Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2016: спокойной жизни у чиновников больше не будет. Ч.2

19.10.2016

Автор:

Теги:

 

Казахстан-2016:спокойной жизни у чиновников больше не будет. Ч.2

Разговороб основных трендах осени 2016 года в политической и экономической жизниКазахстана с исполнительным директором ИАЦ – Сергеем Рекедой.

Продолжение. Начало см:http://ia-centr.ru/expert/24146

14октября Казахстан начал экспорт нефти с месторождения Кашаган. Надежды на этоместорождение как главное «лечебное средство» для казахстанской экономики, эточасть пиар-кампании или реальный шанс для выхода на траекторию роста?Признаемся, что многим в России простонепонятна шумиха вокруг этого проекта, тем более, что «финальные» и «окончательные»сроки выхода на коммерческую добычу неоднократно сдвигались.

Вопрос, как мне кажетсяне в Кашагане. Вопрос в том, какие информационные инструменты используются длясоздания «позитивных новостей» в экономике. Это очень любопытный имногоаспектный сюжет.

Что объединяет нынешнююситуацию в России, Казахстане, Азербайджане? Часть элиты понимает необходимостьболее глубоких, системных экономических реформ. Этих людей может быть не такмного в государственном аппарате, но они есть. Допустим, борьба с монополизмом –ключевая тема для азербайджанских реформаторов.

Реформа таможни иналоговой системы – эти сюжеты являются составной частью выступлений ИльхамаАлиева на каждом заседании правительства. Найдена верная тональность «разговорас народом» в условиях кризиса и многократной девальвации маната. Я не касаюсьвопроса, а как все это будет идти на практике и как осуществится реальный переделсфер влияния в самых «вкусных» точках азербайджанской экономики.

Но на уровне коммуникаций«власть-общество» пиарщиками найдена верная отправная точка. С таможенным беспределомсталкивались в этой стране все. Выделены в качестве приоритетапростые и понятные для местного менталитета вещи. Все ждут реформы таможни иесли это, наконец, случится, то, грубо говоря, станет понятно, что реформаторына этом этапе победили.

А в Казахстане борьба скризисом и создание новых точек роста укладываются в комплекс задач, которыебыли поставлены перед правительством Сагинтаева. По памяти назову то, что лежитна поверхности в рамках экономических реформ – рост несырьевого экспорта, созданиерабочих мест через малый и средний бизнес, увеличение объемов и диверсификациясельхозпроизводства, ипотека, индивидуальное строительство.

Стилистика программразвития предполагает мышление через «крупные блоки», понятные бизнесу,инвесторам,  политическому классу, номалодоступные для «усвоения» большей частью населения Казахстана. Во временавысоких цен на энергоносители программы «Казахстан-2030» и «Казхастан-2050»играли серьезную позитивную роль как некие ориентиры в развитии страны.

Но в период кризисанеобходимо, на мой взгляд, снижать уровень общения с народом до самых простых ипонятных вещей. Стоило бы вычленить те болевые точки экономики, преодолениекоторых могло бы позволить правительству Б.Сагинтаева заявить – мы смогли переломитьситуацию в этой конкретной сфере. Пока такая точка, такая тема не найдена. Хотятема воды и развитие агропроизводства имеют колоссальное значение дляКазахстана. Но это все-таки «игра в долгую», а какой-то серьезный результатнужен уже сейчас.   

 Поэтому формирование «позитивных новостей» идетстрого экстенсивным методом – больше хороших новостей про большую нефть. Или,наоборот, если банки не готовы выдержать стресс-тест, то все – караул, системарушится. Это не очень хорошая тенденция, когда любая негативная информацияможет вызвать проблемы на сравнительно небольшом по объему рынке РК.

Т.е.информационный шум вокруг Кашагана это, прежде всего, способ увеличить объем «хорошихновостей»?

Не совсем так.Казахстанские аналитики не случайно говорят о том, что в иных условиях, в иныевремена это событие могло стать одним из этапных для развития национальнойэкономики.

Другой вопрос, что этивремена возможно остались в прошлом. Как абсолютно справедливо отметил ТимурИсаев на страницах Forbes,Кашаган положил начало эре притока инвесторов, поверивших в каспийский шельф,как некогда верили в Эльдорадо и, одновременно, он стал символом большойказахстанской нефти, под которую шли инвестиции и повышались кредитныерейтинги. Так и теперь при цене на нефть в 2 раза ниже, чем это было восемь летназад, положительные новости о главном проекте расцениваются, как возможностьоттолкнуться и двигаться вверх.

Втаком случае, еще раз возвращаюсь к теме, которую вы затронули чуть раньше-  о каких достижениях кабмина мог бырапортовать новый премьер как о  реальномуспехе в борьбе с кризисом? Чисто гипотетически.

Нужна социология – что мешаетбизнесу развиваться? Какие проблемы больше всего волнуют население? В том жеАзербайджане и опросов не нужно было проводить – все в стране знают, какработала таможня и как влияет на развитие торговли монополизм. Казахстан сточки зрения экономики более сложен и многообразен.

Сразу же приходит на умтема борьбы с коррупцией. В России этот сюжет активно использован винформационных кампаниях со стороны силовых структур, но этот механизмдействительно работает. Но и в Казахстане этот ресурс может быть использованактивнее – и не только в плане выявления стрелочников. Институциональныереформы, структурные изменения в экономике необходимо закреплять наинформационном фронте текущими, яркими результатами и достижениями.

Поэтому возвращаемся ктому, с чего начали это интервью - спокойной жизни у чиновников больше небудет. Требования к умению правильно «подавать» проводимые в странепреобразования имеют теперь значимость ничуть не меньшую, нежели большаякашаганская нефть.


 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение