Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Джанибек Сулеев: Казахи – это молодая нация. Ч.1

21.12.2016

Автор:

Теги:

 

Известныйказахстанский публицист и веб-издатель Джанибек Сулеев, с которым мыпобеседовали в кулуарах Центрально-азиатского медиафорума «Конструктивнаяжурналистика в контексте региональных и глобальных трендов», прошедшем недавнов Екатеринбурге, поделился своими размышлениями относительно того, какотголоски информационных войн, в которые вовлечена Россия, влияют наобщественные настроения в Казахстане.

 

      - На медиафоруме в Екатеринбурге речьшла, в том числе, о влиянии России на формирование информационной повестки вЦентральной Азии. В чем, на Ваш взгляд, оно заключается?

 

  - Поскольку Казахстан находится врусскоязычном пространстве, это влияние очевидно. Это и качественное влияние и,скажем так, экстенсивное воздействие – через большой объем информации нарусском языке. Но в последние года активно развиваются новые тренды, которыетакже необходимо учитывать. Перечислю только некоторые темы, которыеактуализировались в последние два года в Казахстане, это языковой вопрос,казахская государственность. Эти дискуссии дают богатую пищу для лидеров мненияс жесткой «антироссийской» позицией.

 Отмечу, что проекция острых вопросов,украинской темы на постсоветское пространство диссонирует с реальностью, вкоторой Россия и Казахстан являются инициаторами интеграционного проекта, иоттесняет на второй план собственно вопросы сотрудничества России с ЦентральнойАзии в целом, и с Казахстаном в частности.

 Мы не советчики российской журналистике, но,на мой взгляд, ей надо искать… и другие тональности. Не валить все в одну кучу,а придерживаться какой-то разумной селекции. Искать позитив.

  

-Каковы позиции России в Центральной Азии в идеологической сфере?

 

  - Российским идеологам надо учитывать, что вКазахстане, в отличие от Украины, не было 15 лет антироссийскойнационалистической пропаганды.  В этомКазахстан обвинить никак нельзя. Но у нас, как и в других странах постсоветскогопространства, выросло поколение, для которого весь постсоветский бэкграунд –это пустой звук.

 Россия в своих идеологических концептах,транслируемых на постсоветское пространство, часто апеллирует к советскомуопыту, штампам, которые не имеют большого символического капитала в глазахмолодежи. Надо генерировать современные образы и символы, которые бы нераздражали население соседних стран, не вызывали беспокойства относительновозрождения советского проекта.

  

-В Казахстане наметился тренд на повышение спроса на национальную проблематику винформационном поле. Как вы считаете - это реакция на внешнюю среду илиследствие внутренних общественных процессов – роста доли казахского населения?

 

- Думаю, чтопричина, как в первом, так и во втором. У меня складывается впечатление, чтоРоссия при всей своей заинтересованности в вовлечении региона в интеграционныепроекты, не учитывает этот фактор. Казахи – это молодая нация, а молодежь, привсей приписываемой ей аполитичности, всегда готова подхватить любую идею. И,конечно, всегда найдутся люди, готовые ей эту идею транслировать.

 Тем не менее, для Казахстана целесообразноговорить о росте не этнонационализма, а патриотизма – без крайностей и перегибов,характерных, например, для Украины. На Украине в целом другая ситуация – онатерриториально ближе к Европе, ближе к Западу. Не берусь утверждать, что кто-тоих оттуда «подзуживал», однако все признаки налицо.

  

-На какие ценности ориентируется в Казахстане молодежь и элиты?

  

- Полагаю,спектр настроений в казахстанской элите самый разнообразный. Одним из нихявляется тренд вестернизации, учитывая, что дети части наших высокопоставленныхчиновников учатся, живут и работают на Западе. Думаю, что в этом нетполитических мотивов, но если они не связывают жизнь своих детей и внуков сКазахстаном – ответ очевиден.

 Однако представители нашей элиты отнюдь нерассматривают Казахстан как площадку для внедрения западных политических икультурных ценностей.

 Например, сегодня в казахстанской бизнес-средеактивно проявляют себя лоббисты Китая. Но это ведь не означает, что этипредставители элиты выступают за вхождение Казахстана в политическую икультурно-цивилизационную орбиту Китая. Скорее, они ориентируются насобственный бизнес интерес, нежели на ценностный выбор.

 

  - Можно ли сказать, что Назарбаев – это«главный евразиец» в казахстанской элите?

 

  - Нурсултан Назарбаев – это, прежде всего,прагматик. А прагматичные интересы Казахстана связаны с российским вектороминтеграции. Кто бы ни критиковал эту позицию где-нибудь в соцсетях – это нашаохранная грамота.

 По сути, президент транслирует в публичноепространство консолидированную позицию всей элиты. Внутри нее, наверняка, есть разныегруппы, которые выступают за разные векторы интеграции и сотрудничества.Безусловно, есть и прозападная часть, но она не готова ни к принципиальномуотстаиванию своей позиции, ни к борьбе за свои политические идеалы.

 

 

 

-Получается, внешнеполитические ориентиры современного Казахстана выстроены сучетом позиции первого лица?   

 

  - Так оно и есть. Об этом можно многорассуждать, но реальность пока такова.

 Впрочем, какие бы претензии мы не предъявлялиэтой элите – это уже сформированный институт, другой у нас нет. Она вобрала всебя ценностные установки, выработанные самим обществом и народом. То есть, посути, она и есть общественный идеал, но именно того уровня, которого достиглоказахстанское общество на нынешнем этапе развития.


 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение