Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Узбекистан при Мирзиёеве становится более открытым

24.01.2017

Автор:

Теги:

За первые недели нахождения у власти новый президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев демонстрирует верность заявленным им перед выборами 4 декабря принципам – устраняет проблемы с соседями и проводит либерализацию экономики страны, пишет автор портала «Ритм Евразии». Свое правление он фактически начал с заявления о разработке кратко- и среднесрочной стратегии развития страны с целью модернизации госуправления, экономики, судебно-правовой системы, социального и внешнеполитического секторов.

Реализация на практике этих задумок предполагает проведение самых широких реформ и, судя по приходящим из Узбекистана новостям, первые шаги в этом направлении уже делаются.

 

Сохранит ли Мирзиёев приверженность «курсу Каримова»?

Говоря о запущенных Мирзиёевым преобразованиях, сначала следует обратить внимание на внутриполитическую составляющую. Казалось бы, одни заявления нового президента уже свидетельствуют о явных и глубоких переменах прежнего курса Каримова, хотя новые власти и намереваются более чем достойно и явно по-восточному увековечить память первого президента строительством для него мавзолея.

Черты нового курса видны при анализе перемещений в высших эшелонах власти, в результате которых уже лишились своих постов некоторые весьма влиятельные деятели каримовской эпохи. В частности, речь идет о «любимчике» Каримова генерал-лейтенанте Службы национальной безопасности (СНБ) Шухране Гулямове, лишившемся своего поста в центральном аппарате и вынужденном вернуться в местное управление СНБ в родной для него Сурхадарьинской области.

Не меньшего внимания заслуживает и ситуация с Рустамом Азимовым, в свое время считавшимся наряду с Мирзиёевым одним из основных кандидатов на руководство страной. Он хоть и занимает посты вице-премьера и министра финансов, но ему оставили руководство далеко не самыми важными вопросами макроэкономического и структурного развития, а также привлечения иностранных инвестиций. Примечательно, что 17 января президент сделал Азимову публичный разнос на заседании кабмина за отсутствие результатов в работе. По словам Мирзиёева, ежегодно власти страны впустую тратят свыше 100 млн долларов на оплату труда сотрудников руководимых им направлений. Глава государства особо отметил: «Если бы Рустам Азимов имел желание видеть эти серьезные недостатки и проблемы, а также проявлял должную инициативу по их решительному устранению, мы бы сегодня имели более весомые результаты в экономической и финансовой сферах».

Подобный разнос при отсутствии обновленной государственной юридической базы для привлечения инвесторов выглядит несколько несправедливо. Тем не менее многие в Узбекистане восприняли его как сигнал о «неполном служебном соответствии» Азимова, заметно снизившего свое влияние.

Но при этом, судя по всему, Мирзиёев не намерен рушить сложившуюся при Каримове систему управления и в том числе силовую составляющую. Об этом, в частности, свидетельствует назначение 7 января на пост министра внутренних дел бывшего начальника УВД Джизакской области Абдусалома Азизова, креатуры прежнего «каримовского» главы данного ведомства Закира Алматова.

Пожалуй, не приходится рассчитывать на либерализацию действовавшего при прежнем главе государства законодательства. Напротив, некоторые статьи Уголовного кодекса страны в последнее время ужесточены. Так, увеличен срок тюремного заключения виновных в угоне транспортных средств: если раньше максимальное наказание за это составляло пять лет тюрьмы, то теперь – 20 лет.

Наряду с этим страна при Мирзиёеве становится все более открытой и в управленческом плане. Так, 14 января состоялось расширенное заседание местного кабмина, посвященное итогам 2016 г., в котором впервые путем видеоконференции принимали участие президент и представители районных и местных властей. Это позволило им обсудить наиболее острые проблемы «без отрыва от почвы» и, исходя из этого, принимать и корректировать решения по конкретным мероприятиям на 2017 г.

 

Внешняя политика: навстречу Западу и соседям?

Во внешнеполитическом спектре действия Мирзиёева демонстрируют готовность и далее следовать фактически заявленной многовекторности в отношениях с крупными зарубежными державами и мирно решать приграничные конфликты.

Но при этом показательно, что новый президент Узбекистана заслужил личную похвалу за свои действия со стороны Барака Обамы. В самом деле, его первые шаги дают основания представителям Запада полагать, что они смогут воспользоваться начавшимися преобразованиями в Узбекистане и в своих интересах.

Важным индикатором здесь является кадровая политика нового президента. Не случайно, что сразу после своего избрания он расширил рамки прежнего комитета Сената по внешнеполитическим вопросам до комитета по вопросам международных отношений, внешнеэкономических связей, иностранных инвестиций и туризма, поставив во главе его выпускника Гарвардского университета Садыка Сафаева, бывшего посла в США и Германии, а некогда и министра иностранных дел. Нельзя исключать, что Сафаев вновь получит серьезный аппаратный вес, что, соответственно, позволит вывести отношения Узбекистана и США на качественно новый уровень, за что, собственно, и ратовал Обама.

С другой стороны, опрометчивым будет утверждать, что Мирзиёев готов безоговорочно развернуться в сторону США. Выше упоминался Шухран Гулямов, так вот одним из оснований к снятию его с должности стал переезд его семьи в Америку. Соответственно, произошедшее служит неприятным сигналом для прочих высокопоставленных деятелей Узбекистана, держащих за рубежом собственность, денежные счета и семьи. И одновременно может служить намеком США, что новый президент готов налаживать отношения с Вашингтоном, но не намерен плясать под его дудку.

В пользу открытости и стремления установить более стабильные отношения с Западом говорит, на наш взгляд, и заметное усиление женского присутствия в высших органах власти. Так, например, Эльмира Баситханова стала замглавой Минздрава страны. Но еще более значимым индикатором в этом отношении стало назначение на ответственный пост вице-премьера Танзиллы Нарбаевой, не занимавшей ранее сколько-нибудь значимых постов в руководстве страной.

Однако не следует полагать, что такие «прозападные» устремления будут односторонними, без учета мнения России и особенно Китая, ставшего в последние годы основным торговым партнером Узбекистана. Новое руководство страны уже продемонстрировало желание сохранить прежний курс на равноудаленность от больших держав при усилении с ними экономического взаимодействия.

Что же касается заявленных ранее намерений Мирзиёева улучшить свои отношения с соседями, то на этом направлении заметны едва ли не самые серьезные подвижки. Так, официальный Ташкент заметно усиливает контакты с Душанбе и Бишкеком в решении обострившихся в последние годы проблем двусторонних отношений и демонстрирует готовность и далее снижать градус прежнего противостояния. В результате стороны заметно усилили бизнес-взаимодействие, убрав в том числе значительную часть из возведенных прежде барьеров (включая визовые), препятствовавших работе на своей территории предпринимателей и рабочей силы из соседних стран.

Эти действия были очень позитивно встречены в Бишкеке и Душанбе. Благодаря этому стороны резко усилили политическое взаимодействие, в результате чего президент Таджикистана Эмомали Рахмон уже пригласил Шавката Мирзиёева совершить визит в его страну, что было практически немыслимым в правление Каримова последних лет, когда двусторонние отношения резко накалились из-за строительства Рогунской ГЭС.

Соответствующие позитивные сигналы идут и из других соседних государств, включая Киргизию и Казахстан. Особо примечательно здесь недавнее назначение личным советником президента Мирзиёева этнического казаха Турсинхана Худайбера и прочие индикаторы, свидетельствующие о фактическом отказе официального Ташкента от прежней установки рассматривать Казахстан в качестве конкурента во влиянии в Средней (Центральной) Азии.

Хочется пожелать властям страны успехов на этом пути. Ведь Каримов также начинал свой путь в качестве президента независимого Узбекистана с попыток воплощения идеи «Туркестан – наш общий дом», однако в силу противоречий с соседями этот курс уперся в тупик.

 

Экономический «блок»

Анализируя первые экономические преобразования Мирзиёева, следует обратить внимание на то, что время – бесценный и невосполнимый ресурс – не тратится на продолжительные обсуждения. 18 января президент своими решениями активизировал подписанный 26 октября 2016 г. указ о дополнительных мерах по активизации и расширению деятельности свободных экономических зон, установив для них единый льготный правовой, налоговый и таможенный режим. Как ожидается, упрощение для иностранных инвесторов условий работы в совокупности с наличием местной дешевой рабочей силы, как и освобождение бизнеса от внеплановых проверок, дадут импульс для развития промышленности и помогут решить острые социально-экономические проблемы страны.

При этом новый президент отнюдь не намеревается в развитии собственной промышленности полагаться лишь на зарубежные средства. Так, он распорядился в течение ближайших трех лет вложить в модернизацию и расширение легких ее отраслей 2,2 млрд долларов. Чтобы эти вложения принесли наибольший эффект, новый президент идет дальше, максимально упрощая условия для развития бизнеса за счет устранения бюрократических барьеров. В этой связи представляется неслучайным и сделанное главой государства заявление о том, что «предприниматели имеют полное и законное право задать неприятные вопросы чиновникам», которые прежде нередко тормозили работу предпринимателей и создавали на их пути различные препоны, чтобы выбивать из них деньги.

В том же ряду следует рассматривать и начатую программу реализации создания благоприятных условий для развития малого бизнеса в стране за счет внедрения системы льготного банковского кредитования граждан страны.

Первые преобразования нового президента свидетельствуют также о том, что он намеревается сделать свою страну более открытой не только для иностранного бизнеса, но и зарубежных граждан. В частности, с 1 апреля 2017 г. Ташкент готовится отменить визы для граждан 27 государств, ожидая, что это принесет миллиарды долларов прибыли. Для этого у страны есть все необходимые компоненты. С одной стороны, наличие интересных для потенциальных гостей туристических объектов, в первую очередь древние города. С другой - в отличие от большинства стран региона, Узбекистан может (во всяком случае, пока) гордиться собственной безопасностью, обусловленной почти тотальным контролем ситуации на местах со стороны силовых служб. А это еще одно важнейшее условие для развития внешнего туризма.

В целом, как представляется, новый президент пытается модернизировать наследие Каримова, действуя спокойно и расчетливо. Отнюдь не отказываясь от него полностью, он делает шаги в сторону серьезного «ремонта» каркаса узбекистанской государственности и, соответственно, его внешней, внутренней и социально-экономической политики. При этом страна становится гораздо более открытой, чем прежде.

Удастся ли сохранить этот темп и в какой степени – пока точно сказать трудно. Многое будет зависеть от поведения больших держав, усиливающих конкуренцию за Среднеазиатский регион, и реакции самого президента Мирзиёева на новые и изменяющиеся старые вызовы.

Сергей Балмасов

http://www.ritmeurasia.org/news--2017-01-21--uzbekistan-pri-mirzieeve-stanovitsja-bolee-otkrytym-27959


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение