Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2017: Дискуссии о политичеcкой реформе продолжаются. Ч.1.

29.01.2017

Автор:

Теги:

Казахстан-2017: Дискуссии о политичеcкой реформе продолжаются. Ч.1.  

 Сергей Рекеда отвечает на вопросы ИАЦ

 

ИАЦ: Если в постараться в максимально сжатой форме дать характеристику современной политической модели Казахстана – в чем сильные и слабые стороны системы управления?

С.Рекеда: Казахстан - суперпрезидентская республика. По меткому замечанию одного российского политолога, в высшей лиге казахстанской политики есть только один игрок – президент Нурсултан Назарбаев.

Он вносит для получения депутатского согласия в Мажилис кандидатуру премьер-министра РК, определяет структуру правительства, назначает на должности членов кабмина, с согласия Сената назначает на должности председателя Национального Банка, Генерального Прокурора и председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан; освобождает их от должностей, утверждает государственные программы и выполняет множество других функций. Это очень длинный перечень полномочий.

Именно поэтому среди органов государственной власти такое значение имеет администрация Президента РК, которая отвечает за обеспечение основных функций главы государства. Фактически, это президентский штаб, который координирует, контролирует и направляет работу всех органов государственной власти: от экономических ведомств до идеологической работы.

Правительство слагает полномочия перед президентом и именно глава государства фактически направляет работу силовых ведомств и МИДа. В рамках работы социально-экономического блока у кабмина есть более широкое пространство для самостоятельного маневра, но эта самостоятельность также носит довольно относительный характер.

Можно сказать, что все основные рычаги управления страной концентриуются в руках президента РК – в этом сильная стороны системы и в этом ее потенциальная слабость.

Нурсултан Назарбаев выстроил модель управления, которая сработала в самые сложные периоды современной истории РК, позволила устоять в условиях масштабного кризиса 2008-2009 гг. Во многом именно режим ручного управления позволил принимать быстрые и адекватные решения. Но эта модель Назарбаева – его персональная система. Выстроенная под громадный авторитет и личные политические качества Елбасы. Сложно представить, что ее можно передать в неизменном виде следующему руководителю.

Кроме того, меняется внешняя среда, появляются новые вызовы для системы. В каком-то отношении она становится не столь гибкой, эффективной, какие-то механизмы явно нуждались в совершенствовании. Поэтому 10 лет назад был запущен первый этап политической реформы, но далеко не все намеченное удалось к настоящему моменту реализовать.

Думаю, что именно важность для страны «второго подхода» к политической реформе побудила Нурсултана Назарбаева выступить в столь необычной форме со специальным обращением к гражданам Казахстана.

ИАЦ: В рамках политической реформы, начатой в 2007 году много говорилось об усилении роли парламента и политических партий в Казахстане. Насколько реальными оказались эти планы?

С.Рекеда: Это и есть одно из слабых звеньев реформы. Формально – парламент получил определенные полномочия по контролю за работой правительства, министров. Формально – победившая на выборах партия участвует в обсуждении кандидатуры нового премьер-министра. Но очевидно, что эта роль парламентариев очень условна и в большей степени декоративна.

Если же парламент получит реальную власть в отношении назначения и отставки министров, определения кандидатуры премьер-министра, то тогда встанет другой вопрос – насколько профессионален состав Мажилиса, насколько велика зрелость и дееспособность основных политических партий в стране, нужно ли сохранят нынешнюю модель выборов?

Как мы видим, практически все эти вопросы можно адресовать и российской политической системе? Именно поэтому наши ведущие эксперты внимательно наблюдают за процессами, происходящими в казахстанской политике. Опыт наших евразийских соседей крайне важен и для нас самих.

Вопрос – а что дальше делать с нынешней конфигурацией политических партий – актуален как никогда для всего пространства СНГ.

ИАЦ: Какие спорные моменты в предложенной модели новых реформ выделяют казахстанские аналитики?

С.Рекеда: Большая часть оценок – позитивна. Некоторые эксперты обращают внимание на те аспекты, которые касаются работы местных органов власти – маслихатов. По их мнению без масштабного расширения самостоятельности маслихатов будет сложно говорить о полноценной реформе. Впрочем, дискуссия на эту тему в экспертных кругах РК идет уже достаточно давно и высказываются самые разные суждения.

Равно как и по вопросу реформирования партийной системы. Можно предлагать какие угодно смелые варианты, а есть ли запрос на эти решения со стороны политического класса Казахстана?

Окончание следует


 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение