Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Асылбек Избаиров: Мы не можем загонять отдельные группы мусульман в социальные гетто

21.09.2016

Автор:

Теги:

 Кто искусственно провел черту между казахстанскими мусульманами и «неверными»? Почему под атаки террористов первыми попадают сотрудники правоохранительных органов? И какие шаги возможны для решения проблем, существующих в религиозной сфере в Казахстане? Корреспондент  побеседовала с известным казахстанским религиоведом, профессором кафедры религиоведения ЕНУ им. Л. Гумилева, директором Института геополитических исследований Асылбеком Избаировым.

 - Каким именно идеологическими концептами оперируют проповедники радикализма и что можно им противопоставить?  

- Казахстанские радикалы строят свою идеологию вокруг понятия «тагут» – «идол», «государство неверия». Ложное определение «тагут» выносится через «такфир» – обвинение в неверии. Обвинение может выноситься как конкретному человеку, так и политическому строю. Помимо этого проповедники нетрадиционных религиозных течений используют искаженное толкование понятий «амал» (действие) и «иман» (вера).

Это достаточно сложная теологическая проблема, суть которой вкратце можно изложить следующим образом. В определении, кто такой мусульманин, в традиционном исламе говорится, что главным является вера в его сердце, его убежденность в принадлежности к исламу. Идеологи радикальной направленности настаивают на том, что этого недостаточно, для них главным условием причисления к мусульманину является «амал» - деяние, а именно пятикратный намаз. Того, кто не совершает пятикратный намаз, по их мнению, нельзя считать мусульманином.

Основываясь на этом тезисе, проповедники идей радикализма провели в казахстанском обществе искусственную черту размежевания. Ведь многие казахстанцы, не читая пятикратный намаз, тем не менее, причисляют себя к мусульманам. Однако радикалы посчитали их «неверными». Это надуманное разделение мусульман на практикующих и не практикующих привело к расколу в исламской общине Казахстана.

В дальнейшем понятие «амал» и вовсе приобрело криминальную окраску. Бандитские группировки, которые проникались исламистскими убеждениями, начинали оправдывать свои преступные деяния – воровство, грабеж, бандитизм, убийства – посредством религиозных идей как богоугодные поступки, направленные против «неверных».

Именно с опорой на понятия «тагут» и «такфир» Абу аль-Мунзир аш-Шинкити в 2011 году издал фетву, согласно которой на территории Казахстана нужно вести джихад, и первыми объектами атаки должны стать сотрудники правоохранительных органов – поскольку они охраняют этот «безбожный», с точки зрения радикалов, политический строй.

Противопоставить этим искаженным представлениям можно только знания и правильное толкование таких понятий, как «иман», «амал» и «тагут» и пр.

Отдельно обращает на себя внимание сходство идеологии религиозных радикалов и воровского мира. Государство – для обоих – либо просто враг, либо «тагут». Сотрудничать с государством – и для этих «харам», и для тех – «западло». Окружающие граждане – для этих «кафиры», а для тех «фраера» – но в любом случае не сограждане, а жертвы, добыча.

- Если у проповедников радикализма в Казахстане есть такая стройная «теоретическая база», наверняка они регулируют активность экстремистского подполья. Как вы считаете, взаимосвязаны ли между собой теракты в Актобе и Алматы, произошедшие этим летом?

- Если говорить о связи между актюбинским и алматинским терактами, то, на мой взгляд, она довольно незначительна. Отмечу, что использование самого термина «теракт» в отношении второго события достаточно натянуто.

Действия алматинского стрелка ближе к тактике террористов-одиночек, действовавших в Орландо и Ницце. Например, террорист, расстрелявший посетителей гей-клуба в Орландо, был ВИЧ-инфицированным гомосексуалистом, и его действия можно было истолковать как месть гей-сообществу. Гражданин Туниса, действовавший в Ницце, относился к маргинальному классу эмигрантов. Скорее всего, к ДАИШ (арабская аббревиатура ИГИЛ, запрещенной в России и Казахстане организации – прим. ред.) они имели опосредованное отношение, в основе же их действий были не религиозные, а личностные мотивы.

В алматинской трагедии большую роль сыграло криминальное прошлое «стрелка». Когда-то он был дважды осужден – по его убеждению, несправедливо. Вероятно, он считал свои действия актом мести правоохранительной системе в целом. С криминальным прошлым алматинского стрелка связаны и хорошие навыки владения огнестрельным оружием.

Меня в алматинском прецеденте больше беспокоит волна слухов и паники, захлестнувшая мегаполис Алматы. Горожане готовы были поверить в то, что город подвергся атаке целого отряда боевиков, тогда как это была выходка бандита-одиночки. Любой экстремист преследует цель создания паники, и казахстанцам следует вынести из алматинских событий урок и научиться вести себя в экстренных ситуациях, руководствуясь, прежде всего, здравым смыслом.

- Одним из последствий терактов в Актобе и Алматы стал резкий рост исламофобских настроений в некоторой части общества, призывов к расправе над «бородачами», «короткоштанниками» и «хиджабницами». Отдельные оппозиционные деятели намекали даже на возможность погромов – дескать, «казахи сами решат проблему». Как вы считаете, к чему может привести такая практика стихийного общественного осуждения и фактической травли?

- Думаю, что ни к чему хорошему это не приведет. Зато очевидны негативные последствия - раскол общества, эскалация напряженности. Вывод из правового поля отдельных групп мусульман ничего хорошего не сулит. Это создаст своего рода социальные гетто, которые станут хорошей почвой для работы радикальных проповедников.

Я не поддерживаю исключительно силовые методы борьбы с экстремизмом. Вернуть каждого казахстанского мусульманина в лоно традиционного ислама, в правовые рамки – это моя задача. Это задача, которая стоит перед всем нашим обществом.

Конечно, большая часть работы ложится на мусульманское духовенство, которое должно работать на консолидацию казахстанской умы (в исламе – религиозная община – прим. ред.), а не на дезинтеграцию, не на раздел, не на раскол. И вся платформа должна строиться именно на этих положениях.

Жанар Тулиндинова (Астана)


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение