Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Киргизский режиссер о распаде СССР: Мы могли бы сейчас жить в небоскребах

06.10.2016

Автор:

Теги:
В декабре 1991 года Советского Союза не стало, а все союзные республики, в том числе Кыргызстан, обрели независимость. Известный режиссер и сценарист Геннадий Базаров поделился своими воспоминаниями о жизни в стране Советов – и после ее развала.
— Какими вы помните последние пять лет до развала Советского Союза?
— В то время я работал режиссером-постановщиком на киностудии "Киргизфильм". Это были годы перестройки, благодаря которой немного ослабла цензура и появилась возможность снимать авторские фильмы по вновь написанным повестям. "Приют для совершеннолетних" была экранизирована первой. До этого я три года пытался добиться утверждения сценария, и вот удалось — Москва поддержала.
До 1985-го мы снимали только плановое кино, проверенное идеологическим отделом ЦК КПСС и прошедшее через многочисленные инстанции редактуры в Москве во избежание "антисоветского криминала". Очень сложно было обойти все это. А если кто-то и пытался продвинуть авторские киноленты, то все заканчивалось на вопросе: "Вы где живете?". Мы, конечно, смело отвечали: "Как "где"? В Советском Союзе, и у нас своя социалистическая мораль", но толку от этого не было.
— Были ли вас предчувствия, что большую многонациональную державу ждет развал?

— Я ничего не предчувствовал. Хотя везде пишут, что все шло к тому: мол, экономика ослабла, технически мы отставали… Я совершено не разбираюсь в экономике. Просто жил в Советском Союзе, и вдруг мне сказали, что его нет.
— Помните день, когда услышали эту новость? Как отреагировали?
— Конечно, помню. Я только закончил съемки фильма "Аномалия" и собрался презентовать его в Госкино. Позвонил в Москву и спрашиваю: "Мне лететь сдавать картину?". Ответ был более чем неожиданным: "Никуда лететь не нужно. Госкино как такового больше нет, как и Советского Союза". Фильм в итоге показали всего в нескольких кинотеатрах Кыргызстана, хотя тогда работало около 300.

Дальше происходило все то, что мы предвидели в фильме "Заговор". Киностудия закрылась, потому что финансировать ее было некому. Весь штат сотрудников — режиссеры, операторы, художники и остальные — официально стали безработными людьми…

— Наверное, стало ясно, что прежней жизни уже не будет. Но в первую очередь вы были семейным человеком, которому надо было собрать волю в кулак и содержать семью. Нашли выход из ситуации?
— Жена начала "челночить". Ездила в Беларусь и Китай, что-то привозила, что-то продавала. Родственники и друзья помогали. Нам не требовалось много, а вот людей было жаль: некоторые по ночам бутылки собирали, потому что днем было стыдно. Я сам на какое-то время растерялся, потому что кинематографа не стало. Два года я просто существовал, что-то писал и рисовал. Потом меня пригласили на работу в "Кыргызфильм".
— А разве вам, творческому человеку, с распадом СССР не стало легче дышать? Цензура-то исчезла…

— О чем вы?! Наступил хаос. Да, мы избрали первого президента, потом появились первый премьер, Жогорку Кенеш и министры. Но выяснилось, что, в общем-то, Кыргызстан — маленькая и совсем не богатая страна, и на субсидирование кино денег больше нет. Государство пыталось выделять какие-то средства… до сих пор пытается, но это крохи. Если раньше мы каждый год снимали по три фильма, то сейчас один — уже хорошо. И оставшихся профессионалов можно по пальцам пересчитать, я в свои 74 года самый молодой.
Помню разговор с Акаевым на встрече с представителями творческой интеллигенции. Я ему: "Аскар Акаевич, надо хотя бы один раз в два года отправлять студентов на обучение во ВГИК. Надо воспитывать будущие кадры, есть ведь возможность". Он отвечает: "Да-да, конечно". По привычке он со всем соглашался…

— Политическая ситуация в стране как-то повлияла на ваше творчество?

— В моих фильмах и повестях никогда не было места для политики, я всегда поднимал только социальные проблемы. Мои герои — бомжи, проститутки и бездельники, философствующие о жизни.
В 90-х годах вместе с идеологией изменились и настроения людей. Я видел, что творится в республике, и считал, что пора забыть правило "не выносить сор из избы". Мне, наоборот, хотелось показать, что происходит на самом деле, — вынести сор из избы, чтобы в ней стало чище и легче дышалось. Хотелось показать недостатки открыто, без прикрас. И я показывал все в мрачных фильмах "Карагыз", "Метаморфоза", "Исход". После выхода этих фильмов меня стали называть "подвальным" режиссером.
— Вы стояли у истоков зарождения "киргизского чуда", расскажите, в чем секрет кинематографов тех лет?

— Мы были полны оптимизма, мечтали снимать хорошие фильмы, любить и приносить хоть какую-то пользу родине — вот и весь секрет. Цензуру воспринимали не как помеху, а как возможность подкупить зрителя свежей и оригинальной трактовкой идей.

Я часто вспоминаю интервью Федерико Феллини, который сказал интересную вещь: "Художник всегда должен преодолевать какие-то трудности, преграды. Это стимулирует его, и он начинает искать. А там, где нет препон, он теряется". Цензура говорила "нет", и мы начинали думать, как сделать, чтобы было "да". Писатели прятали заветные мысли между строк, кинематографисты — в каких-то образах и символах.
— Не приходилось ли вам встречаться после развала Союза с теми, кто когда-то заявлял это самое "нет"? Что говорили обидчики в свое оправдание?
— В последние годы я часто встречаюсь с некоторыми чиновниками того времени, они намного старше меня. Да, отвечая на мой вопрос "почему?", они признаются: "Гена, ну мы же были в плену системы. Мы видели, что это талантливая повесть или фильм, видели! Идиоты мы, что ли? Но была система, было предписание… Мы лишь честно отрабатывали свою зарплату".

— Что, по-вашему, Кыргызстан потерял или упустил вместе с развалом Советского Союза?
— Мы с вами сейчас находимся в здании телерадиокомитета, на строительство которого у независимого Кыргызстана просто не хватило бы денег. Мы ездим на маршрутках, хотя могли бы ездить в метро, если бы Фрунзе посчастливилось стать при СССР городом-миллионником, каким успел стать Ташкент. Из аэропорта "Манас" мы едем в столицу по полуразбитой и плохо освещенной дороге, а могли бы — по магистрали, рассматривая небоскребы, которые были частью так и не реализованного архитектурного проекта "Завтрашний Фрунзе".

Наша столица могла бы, как и раньше, возглавлять список самых зеленых городов СССР, наравне с Киевом, но сейчас мы вырубаем деревья и беспорядочно застраиваем город.
Мы утратили прирожденное чувство интернационализма и больше не можем с гордостью сказать "мы — граждане СССР", будучи уверенными, что нас примут как своих. Ведь многие сейчас даже не знают, где искать Кыргызстан на карте…

— Можете описать Советский Союз тремя словами?

— Это была просто великая держава. Что еще я могу сказать?..
Еще: http://ru.sputnik.kg/society/20160820/1028673748.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение