Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Экологические проблемы ЦАР можно решать совместными усилиями стран региона при активном посредничестве России

30.09.2016

Автор:

Теги:

Какую роль может сыграть Россия в решении накопившихся проблем в сфере водно-энергетической безопасности Центральной Азии? Что делать, когда в Центральной Азии исчезнут ледники?  Какова позиция Китая в отношении экологических проблем региона.
Ответы на эти и другие вопросы искали эксперты из Казахстана, Кыргызстана и России на международном круглом столе, который состоялся в Екатеринбурге в четверг, 29 сентября. Организатором мероприятия выступил Экспертный клуб "Урал-Евразия" при поддержке Уральского федерального университета.
Главный итог обсуждения: Центральная Азия сталкивается с рядом угроз энергетической, экологической и климатической безопасности. Эти проблемы могут быть решены только за счет консолидации усилий самих стран региона при активной посреднической роли России. Все эксперты выразили общую надежду на то, что осознание этой необходимости странами Центральной Азии является делом ближайшего будущего, так как именно от этого будет зависеть вся дальнейшая судьба региона.
К концу XXI века в Казахстане исчезнут все ледники
С середины ХХ века по 2015 год площадь и объем ледников, находящихся на территории Республики Казахстан, сократились практически в два раза. Об этом участникам круглого стола рассказал известный исследователь доктор географических наук, профессор Казахского национального университета им. аль-Фараби Евгений Николаевич Вилесов.
Ученый привел данные о состоянии крупнейших ледников Казахстана за шестидесятилетний период, которые убедительно показывают, что площади и объемы обледенения не просто сокращаются, но сокращаются линейно и неотвратимо. Таким образом, на основе полученных данных есть все основания делать прогнозы о том, что к концу ХХI века на территории Казахстана не останется ледников. Однако паниковать по этому поводу профессор советует не торопиться.
"СМИ часто поднимают шум о том, что после исчезновения ледников мы лишимся питьевой воды и впадем в хаос, - говорит Евгений Николаевич. – Но такие панические настроения не имеют под собой основы. Действительно, ледники имеют большое значение в общем стоке рек, которое в отдельные годы достигает 60%. Однако ледниковый сток, в свою очередь, на 72-75% состоит из талого снега и лишь чуть более 20% формируется за счет самих ледников. После исчезновения ледников осадки все равно будут выпадать в виде снега, более того, как своеобразный компенсирующий фактор в регионе повысится влажность".
"Другое дело, - продолжает эксперт, - что изменится динамика стоков – сошедший весной снег оставит сухим лето. Но и здесь есть решение – необходимо создавать небольшие плотины и водохранилища, которые весной будут заполняться талой водой, а летом обеспечивать ирригационные и другие нужды населения. Кроме того, не стоит забывать, что, например, водоснабжение Алматы на 80% происходит за счет подземных, а не ледниковых вод. Поэтому для паники никаких оснований нет", - подытожил профессор КазНУ.
Водно-энергетический консорциум решит проблемы безопасности ЦА
Решение вопросов нехватки воды в так называемых "низовых" государствах, к числу которых относятся Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, и обеспечения стран верховья (Кыргызстан и Таджикистан) электроэнергией, получаемой с помощью высокогорных гидроэлектростанций, возможно только совместными усилиями самих стран Центральной Азии при активном посредничестве в разрешении конфликтных ситуаций России. Эта мысль стала основной в докладе кыргызского эксперта, члена Совета по статистике при Президенте Кыргызской Республики Жумакадыра Асанкуловича Акенеева.
По мнению эксперта, участие Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе открывает широкие возможности для начала кыргызстанско-казахстанского сотрудничества в сфере строительства высокогорных ГЭС, где Казахстан мог бы выступать в качестве инвестора и иметь свою долю в крупном проекте, который был разработан еще в советские годы в Ташкенте. Кыргызстан надеется на участие в проекте и Таджикистана, а также Узбекистана, которому намного выгоднее не препятствовать строительству ГЭС, а полноценно войти инвестором наравне с другими странами ЦА.
"Мы выдвигаем предложение создать водно-энергетический консорциум стран региона, - поделился эксперт, - участниками которого стали бы только страны Центральной Азии. И Россия в этом консорциуме могла бы стать модератором, которого признают все страны-участницы. Внешние игроки, как Международный Валютный фонд и Всемирный банк, которые не знают наши внутренние проблемы, а также Китай со своими проектами не должны быть в нем задействованы. Консорциум призван решить две основные задачи – увеличить производство электроэнергии за счет строительства новых ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане и регулировать стоки воды в страны низовья малыми плотинами. Только совместными усилиями, осознавая заинтересованность всех стран региона в этом общем деле, можно решить проблемы, которые у нас копятся уже 25 лет".
"Кроме того, в рамках консорциума необходимо решить вопросы снижения расхода воды за счет интенсификации сельского хозяйства, - продолжил советник Президента КР. - В Кыргызстане реализуется стратегическая программа, согласно которой мы должны покрыть два процента всех орошаемых земель республики теплицами. По нашим подсчетам, это приведет к росту производительности в 12 раз (!), а также сблизит сельское хозяйство с промышленным производством. Если все республики Центральной Азии снизят потребление воды за счет внедрения новых технологий в сельское хозяйство, то за 10-15 лет можно спасти Аральское море".
Позиция Китая в отношении экологических проблем региона.
Проблемам экологического загрязнения и нерационального использования трансграничных рек на примере Иртыша, протекающего по территориям Китая, Казахстана и России, был посвящен обстоятельный доклад ассистента кафедры теории и истории международных отношений Департамента международных отношений УрФУ Ксении Геннадьевны Муратшиной.
Эксперт проанализировала правовую базу совместного использования трансграничных вод и пришла к выводу о том, что как такие правовые механизмы обеспечения рационального природопользования в отношениях Китая с Россией и Казахстаном недостаточны и нуждаются в дополнении и развитии.
"Если посмотреть на документы России и Казахстана о сотрудничестве с Китаем в сфере водопользования, - отмечает исследователь, - то картина выглядит следующим образом. Так, статья вторая Соглашения между правительством РФ и РК о совместном использовании водных объектов провозглашает сотрудничество сторон в духе равноправия, партнерства в целях сохранения, защиты и восстановления ресурсов объекта. Соглашение между правительствами России и Китая содержит другие принципы: мирного сосуществования, взаимопонимания, справедливого и рационального использования и охраны трансграничных вод с учетом экономических, социальных и демографических факторов. Я думаю, понятно, кто писал последний пункт, ведь речь идет не об экологической ответственности, а на первое место мы ставим социальные и демографические факторы. В соглашении Китая с Казахстаном зачем-то добавлен принцип взаимного уважения независимости, суверенитета, территориальной целостности, равенства и взаимной выгоды и взаимной уступчивости. Эти формулировки нуждаются в уточнении".
Все это приводит к тому, что Китай, расширяя экономику, не учитывает в полной мере интересы партнеров по региону. России и Казахстану в этой ситуации необходимо прилагать больше дипломатических усилий для решения данной проблемы.
Пресс-служба ЭК "Урал-Евразия"
 

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение