Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Андрей Грозин: "В Кыргызстане за последнее десятилетие сложилась такая система власти, когда любой может управлять чем угодно и при этом ни за что не отвечать"

07.11.2016

Автор:

Теги:

Андрей Грозин: "В Кыргызстане за последнее десятилетие сложилась такая система власти, когда любой может управлять чем угодно и при этом ни за что не отвечать"

Интервью с заведующим отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андреем Валентиновичем ГРОЗИНЫМ (Москва).

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

– Андрей Валентинович, насколько эффективна система госуправления в КР?

– На мой взгляд, она малоэффективна. С одной стороны – недостаточный уровень подготовки управленческих кадров, отсутствует серьезная школа. Все, что пытались сделать, осталось на уровне прожектов. С другой стороны – отсутствует механизм ротации. На руководящие посты очень часто назначаются люди, не соответствующие своей подготовкой занимаемой должности в кабмине КР. И это я говорю очень мягко. И третья проблема – это отсутствие механизма спроса за провал и поощрения за успехи.

– Почему же? Наворовал, уйди в отставку и живи спокойно. Тут вам и мотивация, и поощрение одновременно…

– В Кыргызстане за последнее десятилетие сложилась такая система власти, когда любой может управлять чем угодно и при этом ни за что не отвечать. Отсутствие ответственности – это основной момент, девальвирующий все попытки наладить хоть какой-нибудь порядок в сфере госуправления. Я уже не говорю о коррупции, непотизме, клановости, партийности, а говорю об элементарных вещах. В итоге получается ядовитый коктейль. Большинство людей не соответствуют, мягко говоря, своим должностям, причем даже в самых высоких коридорах власти. В этом-то и заключается проблема. Если министр, премьер или президент страны не соответствуют требованиям, которые предъявляет ситуация, то он и команду, к сожалению, подбирает не по уровню профессионализма, а по принципу личной преданности, личных материальных интересов, на основе общего бизнеса, может, кто-то вместе учился или кто-то кого-то возил и так далее. Отсюда и получается такая система, которая имеет место быть. В этом смысле Кыргызстан мало чем отличается от соседей. Если, например, брать работу системы госаппарата в Узбекистане и Казахстане, то и там хватает проблем. Но там спрос с чиновников жестче. Посмотрите на того же будущего президента Узбекистана. Человек тринадцать лет проработал на посту премьер-министра страны. Поэтому он понимает больше, чем многие из премьеров Кыргызстана. Если человек сидит на посту меньше года и прекрасно знает об этом, то чем он будет заниматься на этой должности? Разумеется, чем угодно, но только не государственными важными делами. А если и занимается ими, то по остаточному принципу, а в остальное время он готовится к тому времени, когда он перестанет быть премьером. То же самое касается всех остальных министров и руководителей департаментов. Вот этакая система воспроизводит себя. В соседних странах тоже хватает чиновников, которые стараются отщипнуть от госбюджета или поддержать свой бизнес, но там за это спрос жестче. Я говорю о самом принципе. Что касается Кыргызстана, то как может человек организовывать какую-то серьезную стратегию с плечом в десять лет, если он не знает, что с ним будет через месяц. Опять соберутся отдельные представители определенных партий, поговорят кулуарно, а потом распадется коалиция и надо будет формировать новое правительство. Все постоянно сидят на чемоданах в ожидании…

– Около года осталось до выборов нового главы государства. Возможна ли операция "преемник" в данном контексте?

– С трудом себе представляю, как Алмазбек Атамбаев может эту операцию провернуть практически. Он передаст пост кому-то из близких коллег по работе?

– Технологически этот процесс может выглядеть так: выбирается кандидатура в узком кругу, затем все ресурсы СДПК начинают встраиваться в работу над этой фигурой…

– Теоретически это возможно. Кто-то из администрации или партийной верхушки может оказаться таким преемником. Другой вопрос, сейчас мы видим формирование серьезного полюса, который будет работать против подобного сценария внутри республики. Я думаю, все крики вокруг референдума никаким образом не связаны с практическим содержанием этого мероприятия. Всем глубоко начихать на содержание конкретных статей, которые предполагается поменять. Дело в том, что сам по себе подобного рода шаг способствовал консолидации всего протестного элемента. Ясно, что преемник в данном случае, если он начнет проявляться, создаст очень серьезный полюс конфликтности. К тому же найти человека, устраивающего всю команду действующего президента равнозначно, вряд ли получится. Там ведь собраны люди с разными взглядами на будущее страны и свое личное будущее. У меня складывается ощущение, что там нет даже минимального единства, которое требуется для полноценной поддержки фигуры преемника. Здесь не Узбекистан, где собралось десять человек, поговорили, сделали несколько звонков за границу и на этом нашли компромисс в течение быстрого времени. В Кыргызстане так не получится. Плохо это или хорошо, я не знаю. Очень большое количество игроков на поле, и консолидировать всех просто не получится. Я вообще не припоминаю в новейшей истории Кыргызстана такого момента, когда основные политические игроки в поле власти, не говоря уже об оппозиции, были консолидированы и четко отстаивали одну позицию. Даже при расцвете в период Аскара Акаева подобного не наблюдалось. По большому счету, и первый, и второй политические режимы похоронили сами себя. Заслуги оппонентов в том, что свергли А. Акаева и К. Бакиева, были минимальными. Как А. Акаев, так и К. Бакиев проиграли власть не оппонентам. Например, К. Бакиев проиграл власть не Розе Исаковне и не О. Текебаеву, а людям, которые его окружали, работая по собственной мотивации, исходя из своих личных интересов.

– И действующая власть в этом смысле не отличается?

– Вполне возможно. Я не знаю, каких мнений придерживаются Ф. Ниязов или И. Илмиянов, или кто-то еще. Но то, что единство внутри президентской команды отсутствует, это, повторяюсь, медицинский факт. А найти фигуру для операции "преемник" без опасения того, что он сожрет тех, кто его выдвигает, просто невозможно.

– Это же хорошо, в силу вступает закон естественного отбора.

– Компромисса по узбекскому типу в Кыргызстане пока не просматривается. К тому же сам А. Атамбаев уже раз сто говорил, что не станет этим заниматься. Но мы знаем, что цена словам политика, скажем так, не очень высока.

– Вот-вот... Прецедент ведь всем известен?

– Другое дело, сам-то он, может, и не будет этим заниматься, а люди, которые не хотят уходить вслед за ним, попытаются что-то предпринять. Скажем обобщенно, что в силу разнородности интересов у них ничего не получится, как не получится это и у товарищей, противодействующих им. Сейчас говорят, что якобы О. Текебаев может превратиться в фигуру, которая консолидирует все оппонирующие силы.

– Не сможет, причем однозначно. Мандата доверия уже нет.

– Да, потому что это было бы слишком просто, а в Кыргызстане так не бывает. В том углу политического спектра "товарищество" еще похлеще тех, которые находятся у рычагов власти. Те, кто рулит страной, все-таки пытаются припрятать свои взаимные недовольства и претензии. А тут через "ушаки" и все остальное часто доходит то, что люди, пытающиеся противопоставить себя официальной власти, мягко говоря, далеко не едины, там взаимное подозрение и ревность, амбиции. Вот этот "коктейль" в конечном итоге не позволяет создать серьезный полюс, который мог бы цивилизованно оппонировать власти. Люди, которые, в принципе, могли бы сыграть роль цивилизованных оппонентов, к сожалению, не могут пробиться через толпу профессиональных оппозиционеров. В этом плане в Кыргызстане такая же ситуация, как и в России, где один и тот же человек руководит политической партией уже третий десяток лет, и партия демонстрирует один и тот же уровень электоральной поддержки на фоне стареющего лидера, который хуже и хуже играет.

– Деградирует?

– Да, это же возраст. При всем уважении к господину О. Текебаеву, сколько же можно так активно заниматься политикой? Но это проблема граждан Кыргызстана, избирателей страны. В России В. Жириновский и Г. Зюганов – это те люди, которых давным-давно пора отправить куда-нибудь на пенсию, цветы сажать на Рублевке или послами, раз они не могут жить без госслужбы. Просто отсутствие свежих лиц, свежих идей – это всегда большая проблема, которая в конечном итоге порождает политическую апатию, преходящую в итоге в более сильное негативное отношение к политической системе. Любые антигосударственные, антиправительственные выступления появляются не на пустом месте. Можно, конечно, всюду рассказывать истории о Госдеповской руке, но если общество не страдает политической анемией, то никакой революции не устроишь. И это я сейчас говорю о всех постсоветских странах. Кыргызстан здесь не является каким-либо исключением, во всяком случае, если посмотреть в региональном разрезе. Те большие политические процессы, происходящие в Кыргызстане, не являются чем-то уж экзотическим. Да, надо признать, что у вас политическая система более свободная и открытая, чем соседние, но историческая, социально-политическая общность во многом унифицирует эти процессы. Почему в Кыргызстане не удается достичь более высокого уровня профессионализма чиновников? Вот это, на мой взгляд, действительно особенность. Наверное, в силу очень серьезной динамики политических процессов. Такая динамика, разумеется, интересна для экспертов, наблюдающих за ситуацией, потому что нет такой заданности, как у ваших соседей. С другой стороны, жить гражданам в такой атмосфере не очень комфортно.

№29(744). 01.11.2016.

Источник - Общественный рейтинг


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение