Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Роль семьи, религии и родовой принадлежности для современных казахов

23.01.2017

Автор:

Теги:

Казахский социум меняется буквально на глазах и все сложнее поддается изучению. Если в стране и проводятся какие-то замеры его самочувствия, настроений и интересов, то очень редко и лишь по узким вопросам. В этой связи автора казахстанской общественно-политической газеты Central Asia Monitor заинтересовало одно из последних исследований Института мировой экономики и политики, посвященное ценностным и социально-культурным установкам современных казахов. Мы попросили одного из его авторов – координатора проектов по социальным вопросам Айман Жусупову – рассказать о наиболее интересных выводах.

 

Хорошее самочувствие в плохую погоду?

– Экономическая ситуация в стране сейчас не самая лучшая. Айман Сабитовна, как наши граждане переживают ее? Насколько сильно изменилось их социальное самочувствие?

– Разумеется, ухудшение экономической ситуации напрямую отразилось на экономическом положении казахов. Снизились финансовые возможности населения, усилилась острота целого ряда проблем, таких как дороговизна продуктов питания, преступность, безработица. Тем не менее, общий уровень удовлетворенности жизнью остается достаточно высоким.

Так, более половины казахов в нашей стране оценивают свое материально положение как «среднее», 35,5% – как «хорошее» и «очень хорошее». При этом лишь 3,3% респондентов, принявших участие в опросе, характеризуют его как «плохое» и «очень плохое». Таким образом, 93,4% казахов в целом удовлетворены уровнем своего благосостояния.

Следует оговориться, что этот вопрос был направлен главным образом на определение психологического самочувствия. То есть в данном контексте речь больше идет об ощущениях, нежели о реальной оценке уровня жизни.

Если же рассматривать ситуацию сквозь призму финансовых возможностей населения, то наибольшей является группа, которая включает в себя тех, кого условно можно назвать людьми, испытывающими проблемы, – 50%. Их доходов хватает только на удовлетворение базовых потребностей: покупку продуктов питания и одежды. Также можно выделить две группы бедных: у первой есть средства только на продукты (22,6%), а вторая даже с этим испытывает проблемы (3,6%). В сумме их доля достигает 26,2%, или более четверти.

21,7% составляют казахи со средним уровнем жизни – это те, чьих доходов хватает на приобретение вещей длительного пользования, однако для них затруднительны действительно дорогие покупки (к примеру, недвижимость). Богатых среди казахов меньшинство – 1,6%.

Большинство тех, кто испытывает материальные затруднения, – сельчане, а если брать в возрастном разрезе – люди пенсионного возраста, в гендерном – женщины.

– Как правило, кризис больно бьет по среднему классу. Тенденция к его сокращению наметилась еще после обесценивания тенге в феврале 2014 года, а последующие девальвации только усилили этот тренд. Что в результате мы получили?

– Действительно, девальвации и в целом ухудшение экономического положения в стране напрямую отразились на уровне жизни «середнячков». Группа тех, кого мы условно относим к среднему классу, серьезно сократилась с 2015 года (-5,3%). И, напротив, возросла численность казахов, которые испытывают проблемы в связи с уровнем своего материального положения (+6,1%).

– А кого в современном казахском обществе больше – пессимистов или оптимистов?

– Оптимистов, верящих в то, что указанные проблемы разрешатся в кратко- и долгосрочной перспективе, среди казахов 52,1%. Пессимистов – 16,5%. Хотя почти каждый третий затруднился ответить на вопрос о том, верит ли он в разрешимость этих проблем.

– Какие угрозы и тревоги в наибольшей степени беспокоят казахское население?

– Для начала отмечу, что с 2015 года произошли серьезные изменения в списке наиболее важных проблем, волнующих наших соотечественников. Почти в три раза возросла острота проблемы преступности (22,5% в 2016-м против  8,4% в 2015-м). Причем она беспокоит всех казахов, независимо от их уровня жизни.

Значительно повысилась и актуальность таких проблем, как дороговизна продуктов питания (+7,3%) и безработица (+9,6%). Особенно остро они (наряду с жилищной проблемой) стоят перед сельскими казахами, а также пенсионерами и молодежью.

Иерархия наиболее значимых проблем для казахов сегодня выглядит следующим образом (в процентах):

- дороговизна продуктов питания – 64,9;

- безработица – 36,1;

- рост тарифов на коммунальные услуги – 34,9;

- жилищная проблема – 29,5;

- недостаточный, низкий уровень здравоохранения – 24,3;

- преступность – 22,5;

- коррумпированность чиновников – 19,9;

- дороговизна промышленных товаров, услуг – 19,1;

- недостаточное, низкое качество образования –10,6;

- экологическая ситуация – 9,0;

- отсутствие либо неопределенность личных перспектив – 4,6.

– Еще вы говорили о степени удовлетворенности жизнью, которая остается высокой. Хотя по логике должно быть наоборот…

– Да, на самом деле это так. Социальное самочувствие казахов ухудшается, острота проблем, связанных с преступностью, дороговизной продуктов питания, безработицей, нарастает, но при этом общий уровень удовлетворенности жизнью остается высоким. Судите сами. Согласно результатам проведенных соцопросов, 82,1% казахов удовлетворены своей жизнью. Интересно и то, что большинство (60,2%) позитивно оценивает изменения в собственной жизни, случившиеся за последние 3-5 лет. Тех же, кто считает, что стал жить хуже, всего 6,5%. А 28% ответили, что в их жизни не произошло никаких изменений.

 

Традиции важны, но необязательны

– Целью вашего исследования было изучение значимости традиционных институтов казахов. Что интересного в этой связи удалось выяснить?

– Как показало исследование, значимость традиционных институтов в современном казахском социуме воспринимается противоречиво, неоднозначно. В первую очередь это касается вопроса о том, какое влияние на степень единства, солидарности казахов оказывают родовые связи, деление на роды. И в отношении этого вопроса есть определенные расхождения внутри казахского этноса.

Например, в количественном плане сопоставимы группы тех, кто придерживается убеждения, что деление на роды оказывает положительное влияние на процесс единения казахов (25%), и тех, кто придерживается обратной точки зрения (17,2%). Тогда как треть (34,9%) полагает, что это не оказывает никакого влияния. В то же время с ситуациями, когда принадлежность к тому или иному роду помогала при решении каких-то проблем, сталкивались 22,6% из числа опрошенных казахов, что является достаточно серьезным показателем.

– То есть вопрос о делении на роды является одной из наиболее выраженных линий разлома, существующих в современном казахском социуме?

 – В целом можно утверждать, что значимость традиционных казахских институтов на сегодняшний день не является такой уж высокой. Да, 90,1% респондентов знают, к какому роду они относятся, но при этом об известных людях, являющихся их сородичами, информированы лишь 36,4%. О том, представители каких родов исторически проживали в местности, где они родились, хорошо осведомлены 49,3% казахов, поверхностно – 43,8%. Своих предков до седьмого колена смогли назвать 59,6% опрошенных.

Также выяснилось, что в казахском социуме нет единой доминирующей точки зрения относительно важности, значимости знаний о принадлежности к тому или иному роду. В частности, 36,9% интересуются этим в силу любопытства и желания знать историю казахов. 11,4% безразличны к данному вопросу. 46,1% интересуются принадлежностью к тому или иному роду, исходя из личных потребностей, интерес к генеалогическому древу, истории собственной семьи. Только 5,5% переводят эти знания в практическую плоскость, считая их необходимыми для того, чтобы «родственные» люди оказывали друг другу помощь и поддержку.

Примечательный факт: точку зрения, что деление на роды разобщает казахов, в большей степени поддерживают сельские казахи. 75,8% ставят на первое место гражданскую идентичность, для 18% первична этническая принадлежность, и лишь для 3,4% казахов на первом месте стоит родовая принадлежность.

И еще один интересный момент. Значительная часть казахов проживает в традиционном типе семьи. Это так называемые модели большой (когда проживают вместе с родителями) и многопоколенной (вместе с матерью, отцом, дедушкой и бабушкой) семьи. Так живут 32,9% опрошенных, или практически каждый третий. В нуклеарной семье (отдельно, только с супругом/ой и своими детьми ) живут 48,1% казахов. Еще 6% живут одни.

Причем больше половины из числа опрошенных казахов состоят в законном браке (62,5%). Тогда как формат гражданского брака в Казахстане не получил широкого  распространения (2,1%).

– Какой вывод можно сделать из полученных данных?

– Можно предположить, что сегодня традиционные ценности получили широкое  распространение среди тех казахов, для которых важна поддержка родственников с точки зрения решения личных проблем – материальных, карьерных и т.д.,  а также проживания в формате большой и многопоколенной семьи исходя из экономической целесообразности.

 

Наполовину религиозны

– А каково, интересно, отношение современных казахов к религии?

– В целом опросы населения показывают, что роль религии в казахском социуме возрастает. Так, 12% респондентов заявили о том, что стали более религиозными. Еще 3,3% поменяли свое мнение и встали на путь веры в Бога (ранее были атеистами). То есть можно говорить о том, что за последние три года ряды верующих пополнили 15,5% казахов.

Среди тех, кто стал более религиозным, городских казахов вдвое больше, чем сельских (16,8% и 8,3% соответственно). В возрастном разрезе преобладают люди пенсионного возраста, в региональном – казахи из южных регионов страны.

– С чем связан рост религиозности в Казахстане?

– Большая часть опрошенных (53,6%), констатируя повышение роли религии в современном казахском обществе, полагает, что обращение к ней – это вынужденная мера, вызванная сложной социально-экономической ситуацией. 27,5% считают, что причинами являются мотивы иного рода – поиск себя, духовный рост, необходимость моральных и нравственных ориентиров. Тогда как 18,9% объясняют такую тенденцию религиозной безграмотностью населения, которое вследствие этого попадает под влияние заинтересованных лиц, а также модой на религию.

Среди казахов нет единого мнения и по поводу того, является ли рост религиозности населения позитивным или негативным фактором с точки зрения развития страны. Позитивным его считают 61,2%. Причем 36,5% из них, или больше половины, отмечают, что это «скорее позитивный» фактор, то есть не так однозначны в своем убеждении. 27,4%, напротив, считают, что рост религиозности негативно скажется на развитии государства. Каждый четвертый (24,6%) затруднился ответить на этот вопрос.

– Известно, что многие казахи, называя себя верующими, при этом не считают нужным посещать мечети, совершать намаз, выполнять религиозные обряды и держать пост. А какова доля тех, кто строго придерживается всех религиозных практик?

– Их очень мало. Только 1,1% опрошенных посещают мечеть каждый день. Совершают намаз пять раз в день всего 4,3% казахов. Полностью соблюдают пост (ораза) 15,6%.

При этом подавляющее большинство казахов (87,5%) не совершают намаз. 57,3% посещают мечеть только в случае важных жизненных событий или во время религиозных праздников (каждый четвертый вообще не посещает). 65,5% казахов не соблюдают пост. Зато Курбан-байрам празднуют 93,3% казахов, живущих в нашей стране.

– А каково отношение казахов к ношению хиджаба в общественных местах?

– Здесь мнения сильно разнятся: 57,1% казахов выступают «против», 21,4% – «за», а 19,7% затрудняются ответить на данный вопрос. Причем наиболее четко различное отношение проявляется в возрастном разрезе. Как выяснилось, казахская молодежь в возрасте от 18 до 24 лет воспринимает ношение хиджаба в общественных местах намного более положительно, нежели представители старших поколений. Например, казахи старше 45 лет относятся к данному явлению особенно негативно.

Также респондентам был задан «провокационный» вопрос: как бы они отреагировали, если бы хиджаб стали носить их близкие родственницы. Получены следующие результаты: 59,3% казахов выступили бы «против», 20,3% – «за», затруднились ответить – 19,7% казахов. То есть отношение в целом было бы негативным.

– Судя по всему, казахи в целом плохо понимают разницу между понятиями «ханафитский мазхаб» и «салафизм»…

– Да, к сожалению, о разнице между этими понятиями осведомлены лишь 9,2% казахов. Вообще не знает о ней большинство опрошенных – 72,7%. Что-то слышали, но не очень хорошо понимают, в чем суть, 18,1% респондентов. В этом плане стоит сказать об особенно слабой осведомленности среди молодых казахов.

В целом казахскую молодежь отличает поверхностное знание об основных религиозных понятиях, но она одновременно выступает за более существенную роль религии в повседневной жизни. 

Справка от САМ:

Методология исследования предполагала, во-первых, масштабность выборки, которая гарантировала меньшую погрешность результатов исследования (1500 респондентов), во-вторых, охват казахов, проживающих как в городской, так и в сельской местности во всех областях Казахстана, а также городах республиканского значения – Алматы и Астане. Исследование проведено на основе так называемой респондентской панели, что позволило отследить данные в динамике.

Сауле Исабаева

https://camonitor.kz/26497-kak-kazahi-otnosyatsya-k-religii-rodovym-otno...


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение