Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К чему приведут кадровые перестановки в правительстве

15.09.2016

Автор:

Теги:
  
            

Начало текущей недели ознаменовалось завершением кадровых перестановок в политическом руководстве Казахстана, стартовавших с отставки прежнего правительства. По мнению некоторых экспертов, новая расстановка фигур стала следствием событий в Узбекистане и позволит нивелировать риски на случай эксцессов со здоровьем главы государства. Однако говорить о начале транзита власти не приходится, сходятся во мнении опрошенные «Къ» политологи.

Напомним, что в минувший четверг в Казахстане произошла смена правительства. Вместо экс-премьера Карима Масимова, назначенного президентом руководитеть Комитетом национальной безопасности, его пост подхватил первый вице-премьер – Бахытжан Сагинтаев. На этой неделе произошло утверждение нового состава Кабинета министров.

В обновленном составе сменились министр обороны и юстиции. К слову экс-глава оборонного ведомства Имангали Тасмагамбетов назначен вице-премьером, а, соответственно, Берик Имашев  назначен президентом главой Центральной избирательной комиссии. Вместо них назначены их первые заместители – соответственно Сакен Жасузаков и Марат Бекетаев.

В Казахстане создано Министерство по делам религий и гражданского общества...
Указом Нурсултана Назарбаева создано новое Министерство по делам религий и гражданского общества, министром нового ведомства назначен Нурлан Ермекбаев...

Форс-мажорная вертикаль

Среди всей череды перестановок, надо все-таки отсеивать наиболее важные перемещения ключевых фигур, рассказывает «Къ» политолог Досым Сатпаев.

«Среди перемещений наибольший интерес представляет переход Карима Масимова на пост главы КНБ. Далее следует назначение Дариги Назарбаевой депутатом в Сенат и Имангали Тасмагамбетова в кресло вице-премьера», – уточняет собеседник.

По словам политолога, эти персоны входят в число наиболее приближенных к президенту групп – члены семьи и условно «старая гвардия». При этом эксперт считает, что для Имангали Тасмагамбетова это «транзитный пост», и связан с необходимость «подстраховать» нового премьер-министра  Бахытжана Сагинтаева  с целью «закрыть слабые стороны».

«Что касается Дариги Назарбаевой, – продолжает Досым Сатпаев, – то возникает ощущение, что глава государства дает ей возможность попробовать себя в разных сферах» (ранее она работала в нижней палате Парламента, а затем в правительстве.– прим. «Къ»).

«Сенат – долгое время напоминал такой заповедник для политических пенсионеров, которым не нашли подходящую должность. Ее появление в верхней палате, если гипотетически рассуждать, открывает возможный карьерный рост до позиции спикера. И в свете событий в соседнем Узбекистане  это назначение представляет определенный интерес. События у наших соседей, безусловно, ускорили процесс расстановки фигур в рамках подготовки к транзиту, о чем говорит множество интересных назначений, произведенных в этом году», – акцентирует Досым Сатпаев.

Узбекский риск

Политолог Казбек Бейсебаев в разговоре с «Къ» отмечает, что на «наши перестановки определенное влияние оказал начавшийся процесс транзита власти в Узбекистане». Заметим, что вместо председателя Сената, временным исполняющим обязанности президента в этой стране после внезапной кончины Ислама Каримова назначен премьер-министр  Шавкат Мирзиёев.

Однако в части перемещения Имангали Тасмагамбетова политолог увидел совсем другие причины и цели.

«Имангали Тасмагамбетов работал на разных должностях и даже повыше текущей, поэтому ему не привыкать. Он всегда был рядом с президентом и неоднократно публично подчеркивал свою преданность ему. Следует подчеркнуть и его популярность у определенной казахской части населения и, особенно, у себя на [малой] родине в Атырау. Из опыта других стран мы знаем, что в  процессе [передачи власти] место министра обороны – ключевое. Тем более, если он еще является политиком. Поэтому с его перемещением решаются две задачи: повышают чиновничий статус экс-министра, но убирают Тасмагамбетова-политика с ключевой должности», – поясняет Казбек Бейсебаев.

Что качается причин создания нового Министерства по делам религий и гражданского общества, то эксперт увидел растущие проблемы в этой сфере.

«Этим вопросам в течение 25 лет не уделяли внимание. Сможет ли новое ведомство справиться с задачей – сказать трудно», – констатировал Казбек Бейсебаев.

Лоббист непопулярных реформ

Диаметрально противоположной точки зрения на происходящие процессы последних дней придерживает политолог, Айдос Сарым.

«Назначение Имангали Тасмагамбетова вице-премьером говорит о том, что приходят кризисные времена. По всей видимости, новый вице-премьер будет в наследство курировать социальный блок, где предстоит реализация нескольких  неприятных и болезненных реформ, требующих назначения столь тяжеловесной фигуры. Это реформы в образовании, и в частности, средней школы. Впереди у нас внедрение системы обязательного медицинского страхования, что затронет большое количество респондентов. Также в подвешенном состоянии стоит и работа пенсионной системы», – рассказывает политолог.

«Не исключено, – продолжает собеседник «Къ», – и смещение центра идеологической работы от АП к правительству. Мы видим определенный вал критики и недовольства сферой идеологии и культуры. Работа АП в этом направлении просела, и заместитель руководителя [Баглан] Майлыбаев явно с этой частью не справляется. И это тоже та сфера ответственности, которую сможет курировать Тасмагамбетов. В сфере культуры необходимы определенные подвижки», – подчеркивает Айдос Сарым.

Политолог считает не убедительными разговоры о транзите власти в свете событий в Узбекистане и, возможно, отведенной роли дочери президента Дариге Назарбаевой – позиции спикера Сената.

«Переход в верхнюю палату, прежде всего, означает, что третья попытка [Дариги] Назарбаевой вернуться во власть с треском провалилась. Мы видим, что фактически результатов нет. Вместо того чтобы решать проблемы, она сама по себе стала головной болью для президента. И своими высказываниями создала больше негатива, чем другие члены правительства. Отсюда и отстранение близких ей людей и, в первую очередь, экс-министра юстиции Берика Имашева», – уверен эксперт.

«Сенат – такая синекурная должность, от которой мало что зависит. Я думаю, в лучшем случае ее (т.е. Даригу Назарбаеву) ждет пост председателя комитета по социальной политике. В этом году шансы на то, что она станет спикером,  я не вижу. А в дальнейшем, в случае форс- мажора, такую возможность не стоит отбрасывать. Пока же я не верю в разговоры [о транзите]. Если исходить из событий в Узбекистане, нужно, как минимум, либо диагноз, либо желание. Ничего этого пока не видно», – продолжает Айдос Сарым.

В части других кадровых рокировок  политолог заметил, что с сожалением относится к уходу Имангали Тасмагамбетова из Минобороны, где, по его мнению, он навел порядок и заложил новые традиции. «Безусловно, хотелось бы, чтобы этот вектор сохранялся, и те реформы стали необратимыми», – подчеркивает собеседник.

«Те угрозы, с которыми столкнулись страна в последние годы – религиозный терроризм и экстремизм – есть, по-видимому, идея за счет структурных изменений и подходов добиться позитивных вещей. В текущей ситуации решение проблем в этой сфере гораздо важнее, чем рассуждения о транзите и поиске преемников. Речь идет о будущем страны в долгосрочной перспективе. Ведь если наметившийся религиозный раскол зайдет далеко, это может привести к гибели государства, и эта сфера однозначно требует общественных дискуссий», – резюмировал Айдос Сарым. 

 http://www.kursiv.kz/news/vlast/o-cem-govorit-smena-premer-ministra-v-kazahstane/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение