Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр Караваев: "Союз Азербайджана, России и Турции - это неприятная новость для Запада" по итогам стамбульского саммита

12.10.2016

Автор:

Теги:

Автор: Беседовала Ирина Михайленко, спецкор 

Участие президентов России, Азербайджана и Турции во Всемирном энергетическом конгрессе и важные договоренности, достигнутые на переговорах глав государств, вызвали большой интерес в мировом сообществе. И главный вопрос, которым задаются сегодня эксперты, как Запад отреагирует на новый трехсторонний союзнический формат в регионе. Сближение Путина, Алиева и Эрдогана в свете изоляции Армении и при новом раскладе региональных сил вызывает неоднозначную реакцию. Ситуацию в интервью haqqin.az комментирует известный российский политолог Александр Караваев.

- Как в целом оцениваете развитие отношений в рамках треугольника Баку-Анкара-Москва в политической и экономической плоскости?

- Диалектика трехстороннего партнерства достаточно сложная. Нужно признать, что оно уже доказано временем. Российско-азербайджанские отношения на позитивной волне с периода Гейдара Алиева.  Путин и Эрдоган практически весь период их власти подводили положительные балансы и выходили из ловушек кризисов. То есть тюркско-российский союз проверен временем.

Но прежние кризисы теперь выглядят как пролог к новым вызовам. Кроме того в треугольнике есть масса разногласий и технических проблем, как, например, стоимость газа в долгосрочных контрактах и тарифы на его прокачку, которые могут тестировать треугольник на скованность в более длительной перспективе. Чем амбициознее страны, тем больший шанс скатиться в кризис. Кроме того третьи игроки используют эти тонкие узловые места для провокаций. Допустим, новой администрации США будет очень соблазнительно поставить Анкаре какой-нибудь ультиматум в рамках обязательств Турции в НАТО, допустим, по вопросам энергобезопасности.

Следующий момент - долгосрочные проекты, а их большинство, сильно зависят от политического климата, а он, в свою очередь, от настроения лидеров и их коммуникации между собой,  атмосферы их диалога. В целом я надеюсь, что экономическая прагматика утвердилась как доминирующий регулятор отношений в тройке, подкрепляющий другие.

Новые проблемы могут возникнуть,  если ЕС в ответ на энергетическую интеграцию тройки станет проводить в ее отношении ту политику, что он проводит сейчас в отношении Москвы и Газпрома.

И здесь вопрос, кто больше зависим: ЕС от трубопроводных держав - Турции, России и Азербайджана или эта тройка от ЕС. Поэтому я не исключаю различных осложнений под предлогом борьбы с монополиями. Другое дело, что рынком ЕС и США нефтегазовая энергетика не ограничивается. 

- Вы полагаете, что Запад воспримет с обеспокоенностью возникновение нового геополитического треугольника? 

- Проблема американского глобального доминирования, постоянные попытки Вашингтона вклиниваться во внутренние дела государств - это центральная политическая тема, цементирующая тройку.  

- Иными словами, есть риск того, что на Западе попытаются воспрепятствовать укреплению этого союза?

- Да, это неприятная новость для Запада. Тройка плюс Иран претендует на статус самого мощного альтернативного альянса, не антизападного, в том смысле, что они, конечно, не антагонисты для Запада и не ищут себе противников там, где основные капиталы и рынки сбыта, а именно как сторонники альтернативного пути.

На этом маршруте у них будут испытания и специфические вызовы. Азербайджан, Россия и Турция сталкиваются с ними на разном уровне. Для Москвы это жесткая конфронтация с Вашингтоном, когда высокопоставленные рассуждения о том, чья ракета быстрее долетит до середины Атлантики или до Северного полюса, переходит в задачу военных учений.

В отношении лидеров всей тройки будут попытки переворотов, подкуп элит, целенаправленные осложнения на экономическом уровне, запугивания различными санкциями и постоянная критика в области прав человека. Баку и Москва с этим уже сталкивались не раз. Анкара относительно недавно. Для Путина и Алиева это уже обыденность, и координировать свои сферы безопасности по данному вопросу они научились. В этом плане можно говорить даже о союзничестве или движении к союзничеству.

Критическим экзаменом этого потенциального союза станет то, как он будет выглядеть в случае возможного ослабления России в перспективе 10 лет. В этом же ряду проблема перехода персональной власти от этих популярных и уже всемирно известных лидеров к другим, их преемникам или даже конкурентам, в случае смены политических эпох. Сохранится ли этот союз, покажет время. 

- Какие конкретные совместные проекты с участием Азербайджана, России и Турции могут быть реализованы по итогам форума?

- Главные вопросы не в новых проектах, а найдутся ли средства на уже озвученные - "Голубой поток" и ТANAP. Другой вопрос, о котором я говорил, - минимизация трений в рамках общего хаба: это цены, скидки, покупатели. Всё это вопросы сложного администрирования газовых рынков и отрасли в рамках национального контроля. Третья тема  выходит за рамки форума. Будут ли осуществлены совместные проекты тройки в несырьевой сфере в рамках, скажем, российско-турецкого инвестфонда объемом в миллиард долларов. Потому что фундамент экономического взаимодействия нужно сдвигать к экономике товарного производства.

- Ну и резюмирующий вопрос. Как на развитие отношений в формате геополитического треугольника Баку-Москва-Стамбул отреагируют в Ереване?

- Ереван тут зритель, который может радоваться или расстраиваться. Армении важно оставаться элементом в системе российской региональной безопасности, что гарантирует сохранение интересов если не в полном объеме, как их видит Ереван, то хотя бы частично. В экономическом плане Армения, как и Грузия, будет втянута в это поле экономического взаимодействия.

http://haqqin.az/news/82079


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение