязан с глобальными политическими событиями последних десятилетий, последних лет и последних недель тоже. Мы это прекрасно все понимаем, и я лишний раз готов подчеркнуть, что Российский Государственный гуманитарный университет уделяет очень пристальное внимание на протяжении последних лет проблемам геополитическим, связанным с изменяющейся политической картой, изменяющейся картой влияний и взаимовлияний на евроазиатском континенте, и не только. Именно поэтому у нас в университете функционирует кафедра стран постсоветского зарубежья, и ее деятельность в той тематике, которая сопоставима с названием, не укладывается, она шире. Этой кафедрой заведует ректор университета, здесь комментарии, как говорится, излишни. И в этом свете наше совещание сегодня носит вместе с тем не какой-то глобальный, а очень деловой, конкретный характер. Поэтому я очень рад приветствовать представителей информационных органов, которые обеспечивают работу Делового совета ШОС. Рад приветствовать от имени ректора, от своего имени представителей российских вузов, представителей Республики Казахстан. Хотел бы подчеркнуть, что наше сегодняшнее обсуждение должно быть как можно более конкретным, потому что уже те вопросы, который сформулировал Алексей Викторович, говорят о том, что в важнейшем деле создания концепции университета ШОС еще много неясного. И пока не совсем понятно, какова целевая установка создания этого университета, и как сочетаются в данном случае две целевые установки: с одной стороны, получение какого-то конкретного образования по какому-либо направлению (и здесь возникает целый комплекс проблем, связанных с тем, что содержание этого образования должно быть увязано с госстандартами и законодательствами разных стран - эти законодательства не совпадают, более того, находятся в периоде изменения, связанном с Болонским договором процессом, например; мы все знаем, что в России сейчас происходят сложнейшие и глобальные изменения на поле законодательных актов, обеспечивающих образование), с другой стороны - способствование формированию многополярного мира, способствование тому, чтобы выпускник университета не только и не столько обладал какой-то компетенцией в конкретной области, будь-то гуманитарные или естественные науки, сколько был компетентным тьютором, компетентным экспертом, для того, чтобы он мог функционировать на новом, только формирующемся геополитическом, экономическом поле, связанном с ШОС. Отсюда возникают вопросы, которые кажутся техническими: на каком языке преподавать, что именно, какие курсы, дистанционно или очно, какие дипломы выдавать, но на самом деле, это, конечно, сущностные вопросы, имеющие очень важное значение. Я уверен, что благодаря такому представительству, наше сегодняшнее собеседование будет результативным.

Александр Станиславович Левченков, доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, основной докладчик в деловом ключе озвучил основные положения концепции:
- Рад приветствовать коллег, которые заинтересованы в реализации проекта университета ШОС, концепция которого уже обрела некие реальные черты. Я бы хотел отметить, что актуальная и перспективная концепция проекта университета ШОС, как сети высших учебных заведений, заявленная для разработки федеральными органами управления образованием, прежде всего, предполагает, что университет ШОС будет представлять собой инновационное в плане реализации, сетевое учебное заведение, не имеющее аналогов в мировой практике. Подготовка кадров высшей квалификации и исследовательская деятельность в рамках этого университета должна осуществляться, по мысли разработчиков концепции по приоритетным областям научно-образовательного, экономического, делового сотрудничества между государством и членами ШОС. Университет будет базироваться на базе уже существующих вузов во всех странах-участницах ШОС, не странах-наблюдателях, а именно странах-членах. Это шесть стран, включая Россию. В рамках этого учебного заведения, несколько национальных университетов, которые представляют интересы и учебные стандарты своих стран, объединят свои образовательные ресурсы для совместного обеспечения учебного процесса. В качестве основы для разработки концепции была взята концепция университета ШОС, которая была представлена российской стороной и одобрена на совещании экспертов по образованию государств-членов ШОС в феврале 2008 года в Пекине, а так же ряд документов совещания экспертов по образованию ШОС в июле 2008 года. В этих документах, прежде всего, обращалось внимание на необходимость объединения нескольких учебных систем и систем контроля над качеством знаний внутри одного учебного заведения, необходимость выработки единых стандартов обучения и форм взаимного признания дипломов и иных документов об образовании. Делался акцент на особенностях развертывания университета внутри одной организации ШОС, объединяющей разные по своему социально-экономическому и образовательному развитию системы. Кроме того, обращалось внимание на необходимость учета интересов всех заинтересованных сторон на основании механизмов, разработанных ШОС, и включение в структуру университета ШОС механизмов перспективного развития этого учебного заведения в случае присоединения к нему новых стран-участников, таких, как Монголия, Индия, Пакистан и Иран, которые в настоящий момент имеют статус наблюдателей. И, наконец, еще одним важным аспектом, на который обращалось внимание, была необходимость предусмотреть в структуре университета ШОС механизмы транспарентности его деятельности для согласования с национальными государственными стандартами государств-членов ШОС. Предполагается в настоящий момент, что развертывание университета ШОС будет включать в себя несколько этапов: подготовительный, который был фактически пройден в течение 8-9 месяцев 2008 года. В это время были разработаны общая модель создания и функционирования университета в самом общем виде, базирующаяся на предложениях, обращаю на это особое внимание, именно российской стороны. И представлен первый вариант модели ШОС и ее концепции - то, что имеется на настоящий момент.
Вторым этапом является среднесрочный этап до 2009 года.
Третий этап рассчитан на долгосрочную перспективу - с 2010 по 2012 годы. Что касается поэтапного развертывания университета ШОС, как сети высших учебных заведений, то, прежде всего, в концепции обращается внимание на определение критериев отбора базовых и головных вузов государств-членов ШОС по направлениям подготовки специалистов. Предполагается, что каждая страна представит список главных вузов, которые будут осуществлять сотрудничество между собой и служить опорными точками в этом сетевом университете. Непосредственно отбор и назначение головного университета по конкретной специальности или набора специальностей будут производить федеральные органы управления образованием каждой из стран-участниц ШОС. Желательно, чтобы данные индикаторы были едиными для всех стран ШОС, поэтому здесь еще предстоит пройти несколько этапов согласования. Соответственно, на основании работы, проведенной по выявлению таких университетов, и головных, а также группы университетов по специальностям, которые будут дополнительно включены в проект, Министерство образования и другие органы управления образованием каждой из стран-участниц ШОС сформируют каждый - свой национальный пул университетов, которые будут участвовать в этом проекте. После чего фактически будет ограничен лишь верхний предел количества университетов-участников страны для каждого этапа, но пока этот вопрос остается открытым. Также на среднесрочном этапе создания университета ШОС будет определена схема управления университетом, которая, конечно же, не должна противоречить национальным законодательствам в области образования, что налагает на каждую сторону обязательства по проведению дополнительной работы по согласованию документов об образовании и взаимопризнании дипломов. Она будет включать в себя следующие компоненты: систему управления университетом, систему работы попечительского совета, систему согласования решений с учетом мнения руководства университетов ШОС, секретариата ШОС и министерств образования стран-участниц. И, наконец, будет представлена уже хорошо разработанная и структурированная структура университетов ШОС и взаимодействия всех его компонентов. В настоящий момент эта структура существует только в самом общем виде.
В 2009 году предполагается приступить к уже детальному согласованию нормативной базы выдачи документов об образовании в университете ШОС. Это, конечно, важнейший вопрос. В настоящий момент деятельность университета ШОС, по мнению разработчиков концепции, может быть обеспечена рядом существующих соглашений о взаимном признании документов об образовании. Но следует учитывать, что эти документы носят, безусловно, двусторонний характер и не могут заменить собой многосторонний документ. По своей сути обучение в университете будет являться одной из форм включенного образования. При этом базовой концепцией, представленной российской стороной, предполагается, что студент сможет обучаться до 30 процентов времени в одном из главных вузов стран ШОС за пределами своего государства. Соответственно, предполагается, что при открытии университета ШОС возможна выдача студенту двух дипломов - государственного диплома головного вуза страны, гражданство которой он имеет и где он проходит основное обучение, и диплом университета ШОС, который будет признаваться на основе дополнительного соглашения между образовательными ведомствами каждой из этих стран. Еще хотелось бы отметить такой важный момент, как основные направления обучения в университете ШОС. В настоящий момент определены четыре основных направления: это IT-технологии, энергетика, экология и регионоведение. В последующем предполагается, что с 2009 года могут быть объявлены языковые курсы, по тематике, которая будет соответствовать профессиональным интересам тех людей, которые будут получать образование в университете ШОС. Языковые курсы могут быть объявлены, в частности, по следующим направлениям и специализациям: металлообработка, энергетика и энергоресурсы, современные IT-технологии, образовательное сотрудничество, экология и охрана окружающей среды и информационное сотрудничество. Что касается языков для обучения в университете ШОС, то базовыми на данный момент являются русский и китайский, но поступило предложение, которое серьезно обсуждается - о том, что, безусловно, третьим языком для обучения должен служить английский язык. Фактически на настоящий момент предусмотрено, что полноформатное развертывание университета ШОС должно быть произведено до 2012 года. В частности, в течение этого периода предполагается внедрить бакалавриат по направлениям и специальностям, которые уже существуют в странах-участницах ШОС. Это должно привести к созданию системы бакалавр + магистр, то есть двухуровневого образования. Список направлений, помимо тех четырех, которые я уже перечислил, в течение этого времени будет увеличен до восьми. К ним прибавятся: экономика, юриспруденция, нефте- газодобыча и металлообработка. А в последующий период предполагается также добавить такие направления, как PR-технологии, агрономия, медицина и история. То есть мы намерены расширять список гуманитарных специальностей. Наконец, предполагается создать структуру для книгообмена между странами-участницами ШОС, библиотеку университета ШОС, издавать собственные «Научные вестники» и образовательный портал. На данный момент в кратком изложении такова основная суть концепции. Пожалуйста, вопросы?

Модератор:
- Предполагается комбинированная форма обучения?
- Да, комбинированная форма, то есть и дистанционное образование, и, безусловно, поскольку по ряду специальностей, например, по языковым, трудно представить, чтобы человек изучал китайский язык дистанционно, то предполагается обучение по классической форме.
Модератор:
- А какой набор предполагается?
- Предполагаемый годовой набор пока не утвержден. В 2009 году, например, предполагается, что набор студентов может достичь до ста человек по квотам страны. Набор будет осуществляться на основании тех квот, которые уже на данный момент существуют.
Модератор:
- Я думал, что сама идея университета ориентирована на то, чтобы за счет потенциала России и Китая подтянуть центральноазиатские государства в тех областях, в которых у них нет специалистов такого высокого профиля. А если здесь будет квота, исходя из, допустим, масштабов страны, то в таком случае учащиеся будут состоять, в основном, из россиян и китайцев, а при них как бы существуют, для некоего отвода, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан... Нет ли здесь противоречия?
Если у нас допустим, три страны и по одному базовому университету, это значит, сто человек по квоте делим на три - получается 30 с небольшим. И, видимо, эти группы, поскольку с самого начала выделено несколько направлений, будут дробиться еще в каждом вузе. Даже если они будут дробиться на две части, то мы уже получим очень маленькие локальные группки, что очень трудоемко, как мы понимаем. И получится ситуация, когда на 5 человек у нас 100 преподавателей. Это - отправная точка (даже не деньги, деньги отсюда вытекают).
10 специальностей - 100 человек, значит, по каждой специальности готовят 10 человек. И по каждому учебному плану это количество еще делится. И выходит небывалое соотношение студентов и преподавателей - такого вообще нигде не существует.
И чтобы обучить эти девять человек, в трех странах понадобится огромная сумма. Это будет самый дорогостоящий на планете университет, который когда-либо существовал.

Игорь Раппопорт, профессор РГГУ:
- Я бы все-таки хотел задать несколько вопросов и выступить, если угодно, в роли дьявола. Первое: как будет складываться финансирование этого университета? Кто будет основным донором, ибо от этого очень многое и в политической сфере зависит? Второе: нет ли опасности, что этот университет станет еще одним каналом геополитического проникновения именно Китая на соответствующие пространства, прежде всего, России и Казахстана - то есть те территории, которые его больше всего сегодня интересуют? Третье: насколько я понимаю, и это мне довелось в свое время предметно своими пальцами пощупать, такого не существует на Западе ни в рамках НАТО или под эгидой НАТО, ни в рамках или под эгидой Евросоюза. Является ли в этой связи данный университет исключением из правил?
Александр Левченков:
- Что касается финансирования, то на настоящий момент по этому вопросу я бы воздержался от конкретных комментариев, потому что разработка концепции финансирования университета ШОС предполагается при реализации второго этапа проекта по созданию концепции университета, то есть ее на данный момент не существует. Что касается того, что университет ШОС может служить каналом геополитического проникновения - да, этот вопрос действительно имеет место. Но здесь можно обратить внимание на то, что как раз именно в связи с этим российская сторона в настоящий момент (когда, как мы знаем, Россия председательствует в ШОС) пытается разработать такую концепцию сотрудничества, которая бы обеспечила максимальный баланс интересов между различными странами-участницами этой организации. Другое дело - насколько это получится, но вопрос, тем не менее, не снимается. Что касается того, что этот университет будет являться исключением из правил - отчасти да. С другой стороны, в нем будут присутствовать все традиционные элементы образования, характерного и для стран Европейского Союза, и для США - тех стран, где существуют уже хорошо отлаженные системы образования. Здесь будет и система бакалавриат - магистратура, и включенное образование. Ну, и сама по себе дистанционная форма отвечает существующим стандартам.

Модератор:
- Не получится ли так, что мы построим здание и крышу, не возведя финансового фундамента? Не будет ли построен университет с неясными каналами и источниками финансирования?
- Я хочу обратить внимание на то, что никто не собирается запускать на конкретную и непосредственную реализацию эту концепцию после ее первого этапа, только второй этап предполагает разработку концепции финансирования.

Модератор:
- Денис Валерьевич, к вам вопрос: есть ли какие-то фонды в рамках ШОС, которые формируются неизвестным нам пока путем, и в которых можно было бы изначально заложить бюджет хотя бы на развертывание этого университета?

Денис Валерьевич Тюрин, генеральный директор предприятия «Информационное агентство «Инфо-ШОС» (частная структура, которая в настоящее время является оператором информационной поддержки в годы председательства России в ШОС, в будущем на ее основе, возможно, будет создано информационное агентство ШОС):
- Такие фонды есть, но об этом я чуть позже скажу. Я хотел бы задать вопрос об организационно-правовой форме - ее концепция на данном этапе прорабатывается или еще нет? То есть, что это будет с точки зрения законодательства стран?
Алесандр Левченков:
- Что касается организационно-правовой формы, то предполагается, что этот вопрос будет отдельно обсуждаться, и будет заключено соответствующее соглашение между странами-участницами ШОС и будет принят, соответственно, устав университета ШОС. И согласно этому соглашению, как раз и будут прописаны все правовые моменты. На настоящий момент эта работа только обозначена, она непосредственно не ведется.

Денис Тюрин:
- Я задал вопрос, исходя из того: как вы видите университет? Как некое объединение вузов? То есть это некая Ассоциация, партнерство вузов, либо это отдельно создаваемая со своей собственной штабной структурой организация?
Александр Левченков:
- Предполагается, что это организация, у которой будет своя штабная структура. То есть в модели университета ШОС, которая в настоящий момент разрабатывается, предусматривается, что будут общие органы управления этим университетом, в частности, ученый совет, возможно, будет ректор вуза, который будет меняться на ротационной основе между странами-участницами.

Владимир Николаевич Горбановский, Торгово-промышленная палата РФ, Российская единая биржевая система РЕБС - Интернет, Телевидение (советник директора ИДВ РАН):
- Я хотел бы продолжить, был задан острый вопрос по Китаю, это показывает, что мы уже начали заниматься решением проблемы, проблема действительно стоит. Мы сейчас видим, как в районе ВДНХ, Ботанического сада строится башня, МГИМО - участник. И была сразу сделана ошибка: чисто под Китай начали строить большой деловой центр. А если бы отдали здание под ШОС-овский деловой центр, сразу под 6 или 10 стран, было бы легче. Дайте по этажу Киргизии, Казахстану - вопрос очень важный. Однако, нам нужна собственная идеология, взгляды. Я здесь представляю заказчика будущих ваших студентов - рабочую группу создания сети индустриальных парков в странах ШОС. Во всех десяти странах мы сейчас открываем сеть индустриальных парков. И, исходя из того, что даже двум странам довольно трудно научиться интегрироваться, а здесь речь о шести или даже десяти, то понятно, что нам предстоит. А сейчас изъявили желание вступить в организацию Белоруссия и Афганистан - 12 будет стран. И здесь как раз важно помогать нашим коллегам - создавать разные рабочие группы, разные взгляды выражать.
По Китаю самый продвинутый вуз, по моей оценке, - это Московский энергетический институт. Почему? Они создали технопарк «Дружба» - у них там были самые высокие чиновники с китайской стороны. И сейчас этот технопарк работает - и здесь важно их привлечь, иначе мы создадим несколько другие инициативы, площадки, где также будут создаваться ШОС-овские вузы. Мы должны пригласить сюда Академию наук России, Институт Дальнего Востока, там сильные специалисты, то есть сейчас нужно лучших экспертов собрать из России, а также из дружественных стран-партнеров, и рабочая группа, пусть уже вдогонку, набросает взгляды, свежие и профессиональные.
Наша главная задача сегодня - соблюдать интересы России. Мы должны готовить кадры в сфере космоса и авиастроения, в России - колоссальный потенциал, который готов поделиться потенциалом со странами ШОС, с тем, чтобы вместе удерживать свои позиции в мире.
Во-вторых, логистика: наши большие пространства позволяют сегодня буквально зарабатывать деньги.
Только в-третьих - информационные технологии; далее - углеводородная переработка, не качание, а совместная переработка и т.д.

Андрей Чеботарев, политолог (РК):
- А каким образом будет формироваться студенческая база - из кого будут набираться учащиеся?
Александр Левченков:
-Что касается отбора студентов, то предполагается, что на первом этапе кандидатуры студентов будут отбираться согласно системе квотирования, на уровне федеральных органов управления образованием, то есть это будет отбор на самом высоком уровне, поскольку количество студентов небольшое. В дальнейшем, при развертывании университета предполагается, что в зависимости от того, насколько большим объемом, ресурсной базой он будет обладать (пока об этом сложно говорить, поскольку общее количество университетов, которые будут подключены к этому проекту, не определено, точно так же не определено в долгосрочной перспективе количество специальностей и направлений, вероятнее всего, оно будет с каждым годом расширяться, но это пока мое личное мнение), будет введен и стандартный набор, то есть люди смогут подавать документы в личном порядке и поступать.

Юрий Очирович Булуктаев, политолог (РК):
- Вы говорили про два диплома. То есть, если студент учится на базе, допустим, казахстанского университета, он получает и диплом университета и одновременно диплом ШОС?
- Да, диплом университета, включенного в систему университетов ШОС, и диплом университета ШОС.
- Что же тогда будет значить этот диплом? Это какое-то преимущество?
- Преимущество в том, что после того, как будет подписано соответствующее соглашение и определена нормативно-правовая база, этот документ будет автоматически признаваться на территории всех стран-участниц ШОС. Иначе, безусловно, смысла в этом документе не будет.
- Это если к тому времени не появится закон о том, что образование вузов СНГ признается на всей территории СНГ...
- Да, тогда, возможно, это и не понадобится.

Андрей Чеботарев:
- Как вы будете выходить из ситуации, если, допустим, направлять студента из казахстанского вуза в китайский - как решать вопрос с языком? Или китайцы автоматически будут учить на русском?
- Нет, китайцы, безусловно, не будут учить на русском. Если направлять в Китай, то, вероятнее всего, обучение будет происходить, если по специальностям, не связанным с изучением китайского языка, то на английском языке.
- То есть квотирование будет предполагать определенную языковую подготовку?
- По крайней мере, на первом этапе и когда предполагается, что студент должен реализовывать в полной мере включенное образование, то есть три-четыре года обучаться в родном вузе - казахстанском и один год - в китайском, - тогда, безусловно, без этого не обойтись.
- Обучение за пределами своего государства не вызовет ли некий дисбаланс? Я не сомневаюсь, что таджикские студенты охотно будут в московском вузе учиться, но легко ли найти российских студентов, чтобы они учились в Душанбе в течение года, скажем?
- Да, это интересный вопрос. Я вижу здесь следующий выход: предполагается, что в значительной степени набор студентов университета ШОС фактически будет, на первых, по крайней мере, этапах, производиться с целью конкретной подготовки кадров, обслуживающих интересы именно ШОС. То есть это адресно - речь о тех людях, которые будут впоследствии работать в тех же структурах ШОС: Деловом совете ШОС, каких-то межгосударственных объединениях, структурах, «заточенных» на обслуживании проектов, реализующихся в рамках ШОС, так что этот вопрос автоматически отпадает. Если будущему чиновнику, казахстанскому или российскому, нужно будет через какое-то время включиться в работу с таджикскими партнерами, ему придется ехать в Душанбе и какое-то время проходить там обучение.

Денис Тюрин:
- Российский государственный профессионально-педагогический университет - единственный, который готовит преподавателей для учреждений начального, среднего и профессионального образования. Я впервые принимаю участие в совещании, но мы очень заинтересованы в создании подобного вуза, и есть некоторые мысли, позиции, которые бы нам хотелось изложить для полноты обсуждения тех проблем, которые возникают при создании университета, и концептуальных уточнений. Я поддерживаю позицию, которая была заявлена. Дело в том, что пока (таково мое собирательное представление от того, что я здесь услышал) создается впечатление, что университет создается под эгидой ШОС, но параметры шанхайского сотрудничества, как мне кажется, до сих пор не очень сильно выражены. И в том виде, в котором вы доложили о создании этого университета, создается впечатление, что это интеллектуальная интеграция, образовательный конгломерат, вся цель которого заключается в образовании ради образования. Есть общие экономические интересы, которые пересекаются во всех отношениях - это достаточно важный момент, который должно прорабатывать, прокачивать, придавать импульс набору специальностей и профессий. Почему мы хотим участвовать в этом проекте? Потому что у нас уже накоплен опыт взаимодействия с Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном по кадровой подготовке специалистов рабочих профессий. Наверняка будет экономическая интеграция, так или иначе, опыт европейского сообщества показывает, что, как только начинается экономическое взаимодействие, так сразу появляются стандарты, производственные, профессиональные и проч., которые требуют единого подхода к подготовке специалистов в рамках таких интеграционных процессов экономических содружеств.
Еще одна проблема, она, мне кажется, достаточно явно выражена - это миграционные процессы, которые мы наблюдаем и сейчас. Действительно, специалисты приезжают из всех стран ШОС сюда к нам, для того, чтобы принимать участие в различных видах работ, в том числе неквалифицированных, из чего понятно, что они не готовы к современным требованиям нашей экономики, поскольку у них обучение не налажено соответствующим образом. И надо отметить, что во всех странах ШОС система подготовки специалистов рабочих профессий одинаковая. Китай, Узбекистан, Таджикистан, Россия - примерно одинаковые модели в отличие, допустим, от Европы и других стран. Это дает основание находить точки соприкосновения в этом контексте, в этом направлении, и соответствующим образом готовить специалистов. И более того, мы имеем возможности частных партнерских отношений, когда нам присылают специалистов из этих стран, и мы соответствующим образом их направляем. Более того, Гуманитарный университет имеет свою школу, также в международном государственном проекте с нами взаимодействует «Радио Китая», и поэтому у нас завязались такие сотруднические отношения в плане языковой подготовки. Я считаю, что потенциал, который мы имеем, и те проблемы, о которых я сказал, достаточно важны в рамках создания университета ШОС.

Джанибек Сулеев, журналист (РК):
- Это будет нечто наподобие гуманитарного вуза или что-то вроде Бауманки? Какие приоритеты? Если мы говорим именно о селекции для ШОС...
- Точка отсчета - интересы ШОС. Экономика ШОС и интересы стран-участниц ШОС. Чувствую, что есть такая потребность, нужно немного рассказать о том, как Деловой совет видит эту задачу. Несмотря на то, что ШОС объединяет страны с большой долей государства в экономике (объективно это так), все-таки все страны исходят из того, что экономика должна быть рыночной. То есть не надо создавать то, что, в общем-то, никому не нужно, а надо делать то, на что есть платежеспособный спрос. Хотя большая роль государства в экономике как раз и позволяет ШОС реализовывать большие проекты, которые частным компаниям были бы не под силу. С точки зрения экономической эффективности, университет ШОС должен подготовить специалистов, которые нужны. Что сейчас на первом месте по востребованности? Это менеджер по внешнеэкономической деятельности предприятия. Чтобы охарактеризовать картинку, скажу, что в Москве специалист с китайским языком, знающий особенности функционирования таможенной системы Китая и России, оценивается в сумму порядка 70-80 тысяч рублей в месяц. Люди, которые, условно говоря, знают суахили, таких денег не стоят, просто потому что в Танзании таких связей у нас нет, и потребности, соответственно, тоже. То есть объективно существует большой спрос во всех странах ШОС (главным образом, конечно, в России и Китае - будем объективны) на специалистов со знанием двух языков и систем таможенного законодательства двух стран. Соответственно, то же самое, но в меньшей степени относится к другим странам...
- Грубо говоря, уклон в технократизм...
- Нет, я сейчас просто затронул тему финансирования, общих подходов к этой проблеме. С другой стороны, есть политическая проблема, состоящая в том, что на данном этапе экономическая интеграция стран ШОС существенно меньше, или, скажем так, интенсивность экономических связей между, например, Россией и Китаем, слабее, чем между Россией и Евросоюзом или Китаем и США. К этому история последних десятилетий подводила. Что, в свою очередь, делает саму организацию несколько аморфной. Получается, что Китай не может поддержать нас в каких-то политических вопросах, а мы - их, просто потому что наши экономические интересы завязаны на разные регионы. Соответственно, политической задачей является интенсификация интеграционных процессов. А это немыслимо без увеличения количества специалистов, равно хорошо владеющих языками, знанием законодательства и т.д. Здесь важно остановиться на таком моменте: все страны в равной степени заинтересованы, конечно, в том, чтобы происходил рост экономики, увеличение благосостояния населения. Вот тот самый потенциал двусторонних связей, пока не задействованный, в конечном итоге, и ведет к тому, что страны, разделенные географически не особо густонаселенными районами, на самом деле при совершенствовании транспортной инфраструктуры, информационной инфраструктуры могут принести огромную отдачу от использования этого потенциала. Поэтому, с точки зрения долгосрочных перспектив экономики, взаимная интеграция - это крайне важная и необходимая на сегодняшний день вещь. Я хотел бы еще отметить, что в ШОС не так уж и много институциональных структур, созданных для обслуживания интересов организации - это, грубо говоря, секретариат, Деловой совет, региональная антитеррористическая структура в Ташкенте, и по большому счету, все. Межбанковское объединение - существует, но оно у нас не имеет своей инфраструктуры. Это ассоциация госбанков крупнейших стран организации. Поэтому большой потребности в таких специалистах, которые будут работать в центральном аппарате, в общем-то, нет - на данном этапе. Конечно, не исключено, что она появится в будущем, по мере того, как организация будет обрастать, что называется, мясом. Появятся рабочие группы в области политики, экономики, гуманитарного сотрудничества. Но важно, что нынешние структуры объективно тоже выступают заказчиками, даже то небольшое количество специалистов, которое требуется - оно, в общем-то, необходимо. Сейчас все они формируются за счет кадровых дипломатов, либо сотрудников спецслужб (если о региональной антитеррористической структуре вести речь), либо людей, которые имеют некое отношение к экономике, но при этом позиционируют себя, скорее, в политике. Соответственно, необходимость создания такой вот штабной структуры для самой организации, конечно, диктует и механизм подготовки кадров. Политика - это второй заказчик, но не первый. В первую очередь, экономика, во вторую - политика.
И, наконец, третье - организационно-правовая форма. В рамках Шанхайской организации в области экономики существует некое подобие того, что мы хотим создать в области образования. Это Деловой совет. Он из себя представляет крайне разветвленную сетевую структуру, которая строится на базах торгово-промышленных палат стран ШОС, соответственно, объединяет представителей крупного бизнеса, которым недостаточно потенциала двусторонних связей. В проекте ШОС больше, чем три страны. Я думаю, что кое-что из опыта Делового совета ШОС может быть использовано и при формировании органа управления университета ШОС. Во-первых, это организационная структура руководства, во-вторых, создание некоего организационного ядра, выделенного из камерного состава входящих в университет ШОС вузов, которое бы занималось только работой по университету. И, наконец, третье - это использование, в первую очередь, для организации связи современных информационных технологий. Неслучайно мы говорили о дистанционном образовании, но оно состоит не в студенческих поездках по странам-организаторам, и не в книгообмене, а в возможности получать доступ к образовательным ресурсам других вузов, в том числе расположенных в других странах, посредством современных технологий связи, главным образом, Интернета, всевозможных видеоконференций; возможности слушать лекции, принимать участие в семинарских занятиях другого вуза, находясь в своем. То есть, как отмечали привлекаемые нами специалисты из области телекоммуникаций, здесь очень большое значение имеет формирование в каждом из вузов, которые хотят участвовать в этой системе, аудитории или класса, в котором можно было бы организовывать такие вот трансграничные телеконференции. Естественно, должен быть высокоскоростной доступ к Интернету, к возможностям электронных библиотек и т.д. В основе этой системы дистанционного образования, конечно, лежит создание некоего Интернет-ресурса или какого-то образовательного портала, который бы агрегировал в себя возможность, во-первых, получать доступ к учебной литературе всех университетов, входящих в систему, во-вторых, возможность в режиме реального времени слушать лекции, или в виде записей лекционных курсов, аудиокурсов и т.д. В-третьих, возможность участвовать в семинарских занятиях, здесь должен быть интерактив, или назовем это системой тьюторства, когда человек, получивший какие-то знания, должен их апробировать, а человек со стороны должен смотреть и проверять, правильно ли человек использует свои знания. Для этого существует система тестирования, с тем, чтобы человек мог сдавать экзамены, не покидая стены того вуза, где он непосредственно обучается.
Что касается фондов и финансирования. Если подходить к этому проекту, в первую очередь, как к бизнес-проекту, то очевидно, что в основе концепции должна учитываться необходимость отвечать запросам рынка. Обозначим две отрасли, где есть, с одной стороны, платежеспособный спрос на образование, с другой стороны, по некоторым специальностям, вероятно, следует учесть возможность получения финансирования из бюджетов стран ШОС либо из межгосударственных фондов, специально для этого создаваемых. Тут нужно отметить вот что: пока что в рамках ШОС не было прецедента формирования межгосударственных фондов для реализации той или иной программы, которая бы охватывала все страны организации. В настоящее время магистральным путем поиска финансирования для тех или иных перспективных проектов ШОС является деятельность так называемого межбанковского объединения стран ШОС. Эта ассоциативная организация включает в себя шесть государственных банков, от России, в частности, в это объединение входит Внешэкономбанк. Задачей межбанковского объединения является отбор первичной экспертизы и впоследствии финансирование на льготных условиях, то есть либо на кредитных, либо на условиях субсидий, тех или иных проектов, которые заявлены к реализации в рамках ШОС. В данном ключе как раз университет ШОС должен получить особый статус - для рассмотрения возможностей финансирования по ряду направлений не со стороны заказчиков, а со стороны государств ШОС, которые заинтересованы в том, чтобы развивались не только экономические и технократические специальности, но и гуманитарные, и в области государственного, внешнеполитического PR, медицины и т.д. Еще маленькая ремарка по поводу того, каким образом может быть организован учебный процесс, и какие учебные планы, с точки зрения бизнес-сообщества, Делового совета ШОС, здесь первичны. Опять же, возвращаясь к теме платежеспособного спроса на специалистов, необходимо отметить, что базовые знания практически по всем перечисленным специальностям человек получает, учась в своем родном вузе. Например, студент МГУ, изучая экологию, весь объем знаний, который ему потребуется, для того чтобы работать по этой специальности в России, уже получает и так. Зачем ему тогда по этой же специальности учиться в университете ШОС? Другое дело, если человек хочет изучать экологию, но при этом живет и учится в Российско-Таджикском славянском университете, тогда у него такой возможности нет, просто потому что там нет такого направления. В этом случае, специализируясь на какой-нибудь технократической дисциплине у себя дома, он может получать подобное образование в рамках учебной программы, например, МГУ или РГГУ.
Второй момент - это некая общая надстройка, подразумевается, что базовому образованию, которое человек получает в своем вузе, университет ШОС приставляет некую надстроечную конструкцию, и туда, соответственно, обязательно должны входить оба официальных языка Шанхайской организации, китайский и русский, и вероятно, общие стандарты, которые концепцию будут формировать. Можно предположить, что это будет история ШОС, особенности политического устройства стран ШОС, т.н. регионоведение и т.д. И маленький момент по поводу английского языка - он неслучайно не является официальным языком ШОС. Это не потому, что забыли включить или по недосмотру - нет, это позиция лидеров-стран организации, которая состоит в том, что нынешняя навязываемая миру тенденция всеобщей американизации и внедрение английского языка как единственного языка международного общения, в общем-то, противоречит сложившимся в рамках ООН или реализуемым в рамках Евросоюза концепции многоязычия, когда человек может свободно излагать свои мысли на родном языке, не прибегая к услугам языка-медиата. В этом отношении, мне кажется, что включение в учебный план университетов, как отдельной дисциплины английского языка, во-первых, противоречит общеполитической установке ШОС, во-вторых, английский язык изучается практически во всех вузах, то есть, вряд ли можно найти высшее учебное заведение, в котором не было бы базового курса английского языка. Насколько он будет полезен в работе тех или иных структурных подразделений ШОС или в обслуживании экономических связей между странами ШОС - это большой вопрос. А вот китайский и русский языки точно будут востребованы. С другой стороны, что может дать, например, Таджикистан, что нельзя выучить в Москве? Наверно, таджикский язык, который опять же в ряде случаев востребован, например, для работы в МИДе в Таджикистане. То есть, возможно, в концепцию стоит включить момент, связанный с возможностью изучения национальных языков других стран организации, не только официальных, в то время как изучение английского языка по-прежнему остается спорным.

Валерий Яковлевич Шевченко, проректор по образовательной политике Российского государственного профессионального педагогического университета (г.Екатеринбург):
- Мне кажется, что в контексте той позиции, которую вы изложили, достаточно гибкая получается модель. Предполагается система, в которой имеется место для центральных органов, управляющих этим университетом. И в рамках деятельности университета появляется возможность, исходя из тех положений, о которых вы говорили, в частном порядке заявляться на обучение любому гражданину стран-участниц ШОС, и государственный заказ выполнять - готовить специалистов, в которых нуждаются в той или иной стране.
- Да, это возможно. Если есть заказ, будь-то какая-либо программа, или просто, как было указано, руководящие органы ШОС - это и есть заказ, который должен предполагать финансирование учебного процесса.

- И таким образом, получается сетевая модель, при которой ряд вузов, объединенных штабной системой, распределяют между собой заявки желающих...
А.лександр Левченков:
- И в настоящей концепции также предусматривается, что в рамках направлений, которые утверждены для первичной, приоритетной организации (я их перечислил), при создании университета ШОС, уже в рабочем порядке согласуется университетами-участниками, входящими в сеть. Какие специализации в рамках этих направлений они могли бы покрывать?

- Если такая организационная схема вырисовывается, то вырисовываются и последующие шаги этой организационной структуры, которая будет разрабатывать макеты или подход к стандартам. Все процедуры, которые обеспечат образовательный процесс, тем более, с учетом технологий дистанционного обучения, он становится достаточно доступным, мобильным.
Александр Левченков:
- Помимо общенационального уровня, это согласование всегда будет проходить также этап межнационального, чтобы мы согласовывались с нормативами других стран.

Владимир Горбановский, Торгово-промышленная палата РФ:
- Важно, чтобы образование шло параллельно с экономикой, политикой, все эти пласты - мы их должны увидеть. Сейчас было сказано об английском языке - а для меня и всех, кто занимается экономикой, спорность изучения английского - это вопрос, потому что мы Индию включили вообще в первый эшелон - Россия, Китай, Индия. И что, Индия перейдет на китайский или русский? Тогда уж хинди надо вводить, или еще что-то.
И сегодня в плане экономики десяти стран, первый эшелон - это Россия, Китай, Индия; второй эшелон - Казахстан, Узбекистан, Иран, Пакистан; третий эшелон - Таджикистан, Кыргызстан и Монголия. Пунктир у нас - это Белоруссия и Афганистан - они подали заявления, и мы их тоже рассмотрим. И сегодня мы рассматриваем по семь индустриальных парков в первом эшелоне, по четыре индустриальных парка - во втором, и по одному - в третьем.
И уже в Даляне (Китай) ведем активную работу, в Московской области (Руза) уже открываем первые индустриальные парки. Мы не хотим ждать 2012 года. Мы уже готовы в Грузии, в индустриальном парке России сделать корпус ШОСовского университета. Вы этим займетесь, или другие запрягут, быстрее поедут, - неважно, мы уже хотим активно действовать. Семь индустриальных парков - это столица каждого федерального округа России: Хабаровск, Владивосток, Екатеринбург...
Сейчас у нас есть концепция, есть рабочая группа, руководители которой будут приняты в Деловом совете ШОС. Храмов Юрий Иванович активно этим занимается. И нас толкают в спину наши технические вузы, тот же МИФИ на Каширском шоссе, у них очень хороший в Замоскворечье технопарк, они уже хотят часть работы перенести в индустриальный парк «Далян». Там экономика эффективней, свет дешевле, чем у нас, налоги на китайской площадке меньше, чем у нас. Исходя из этого, уже хотелось бы системы эти видеть и рассматривать, потому что в Даляне, оказывается, также может быть построен корпус университета ШОС в Китае. Там городские власти эту инициативу поддерживают, и для инвестора, который нас сейчас финансирует, важен данный проект.
Безусловно, капитализация этого проекта будет выше, если придет такой красивый флаг, как «университет ШОС». Кстати, народ уже дает в Интернете названия новому проекту - «университет ШОС имени Чингисхана». Так что, на мой взгляд, что-то все-таки будет.
По космосу и авиастроению мы активно ведем работу, потому что в России сейчас колоссальный накопился потенциал, и сегодня мы с Индией делаем уже совместно ракеты «Брамос», танкеры, еще что-то. Сейчас рассматриваем возможность, чтобы некоторые самолеты гражданской авиации строились в Индии. Это «КБ Туполева», «КБ Илюшина», прорабатывать эти вопросы - снова нужны специалисты. И ШОСовский диплом - это уже вторично, важно, что нужны специалисты. Нужно, чтобы мы перешли на одни ГОСТы, на одни техусловия, а то нас, с одной стороны, Евросоюз «ломает», под свои стандарты затачивает, а у наших пространств совсем другая физика. У нас совсем другие ГОСТы должны быть. Например, самолет ТУ-334 - года два уже ведется работа, чтобы он выпускался совместно двумя странами - Россией и Ираном, а крыло будет делаться в Узбекистане - такой проект в рамках ШОС пошел. Очень интересный был проект, который Россия одна не потянет, - это самолет грузоподъемностью в 400 тонн. Если, мы знаем, «Руслан» - грузоподъемностью 120 тонн, а сейчас рассматривается 400 - потому что сегодняшние технологии позволяют строить такие самолеты.
Есть уже полосы в России (а могут быть построены и в Китае и Индии) для приема такого самолета. Речь идет об экономике - перевозках груза.
Тут был задан вопрос, насчет того, есть ли подобные прецеденты в НАТО. Когда они заквашивали свой проект, не было таких технологий, действительно, дистанционное обучение - появилось только сегодня. И почему бы нам этим не воспользоваться, тем более, что в России есть очень много моделей: Минздрав, Министерство путей сообщения пользуются уже наработками дистанционного обучения.
Опять же логистика - очень важны наши пространства. Мы не ЕС, и нашим партнерам - тому же Казахстану, Китаю, Индии, Монголии - важно, чтобы через наши страны логистика работала активно. Также сейчас рассматриваются проекты скоростных современных поездов трубопроводов, и России снова это в одиночку не поднять, не только России это надо - это нужно пространству ШОС, чтобы здесь все работало очень быстро. И логистика как раз у нас во втором блоке, потому что это диктует рынок.
Мы - за, мы - с государством, у государства несколько иные интересы, чем у предпринимателей. Коли прогосударственный будет университет, то нужно готовить специалистов, которые нужны странам ШОС.
И еще пару слов об индустриальном парке - мы рассматривали Подмосковье, это 40 предприятий, плюс с России будет семь, с Китая семь - это единая площадка, очень сложно интегрировать двухсторонние отношения, тем более, сложно - отношения шести или десяти субъектов. В экономике мы рассматриваем 10 стран. Мы сейчас рассматриваем и Индию, они хотели бы сотрудничать с Грузией. А мы в Грузии делаем восемь пятиэтажных корпусов. Каждый этаж - семь метров, промышленные здания по 2000 кв.м., это по китайской модели. Они перегнали всех в мире по индустриальным паркам - и мы эту модель перенимаем. И России - здесь есть представители Екатеринбурга, давайте сейчас подключайтесь к Деловому совету и выдвигайте своих предпринимателей. После Владивостока это будет уже третья площадка в России. Нужно определять, где будут с четвертой по седьмую площадки. Мы с институтом Дальнего Востока - они у нас специалисты по Китаю - также сейчас рассматриваем, где в КНР будут установлены эти площадки.
По Казахстану мы рассматриваем 4 индустриальных парка - в Алматы, Астане, сейчас решаем, в каких городах еще. Потому что русские предприниматели хотят туда прийти под эгидой ШОС, в рамках которой будут и какие-то преференции. В рабочую группу, хотелось бы, чтобы включили специалиста из Института Дальнего Востока Задвей Наталью Валерьевну, замдиректора института востоковедения. То есть нужно собрать всех, и обязательно представителей технопарка «Дружба» - потому что они номер один, даже впереди Института Дальнего Востока, с китайцами в последние годы наладили прекрасные отношения и знают многие вещи. И по сетевому университету - в Белгороде - создали систему «одно окно», у них есть по ШОС многие наработки, Гринч Игоря Николаевича тоже надо подключать, чтобы все было на очень высоком конкурентном уровне.
Юрий Булуктаев, институт политологии и философии РК: Я думаю, что сама идея в целом интересная и имеет перспективы на поддержку с казахстанской стороны, безусловно. В последние годы у нас сотрудничество и с «Российским образованием», и с российскими вузами, сошло на нет. В Алматы - городе, где имеется несколько десятков вузов, сейчас осталось два российских филиала - это центр русского филиала профсоюзов и Академия социальных отношений - а остальные филиалы по различным причинам закрылись. Был Славянский университет - семь лет назад он тоже был закрыт во время очередной так называемой лицензионной проверки. Поэтому, на фоне интенсификации образовательного пространства Запада, в Алматы есть Казахстанско-Американский университет, Казахстанско-Немецкий университет, Казахстанско-Турецкий университет, но нет Казахстанско-Российского университета. Правда, в Астане есть филиал МГУ, но, тем не менее, получается, что в образовательном пространстве за эти годы сдало позиции российское образование, российская наука, я бы сказал. И данный проект, конечно, перспективен и необходим, потому что образовательное пространство мы будем в данном случае рассматривать в качестве ресурса для укрепления и консолидации, сотрудничества, что и отвечает, наверно, интересам в целом ШОС. Более конкретных предложений я пока не могу дать - видимо, надо дорабатывать и знать подробно концепцию, потому что она нам незнакома. Но я думаю, что поддержку проект получит, безусловно. Учитывая еще, что в Казахстане живет шесть миллионов русских, а если славян брать, то и больше... Но дело даже не в этом, а в том, что перспектива для молодежи вырисовывается вполне очевидная.

Вопрос к Ю.Булуктаеву:
- А как работают вузы, которые вы назвали - Казахстанско-Британский, Казахстанско-Немецкий университеты? Это обычные вузы или у них какая-то дополнительная программа?
Юрий Булуктаев:

- Я сам работал в Казахстанско-Немецком университете. Это университеты, которые действуют по программе образования Казахстана. Единственное отличие - они включают спецкурсы, нацеленные на углубленное изучение истории и экономики, допустим, Германии (Казахстанско-Немецкий университет), Великобритании и углубленное изучение иностранного языка. Кроме того, студентов, начиная со второго курса, не всех, но значительную часть - посылают на стажировку. Плюс практикуется такая форма преподавания, как лекции приезжих иностранных преподавателей, и студенты слушают лекции на иностранном языке, примерно начиная с третьего курса. А в принципе, по учебной программе, по законам Казахстана, они не должны выходить за пределы стандартов Министерства образования РК. Студенты получают дипломы Казахстанско-Британского или Казахстанско-Немецкого университетов, но все предметы дипломов - в перечне обязательных предметов для вузов Казахстана.

Модератор:
- Важно, чтобы в странах-участницах прошли или были созданы какие-то рабочие группы, и они у себя получили какой-то материал, и также могли провести какие-то «круглые столы» и вызвать интересы стран-участниц. Вот следующий круглый стол как раз будет проходить в Астане и Алматы. Форум, который был проведен в Таджикистане, там же в эти дни прошла выставка «Российского образования», агрегировал мнения наших таджикских коллег, теперь на очереди - наши коллеги из Казахстана, потом - Китай. Китай, кстати, крайне осторожно относится ко всем этим начинаниям, даже сегодня у нас здесь нет представителя Китая, хотя они знают о мероприятии.
Я бы хотел вернуться к Казахстану. Здесь должен быть продемонстрирован интерес вузов этой страны, а дальше интересы вузов разных стран найдут общий пласт - и это будет развиваться. Китай долго запрягает, все остальные - а это 5 стран-членов - ждать не должны. Нужно двигать проект.

Денис Тюрин:
- Здесь очень важным является создание некоего головного проекта по одной очень важной дисциплине. И здесь главным является изучение языка - русского или китайского. В данном случае речь идет о том, что уже сейчас есть платежеспособный спрос, и есть структуры, готовые финансировать создание такого международного университета по подготовке специалистов по внешнеэкономическим вопросам. Сразу скажу: не то чтобы этот проект получил поддержку на самом высоком уровне, но он рассматривается. И есть большое желание людей, которые стоят за этой идеей, ее реализовать, в том числе за свой счет, без привлечения каких-либо государственных ресурсов. Я думаю, что в процессе реализации проекта на многие вопросы, на которые сейчас нет ответа, он будет найден. Как было сказано в самом начале то, что мы создаем, не имеет пока аналогов в мировой практике, то есть какие-то похожие вещи есть, но такого, чтобы был паритет двух, а в данном случае шести или даже десяти стран - такого мы, в принципе, еще не видели.

Юрий Булуктаев:
- Реплика о том, как Китай с Казахстаном в сфере образования взаимодействует. У нас нет такого университета, как Казахстанско-Китайский, например. Но на протяжении уже 15 лет Китай активно присылает своих студентов, аспирантов и стажеров в головные вузы Казахстана, в основном, КазНУ им. аль-Фараби, и именно на те специальности, о которых мы говорили. Например, на факультет химии - их интересует процесс переработки нефти. И с учеными Казахстана они также заключают какие-то договоры. К примеру, с преподавателями именно таких факультетов, как химический, их интересует та же металлургия - я понял, что, в общем-то, они активно в этом отношении действуют. Но за последние шесть-семь лет они стали приглашать на учебу и студентов из Казахстана. Прежде всего, наши там изучают язык - около года - с дальнейшим поступлением в китайские вузы. В самом Казахстане в ряде вузов есть факультеты востоковедения, где китайскому языку обучают. В этом отношении тоже еще нет консолидированного образовательного пространства между Китаем и Казахстаном, но целевые, специфические фрагменты существуют. Поэтому, если в рамках ШОС что-то будет, то, я думаю, они проявят интерес обязательно.

Денис Тюрин:
- Китай - участник ШОС, и активный, и они научились очень активно работать в двустороннем формате отношений, и им, наверно, не хотелось бы переходить на другой формат, но ШОС есть, и переходить нужно. В России целая куча проблем с учеными, в связи с тем, что их приглашают в Китай, но это нужно пережить и идти дальше.

Эдуард Полетаев, политолог (РК):
- Я хотел бы добавить, с точки зрения формирования некой основы для обучения студентов в этом вузе и поднятия престижа нового образования, непривычного еще для Казахстана. Дело в том, что диверсификация образовательного пространства в Казахстане происходит, и более того, появляются политические проекты, и один из векторов этих политических проектов - есть отход от Москвы как центра обучения, нынешней политической и экономической элиты. Есть, например, такая программа «Болашак», которая работает при президенте РК. Каждый год достаточно большое количество студентов выезжает в различные образовательные центры дальнего зарубежья и за счет государства обучается. Потом они за десять лет эти деньги, затраченные из государственного бюджета, должны вернуть, работая на тех или иных государственных должностях. И среди молодежи обучение по этой программе является, пожалуй, наиболее престижным. И даже те центры, которые у нас создаются, как опять-таки бонусы нашей многовекторной политики, скажем, тот же Казахстанско-Немецкий университет (который всегда посещают немецкие политики, когда приезжают, им говорят: смотрите, как мы вас любим, у нас даже университет есть) не пользуются такой популярностью. То же самое происходит и в остальных вузах. Хотелось бы, чтобы университет ШОС был презентован на высоком политическом уровне, чтобы молодежь видела перспективы работы с этим заведением и, соответственно, хотела поступить именно туда, поскольку сейчас возможностей получить ту же специализацию, по которой вы будете готовить, у казахстанских студентов есть несколько. Можно по старинке поехать в Москву, как это делали в 60-70 годы, можно поехать по президентской программе, можно и у нас, в Алматы найти такую возможность.

P.S.
17 октября будет совещание в Пекине, в конце октября - возможно, в Астане. Скорее всего, это будет приурочено к выставке «Рособразования» 20-23 октября.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение