Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Салафиты в Казахстане: мнения экспертов разделились

30.09.2016

Автор:

Теги:


PrevNext

Интервью казахстанского религиоведа Асылбека Избаирова («Необходимо усиление традиционного для Казахстана ислама – ханафитского мазхаба» http://press-unity.com/analitika/8687.html ), опубликованное на нашем сайте на прошлой неделе, получило неожиданный резонанс. Коллеги из казахскоязычного ресурса Qamshy.kz отреагировали на высказывания Асылбека Каримовича довольно нетривиальным образом, обвинив его в обелении салафизма – ортодоксального течения в исламе («Ізбайыров салафизмді ақтап алғысы келе ме?» http://qamshy.kz/Home/Show/10319).

Очевидно, что эксперт, призвавший к взвешенному и острожному подходу при введении каких-либо репрессивных мер, в том числе в отношении идеологии салафизма, задел оголенный нерв казахстанского общества.

Дискуссии относительно необходимости запрета салафизма ведутся еще с 2011 года, когда по Казахстану прокатилась первая волна терактов. Салафиты, маркирующие свою принадлежность к ортодоксальному течению ислама заметными деталями внешнего вида – короткими брюками, бородами, хиджабами и никабами – и от того выглядящие вызывающе чужеродно в светском Казахстане, сразу стали главными подозреваемыми в брожениях внутри мусульманской общины.

А после терактов в Актобе и Алматы, произошедших летом нынешнего года, салафиты оказались в центре исламофобских настроений, захлестнувших казахстанское общество. Эта кампания общественного осуждения имела и законодательные последствия. Так, в антитеррористическом пакете законопроектов, поступивших в парламент РК в сентябре, уже рассматривается вопрос о запрете этой ортодоксальной идеологии.

Действительно, как отмечает политолог Руслан Жангазы в своем блоге «Без религиозного диалога не будет национального согласия», практически все теракты, совершенные с 2011 года, так или иначе были связаны с салафитами.

В то же время эксперт призывает не ставить знак равенства между салафизмом и терроризмом.

«Салафизм сам по себе является ортодоксальной концепцией Ислама, и там нет никакого экстремизма. Православие, например, тоже является ортодоксальной концепцией Христианства, по-английски так и пишется «Eastern Orthodox Church». Весьма влиятельной религиозно-политической силой в Израиле являются представители ортодоксального Иудаизма... Но, как вы понимаете, ни православных, ни ортодоксальных иудеев никто не называет религиозными экстремистами», - поясняет политолог.

Таким образом, следуя силлогизму «все курицы птицы, но не все птицы курицы», можно сказать, что хотя все казахстанские террористы были в той или иной мере связаны с салафитской идеологией, это вовсе не означает, что все салафиты придерживаются радикальных взглядов.

Однако официальное духовенство не согласно с такой постановкой вопроса. Свою позицию оно обосновало на сайте Центральной мечети города Алматы http://www.azan.kz в развернутом ответе на блог Жангазы. Из материала следует, что салафитам вменяется в вину, прежде всего, неуважение к историческому и духовному наследию традиционного для Казахстана ханафитского мазхаба и суфизма.

«Фактически, весь тот Ислам, который веками был распространен на этой земле, обвиняется ими в заблуждении или вероотступничестве, будь то ханафитский мазхаб, матуридитская акыда или суфизм… В заблуждении и отступничестве обвиняются не только имамы Духовного управления мусульман Казахстана, которые, как и все люди, не являются идеальными, но и практически все классические ученые Ислама, чьи знания, богобоязненность и авторитет, были признаны всеми мусульманами на протяжении тысячи лет», - подчеркивается в заявлении официального казахстанского духовенства.

Экстремизм же, по словам авторов ответа, является следствием установки салафитов на преобладание и доминирование.

«Экстремизм (возможно!) будет отсутствовать в салафизме в том случае, если салафизм будет официальной идеологией, а его последователи будут представлять абсолютное большинство. В этом случае, их, возможно, все будет устраивать, хотя и это не факт. В любом случае, для Казахстана это неприемлемо», - заявляют представители Центральной мечети города Алматы.

Вывод, который делают авторы azan.kz, однозначный – запретить идеологию салафизма, признав ее экстремистской.

В то же время в экспертной среде звучат гораздо более умеренные оценки степени радикальности салафитов, а по поводу практического результата от его запрета высказывается некоторый скепсис.

«Да, запретить салафитскую идеологию легко, но осуществлять запрет будет сложно», - отметил в интервью корреспонденту Пресс-клуба «Содружество» председатель Конгресса религиоведов Казахстана, доктор философских наук Айдар Абуов.

Салафиты, по словам эксперта, это определенная часть исламской общины, которая очень тесно связана с арабским миром.

«Проводить однозначную параллель между салафизмом и терроризмом было бы неправильно, - считает Абуов. - Радикализированные группы, придерживающиеся салафитских учений, отвергающие светские устои общества, не приемлющие диалога с властью, не уважающие конституционные устои страны, и так находятся под запретом».

Эксперт предлагает не обострять противостояние внутри казахстанской уммы (в исламе «община» – ред.), вводя радикальные запреты, а, прежде всего, ограничить салафитов в возможности проповедовать свои идеи и расширять паству.

«Я поддерживаю инициативу муфтията о трактовке ислама исключительно имамами. Апологеты салафизма уже не могут распространять свои учения через официальные СМИ. Но главные идеологи свободно перемещаются по исламскому миру. Им можно запретить свободное перемещение по стране», – предлагает Абуов.

Политолог Талгат Мамырайымов имеет собственную теорию о причинах обструкции в отношении салафитов. По его мнению, нынешняя конфликтная ситуация стала следствием конкуренции между официальным духовенством в лице Духовного управления мусульман Казахстана и салафитскими проповедниками.

«Салафиты аккумулировали на себя определенную часть мусульманского джамаата (араб. «община» – ред.), к ним потянулись прихожане, которые отворачивались от мечетей ДУМК, не находя у официального духовенства ответов на свои вопросы», - считает эксперт.

Помимо этого, политолог не исключает, что ситуация вокруг салафизма является отражением некоего внутриэлитного противостояния.

«Думаю, что за этими процессами стоят некие элитарии, которые направляют правоохранительные органы по следу салафитов. Я не стал бы сбрасывать со счетов фактор политической конкуренции двух групп элитариев. Видимо, элитная группа, заинтересованная в нейтрализации салафитов, видит в них потенциальных союзников своих политических конкурентов», - говорит Мамырайымов.

Существует также конспирологическая теория, которую мы почерпнули в недрах Казнета, что за гонениями на салафитов стоят гюленисты, идеологические позиции которых в Казахстане, благодаря деятельности Казахско-турецких лицеев и широкому турецкому представительству в бизнесе, достаточно сильны.

А активизировались они якобы по той причине, что президент Казахстана во время визита в Турцию в начале августе нынешнего года пообещал турецкому лидеру Реджепу Эрдогану проверить все Казахско-турецкие лицеи на предмет их связи с проповедником Гюленом.

В этом контексте нападки казахстанских гюленистов на салафитов, стремление создать из них жупел являются своего рода отвлекающим маневром, призванным отвести от их собственных скромных персон подозрения в неблагонадежности.

Эту теорию частично подтверждает Руслан Жангазы, который отмечает, что мысль о запрете салафизма продвигают, в основном, политологи и общественные деятели, связанные с гюленистами.

В целом опрошенные нами эксперты едины во мнении, что в борьбе с религиозным экстремизмом следует отдавать предпочтение точечным и адресным мерам, а не пытаться решить проблему одним махом.

Так, Руслан Жангазы высказывает опасения, что некоторые силовые структуры, в частности МВД, поддерживают запретительные меры, вероятно, потому, что не хотят проводить кропотливую оперативную работу по профилактике религиозного экстремизма и терроризма.

Айдар Абуов отмечает, что оценить эффективность профилактики религиозного экстремизма и терроризма достаточно сложно. Сегодня, по его словам, она измеряется количеством лекций и семинаров, проведенных информационно-пропагандистскими группами. Однако их качество, по мнению эксперта, оставляет желать лучшего, поскольку на встречи не приходят те, кому по существу адресованы данные занятия.

Председатель Конгресса религиоведов Казахстана уверен, что нужно отказаться от формализованных рутинных методов работы.

«Необходимо усиливать оперативно-розыскную работу. По месту жительства создавать советы аксакалов и матерей, работающих в тесной связи с правоохранительными органами. Необходимо оплачивать и поощрять предоставление своевременной информации в органы внутренних дел», - заключает эксперт.

Жанар Тулиндинова (Астана)


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение