Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Туркестан – 1916: оценка событий – прерогатива ученых

01.11.2016

Автор:

Теги:

 


 


 

События начала XX века, известные как Восстание вТуркестане 1916 года – один из наиболее драматичных и «сложных» сюжетов общейистории России и государств Центральной Азии. По прошествии века не утихаютспоры относительно наиболее дискуссионных аспектов общей трагедии, многие изкоторых в настоящее время являются предметом различного рода политическихспекуляций. Преодолению тенденции политизации темы, ведущей к разобщению иутрате доверия между народами, призван способствовать профессиональной диалогученых, считают участники Международной научно-практической конференции «НародыРоссийской империи и Высочайшее повеление 25 июня 1916 г.».  


Международная научно-практическая конференция «НародыРоссийской империи и Высочайшее повеление 25 июня 1916 г.», приуроченная к100-летию Восстания в Туркестане 1916 года, состоялась на этой неделе в Москве,на площадке исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. 


Организаторами мероприятия выступили историческийфакультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Институт всеобщей истории РАН,Политологический центр «Север-Юг» при поддержке Межгосударственного фондагуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ. 


В дискуссии приняли участие более 20 авторитетныхэкспертов, ученых-историков, представляющих академические школы России,Казахстана и Кыргызстна. И, к слову, это не первый опыт объединения научногопотенциала трех государств. В течение года аналогичные встречи по инициативероссийской стороны прошли в Оренбурге, Алматы и Бишкеке. 


 Нынешняя московская конференция – продолжение диалогав контексте восприятия и трактовок одной из наиболее неоднозначных страницобщей истории России и государств Центральной Азии, очередная и, нужноотметить, успешная попытка ответить на ряд дискуссионных вопросов, сформироватьновые концептуальные подходы к исследованию белых пятен истории. 


«Ни у кого из нас нет «истины в кармане», но главное –нам удалось найти точки соприкосновения и минимизировать разностьисториографических подходов к оценке наиболее дискуссионных сюжетов трагическихдля многих народов событий начала XX века», - так охарактеризовал суть научногодиалога президент Российского государственного гуманитарного университета,заведующий кафедрой истории стран ближнего зарубежья исторического факультетаИГУ им. М.В. Ломоносова, член-корреспондент Российской академии наук ЕфимПивовар. 


 Развитие этого диалога актуально не только с точкизрения научного дискурса, но также с позиций процессов, происходящих в условияхсовременного информационного общества, где искажение и политизация историческихсобытий нередко выступают опасным инструментом разобщения народов. И, какпоказывает практика, тема Восстания в Туркестане 1916 года – одна из«идеологических доминант», которую активно эксплуатируют определенные политическиесилы, преследуя корыстные интересы, но зачастую не обладая адекватным уровнемкомпетенции. 


 

Между тем в социумах России, Казахстана и Кыргызстанасуществует запрос на объективную оценку всех факторов, оказавших влияние наразвитие событий столетней давности. Сформулировать такую оценку на основедостоверных научных источников – прерогатива ученых-историков.   


 Кроме того, извлечение уроков из прошлого – полезныйнавык в преодолении новых противоречий. 


 «События столетней давности на первый взгляд кажутсямалозначимыми для граждан современной России, Казахстана и Кыргызстана, а такжесопредельных республик Центральной Азии. Однако при внимательном рассмотренииони несут в себе немало поучительного», - отметил в связи с этим доцентАкадемии гражданской защиты МЧС России Владимир Корнеев, предваряя доклад осистеме управления Туркестанским краем, сложившейся к 1916 году. 


Многие эффекты «поучительности» драматических событийвполне вписываются и в современный контекст. Факторы и предпосылки массовыхпротестных акций, охвативших территории национальных окраин Российской империи,актуальны и сегодня для независимых государств Центральной Азии и России.  


 Отправной точкой и непосредственным поводом кВосстанию 1916 года принято считать указ (Высочайшее повеление) Николая II опривлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройствуоборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии и иныхработ, необходимых для государственной обороны от 25 июня 1916 года. 


 Как отмечалось в озвученных на конференции докладах,Высочайшее повеление имело «силу неожиданности ошеломляющей» для народовАзиатской России, ранее обладавших привилегией нераспространения на нихвоинской повинности и участия в тыловых работах. 


 Высочайшее повеление вызвало неоднозначную реакциюпредставителей различных социальных групп коренных этносов окраин Российскойимперии. 


 

«Лидеры казахской интеллигенции видели в этом призывевозможности просвещения казахов – возможности увидеть мир, обучиться ремеслу. Иэто совпадало с видением имперской администрации. Более того, многие изпризванных казахов вернулись с войны богатыми, на заработанные средстваобзавелись скотом, собственным хозяйством», - отметил научный сотрудникВоенно-исторического музея Министерства Обороны Казахстана, кандидатисторических наук Берик Абдыгаиулы. 


 Однако зачастую на низовом уровне реакция была иной:не желая идти на работы в тылу, потенциальные призывники «всякими способамипротиводействовали распоряжению властей», констатировал со ссылкой на архивныедокументы Оренбургского губернского жандармского управления доцентОренбургского государственного педагогического университета ВладимирСеменов. 


 По словам эксперта, катализаторами развития событий понегативному сценарию стали проявления кумовства и мздоимства местнойадминистрации, другие злоупотребления, а также частые случаи умышленноискаженного доведения до людей сути указа.  


«Было установлено, что большинство беспорядковпроисходило под влиянием агитирующих за отказ от выполнения Высочайшегоповеления лиц среди самих киргизов (так именовали в то время и казахов), этоучителя и муллы некоторых станиц. Среди причин волнений отмечались излоупотребления волостных управителей при составлении списков. Старшины, заявляливозмущенные киргизы, продали их, делая поблажки богатым киргизам», - отметил В.Семенов. 


 Эффект неверного толкования Высочайшего повеленияподтвердил архивными документами и узбекский эксперт, аспирант Институтаистории Санкт-Петербургского государственного университета БахтиёрАлимджанов. 


 «Как писал в служебной записке управляющий Андижанскимфилиалом Государственного банка, Высочайшее повеление вызвало среди населениясильное брожение, «низшие слои испугались призыва, испугались возможности умеретьвдали от родины, в далекой, чуждой и незнакомой стороне. Более состоятельныеиспугались за свои поля, за свое имущество, за своих жен и детей и вместерешили: в рабочие не пойдем, не дадим своих отцов, детей и братьев», - отметилэксперт. 

В кампании по дезинформации активно эксплуатировался ирелигиозный фактор. Освещая этот аспект восстания, профессорКиргизско-российского  (Славянского) университета (Бишкек) Екатерина Озмительпроцитировала доклад генерал-губернатора Семиречья Алексея Куропаткина. 


 «В докладе Куропаткина читаем: «В Семиречье в июле1916 года распространялись нелепые слухи о том, что «русские хотят отобратьсамый здоровый элемент мусульман, послать на театр военных действий на работывпереди русских солдат, где русские и германские войска их перебьют и, такимобразом, будет достигнута задуманная русскими цель уничтожения мусульманства».Об этом же говорят киргизы Верненского уезда в заявлении Куропаткину «Носилисьпо поводу призыва в степи всевозможные слухи кривотолки. Так, многие со словрусских, распространяли в степи, что туземцы призываются в солдаты, и их будутставить впереди войска – в качестве преграды, что их будут там кормить свининойи что даже многих из них, после войны, оставят в России, обратив в православие»,- констатировала Е.Озмитель. 


 По мнению ученой, «нелепые слухи» могли исходить отгермано-турецких агентов-панисламистов, либо «привозится» из хаджа. 


 «Осмелимся выдвинуть гипотезу, что для киргизовучастие косвенное (прокламациями) и прямое (зафиксированы именно для Семиречьяупоминания о турецких генералах, руководивших военными действиями вПржевальском уезде) в восстании «третьих лиц» не только означало некую внешнююлегитимизацию бунта, но и давало надежду на победу, в том числе – и на благоприятныйисход, в прямом смысле слова, даже в случае поражения», - отметилаЕ.Озмитель. 


 

Мнение коллеги разделяет Джамиля Маджун (Мусарова),старший научный сотрудник Центра дунгановедения и китаистики Национальнойакадемии наук Кыргызской Республики, подчеркнувшая необходимость комплексногоподхода к оценкам трагедии, охватившей огромные территории окраин Российскойимперии. 


 «Восстание следует рассматривать в контекстеглобальной мировой истории, где движущей силой являлось стремление крупныхимпериалистических держав, проводивших захватническую политику в ЦентральнойАзии, вытеснить Россию из региона. Для достижения этой цели использовались всесредства – от эскалации внутренних конфликтов до открытых военных столкновениймежду ними», - подчеркнула Д.Маджун.   


 Между тем, всех перечисленных выше причин недостаточнодля объяснения ожесточенности, начавшейся по поводу исполнения Высочайшегоповеления, считает старший научный сотрудник Института этнологии и антропологииРАН Георгий Ситнянский.  По его мнению,гораздо более важная, фундаментальная причина Восстания  - нерешенность аграрного вопроса в России вцелом и в Семиречье в особенности. 


«Одной из причин революции и Гражданской войны вРоссии (вероятно, самой важной) являлась нерешенность аграрного вопроса вдеревне, в которой проживало 82% населения… Но если в Центральной РоссииСтолыпинская реформа начала, все же, пусть позже, чем надо, решать аграрнуюпроблему, то в Семиречье о модернизации киргизского скотоводства никто и недумал. Если что-то и делалось, то стихийно. И проблема аграрного перенаселенияпо мере роста как местного, так и переселенческого населения с каждым годомнарастала. Неудивительно, что проблема семиреченских «лишних людей» - как«туземцев», так и переселенцев – в 1916 году выплеснулась наружу, приняв такиесвирепые формы и нарушив традиционные формы симбиоза между славянским итюркским скотоводческим населением», - считает ученый. 


 Как свидетельствуют исторические документы, географиявосстания, вернее – разрозненных микрорегиональных выступлений, была достаточноширокой. Проявлениями массового недовольства различной интенсивности ипродолжительности были охвачены не только территории современного Казахстана иКыргызстана, но и отдельные регионы Сибири и Кавказа. 


 Тем не менее, во многих регионах протестныевыступления ограничились незначительными эксцессами и не вылились в кровавыестолкновения. Это делает несостоятельным тезис о «направленных репрессиях»против тех или иных этносов со стороны имперских властей. 


 В тех же регионах, где протесты переросли ввооруженные восстания, действия власти носили ответный характер, адекватныйфактам жестокости со стороны восставших. Что еще раз подчеркнет общий характертрагедии. 


 Проблема «исхода» коренного населения Казахстана иКиргизии – одна из наиболее дискуссионных в историографии восстания, равно, каки активно эксплуатируемая в политических целях «идеологема» о якобы имевшемместо преднамеренном геноциде коренных народов Азиатской России. 


 

Этой теме посвятила выступление старший преподаватель,заведующая Лабораторией исторической информатики Кыргызско-Российскогославянского университета Виктория Плоских, проанализировавшая демографическиепоследствия Восстания 1916 года в Киргизии на основе данных переписей 1897,1916, 1917, 1926 годов. 


 

«Из наших исследований получается, что потери киргизовза 1916 – первую половину 1917 г. не могли превышать 65-70 тыс. человек, из которых подавляющее количествопогибло либо во время бегства, либо уже в Китае. То есть потери киргизов от действийрусских войск во время подавления восстания не превышают 5-6 тыс. человек, чтовполне соотносится с потерями русско-украинского населения в Пишпекском иПржевальском уездах – около 3,5 человек», - констатировала В.Плоских. 


 

Второй ее вывод формулируется следующим образом: всоветское время основное внимание уделялось потерям серди местного населения,чтобы доказать колонизаторский характер действий российской власти в крае.Потери же славянского населения умышленно замалчивались. 


В настоящее время на теме демографических потерь«коренных этносов» нередко «вскрывается» порочная сущность «имперских амбиций»России с экстраполяцией их в современный контекст.  


 При этом игнорируются свидетельства того, чтовхождение Средней Азии в состав Российской империи оказало стабилизирующеевлияние на развитие местного общества. Были остановлены межплеменные и родовыевойны, ликвидировано рабство, упорядочена налоговая система, созданы условиядля широкого распространения просвещения, прогрессивных методов производства.  


 Но, как бы там ни было, неоспоримым фактом является ито, что события 1916 года имели трагические последствия для всех жителейвосставших регионов, независимо от национальной и религиозной принадлежности.Погибли и вынуждены были покинуть родную землю сотни тысяч тружеников –киргизов, казахов, русских, дунган и других народов – которые совместным трудомобустроили бывшие кочевья и дебри. Экономическими последствиями восстания сталиразруха и почти полное уничтожение материальных и людских вложений, затраченныхгосударством и многонациональным народом на освоение территорий окраинАзиатской России.   


В этом контексте сегодня актуализируется необходимостьобъективного анализа событий прошлого, который выступает важным факторомукрепления гуманитарного сотрудничества России со странами Центральной Азии,отметил  эксперт Фонда Горчакова ТимурАбидов. 


 

В рамках конференции состоялась презентация иобсуждение недавно изданных сборников документов: «Восстание 1916 г. вТуркестане: документальные свидетельства общей трагедии» и «Туркестан вимперской политике России. Монография в документах». 


 

Материалы сборников, как отметила старший научныйсотрудник Института всеобщей истории РАН Татьяна Котюкова, убедительнодоказывают, что Восстание 1916 г. –  непросто одна из самых печальных страниц в истории народов Центральной Азии, а вравной степени трагедия всех жителей̆ региона. Именно поэтому недопустимозаменять профессиональную дискуссию историков по столь сложным и научнымсюжетам политическими лозунгами и тенденциозными оценками. 


 Участники конференции были едины во мнении, чтоискажение, намеренная политизация и мифологизация событий 1916 ведут кразобщению и утрате доверия между народами, способны спровоцировать новыепротиворечия, в том числе на межэтнической и межконфессиональной почве. 


Поэтому столь важно сегодня извлечь урок из событийстолетней давности. Лучшее средство против политических спекуляций на трагедии– продолжение честной и открытой профессиональной дискуссии ученых. 


 

Практическое подспорье в ведении такой дискуссии –новые сборники архивных документов. Их выход в свет придает уверенности в том,что дальнейшие исследования трагических событий не погрешат против объективнойреальности. В настоящее время недостаточно ссылок на авторитетных ученых, дажепри условии учета и критического анализа господствовавшей в тот или иной периодидеологии и политической конъюнктуры. 


 

Участники конференции подчеркнули назревшуюнеобходимость продолжения  объективногокомплексного исследования всех имеющихся в научном арсенале документов имассовых источников (переписей, обзоров и др.). Такое исследование должнобазироваться на единых технологиях, исключающих субъективный подход. Этореальная и единственно верная возможность заполнить существующиемалоисследованные лакуны, добиться того, чтобы белых пятен в истории оставалосьвсе меньше и меньше.


 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение