Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Как Европа уживается с правыми популистами?

07.09.2016

Автор:

Теги:


  Handelsblatt

Партия AfD ("Альтернатива для Германии") дебютировала на региональных парламентских выборах в Мекленбурге-Передней Померании и стала в этой земле второй по популярности политической силой. Еще до выборов остальные партии исключили сотрудничество с правыми популистами. В целом все этаблированные в Германии партии проводят в отношении AfD политику изоляции и крайне резко критикуют ее.  Но как обстоят дела в других европейских странах? Как гражданские партии обходятся с их популистскими конкурентами? Есть ли у них в принципе возможность игнорировать популистов, или же они уже необходимы для сохранения власти? 

"Национальный Фронт" во Франции: между успехами и изоляцией

"Национальный фронт" - давно известный феномен во Франции. Партия была основана в 1972 году Жан-Мари Ле Пеном, а с 2011 года ее возглавила его дочь Марин Ле Пен. "Национальный фронт" ругали на протяжении многих лет, другие партии игнорировали ее и представляли в качестве радикальной. Несмотря на это, начиная с 1980-х "Национальный фронт" переживает подъем во Франции.  Партия набрала такую поддержку у определенных слоев населения, что президентские выборы 2002 года стали шоком для французов. Жан-Мари Ле Пен прошел во второй тур выборов, затем, однако, с большим отрывом проиграл Жаку Шираку, набравшему более 80% голосов.

Позже Марин Ле Пен пыталась развеять демонический ореол вокруг собственной партии. Она отказалась от грубых расистских высказываний своего отца, чтобы стать более "удобоваримой" для населения. Но идеологическое содержание партии она твердо сохранила. Эта стратегия себя оправдала: Марин Ле Пен и "Национальный фронт" нарастили популярность - в первую очередь, во французских регионах, где выше уровень бедности и проживает больше мигрантов.  

Укоренившиеся гражданские партии предстают беспомощными в своей стратегии в отношении "Национального фронта". Николя Саркози во время президентской избирательной гонки в 2007 году даже перенял подходы правых экстремистов, в том числе по вопросам внутренней безопасности и иммиграции. В начале эта тактика оказалась успешной, и правые экстремисты набрали меньше голосов, чем того опасались их противники. 

Но в долгосрочной перспективе курс Саркози лишь подлил масла в огонь. "Национальный фронт" и его аргументация стали допустимыми в приличном обществе, а рейтинги партии выросли. Так, Марин Ле Пен в ходе президентских выборов в 2012 году получила 17,9% голосов избирателей. На выборах в Европейский парламент "Национальный фронт" завоевал 24,8% голосов и стал сильнейшей партией. На региональных выборах в 2015 году "Национальный фронт" превзошел свой предыдущий результат, набрав 27,7% голосов. Террористические атаки и страх перед исламистским террором сыграли на руку партии. 

Традиционные партии в своей стратегии по отношению к правым популистам делают ставку на изоляцию, и за последние годы в этом подходе мало что изменилось. Так, партия Ле Пен не была приглашена на "марш мира", организованный другими политическими силами в январе 2015 года после атаки на редакцию сатирического издания Charlie Hebdo. Правых популистов тормозит, в первую очередь, французская мажоритарная избирательная система, зачастую закрывающая представителям "Национального фронта" путь в парламент.

 

FPÖ в Австрии

Правая популистская FPÖ ("Австрийская партия Свободы") находится на пороге исторической победы на президентских выборах, которые пройдут 3 октября. Норберт Хофер может стать первым правым популистом, который займет самую высокую государственную должность в альпийской республике. Последние рейтинги свидетельствуют о минимальном преимуществе евроскептика из Бургенланда.

В Вене многие политические наблюдатели исходят из того, что бывшая партия Хайдера эффективнее других сможет мобилизовать своих сторонников для участия в президентских выборах. Повторное проведение второго тура выборов - огромный успех FPÖ. Эта партия раскритиковала неорганизованность и нарушения в ходе прошедших выборов, а затем смогла добиться признания своей правоты в конституционном суде Австрии, вынесшем решение о необходимости повторного проведения выборов. 

Гражданского кандидата Александра Ван дер Беллена, бывшего главу "Зеленых", две крупнейшие партии поддерживают с неохотой. Ведь непосредственные кандидаты от социалистической партии Австрии (SPÖ) и австрийской народной партии (ÖVP) не смогли пройти даже во второй тур. 

Превращение FPÖ в сильнейшую с отрывом политическую силу угрожает политической стабильности Австрии. В Вене не прекращаются спекуляции о том, что уже в следующем году состоятся внеочередные парламентские выборы. Официально срок полномочий парламента истекает осенью 2018 года. 

Федеральный канцлер Кристиан Керн (SPÖ), вступивший в должность в начале весны этого года, старается переманить избирателей у FPÖ, сместив внешнюю политику своей страны вправо. Социал-демократ недавно потребовал прекращения переговоров о вступлении Турции в Евросоюз. Консервативные партнеры по коалиции в лице партии ÖVP также берут правый курс. Осуществляя крайне рестриктивную социальную и внутреннюю политику, консерваторы пытаются отобрать голоса у правых популистов. 

Стратегия взаимодействия правящих партий с FPÖ характеризуется большой неуверенностью. Поскольку политика изоляции более бессмысленна ввиду широкой поддержки правых популистов со стороны населения, SPÖ и ÖVP предпринимают попытки создания коалиций с FPÖ на земельном уровне.  В Бургенланде социал-демократы и правые популисты создали стабильное земельное правительство. В Верхней Австрии, экономически самом развитом регионе страны, местное правительство возглавляют консерваторы ÖVP совместно с правыми популистами FPÖ.  

Согласно рейтингам частного телеканала ATV, опубликованным в прошедшее воскресенье, в данный момент FPÖ поддерживают 34% населения. Эта партия извлекает выгоду из активно обсуждаемой сейчас темы беженцев. Социал-демократы несколько улучшили свои позиции и пользуются поддержкой 26% избирателей. Консерваторы из ÖVP набирают 21% голосов, а "Зеленые" - 12%.

 

Ukip в Великобритании

После успеха AfD в Мекленбурге-Передней Померании в адрес немецкой партии сразу же пришли поздравления из Великобритании от евроскептической партии Ukip. Найджел Фарадж - в прошлом член консервативной партии ("Тори"), вместе со своими сторонниками в 1993 году основал Ukip (Партия независимости Великобритании) в знак протеста против Маастрихтского договора. Цель - вывести Великобританию из межгосударственного союза. 

В 1994 году партия с желто-фиолетовым логотипом впервые приняла участие в выборах в Европейский Парламент и набрала тогда всего лишь один процент голосов. Поначалу Ukip находилась в тени Партии Референдума (Referendum Party), у которой было больше сторонников и финансовых возможностей. Но она распалась после смерти ее основателя и спонсора, миллиардера Джеймса Голдсмита. У Ukip же, наоборот, дела пошли в гору. Во время выборов в Европейский Парламент в 2004 году партия набрала 16,8% голосов избирателей, получив 12 мандатов. 

В самой Великобритании Ukip, которую в 2006 год возглавил Фарадж, переманивала все больше избирателей традиционных партий. В 1997 году партия набрала всего лишь 0,5% голосов, но затем ее популярность стала постоянно расти. Осенью 2014 года партия получила толчок, после того как в южноанглийском избирательном округе Клэктон депутат Дуглас Карсвелл поменял сторону и обеспечил Ukip доступ в нижнюю палату. Во время выборов 2015 года Ukip набрала 12,6% голосов - значительно больше, чем раньше, но намного меньше, чем прогнозировалось в опросах общественного мнения. Партийная программа была расширена требованиями о более строгом миграционном законе, реформе школьного образования и усилении военных сил. 

Политики из других лагерей наблюдали за подъемом Ukip с недоверием. "Ukip - это сборище чудаков, психов и замаскированных расистов", - так в 2006 году  пренебрежительно отозвался в одной из телепрограмм тогдашний лидер консерваторов, позже возглавивший британское правительство, Дэвид Кэмерон. Фарадж ответил на это, что подобные комментарии уже стали для него традицией. Консерваторы и до этого были "очень невежливыми" по отношению к сторонникам Ukip. Предшественник Кэмерона Майкл Ховард также называл их "чудаками и занудами". Обвинения в расизме, которые звучали в адрес Ukip из-за требований ужесточить миграционное законодательство, Фарадж однако отверг.

В течение нескольких лет на сторону Ukip переходили как члены и избиратели консервативной партии, так и лейбористов. Во время дискуссий о проведении референдума о выходе Британии из ЕС речь зашла даже о возможной коалиции между консерваторами и Ukip. И тогда премьер Дэвид Кэмерон промолчал -  он не исключил подобной возможности. 

В партии Кэмерона поспешили заверить, что ни о каком заигрывании с Ukip не могло идти и речи, а премьер попросту не захотел высказываться по таким гипотетическим вопросам. Но все же этот эпизод показывает: в Британии становится все сложнее игнорировать Ukip - даже если Фарадж с середины этого года более не руководит партией.

 

Lega Nord в Италии: национализм и намеренное разжигание страхов

Ранее это был фольклор, сегодня это правый популизм. Итальянская "Лега Норд" ("Лига Севера") с момента своего основания в 1989 году пережила программное перевоплощение, которое ведет ее в самый правый угол партийного ландшафта. Новый курс нравится традиционным избирателям, которые все еще сконцентрированы на севере Италии. После обвала рейтинга в 2013 году, когда партия в опросах набирала 4%, сейчас она переживает взлет - в начале сентября ее рейтинг составил 13,1%. 

Таким образом, партия расположилась на третьем месте после правящей демократической партии Маттео Ренци и "Движением пяти звезд" комика Беппе Грилло. "Лига Севера" также представлена в правительстве: ее представители стали премьер-министрами регионов Венето и Лигурии, а также мэрами многих городов, в первую очередь, в Ломбардии. Партия стала также второй по популярности в Тоскане, на родине премьер-министра Италии Маттео Ренци.

За популярностью "Лиги Севера" стоит миланец Маттео Сальвини, занимающий позицию партийного секретаря с 2013 года. Он ознаменовал конец эры основателя партии Умберто Босси, требовавшего создания "Падании", по замыслу которого северная и центральная Италия должны были отколоться от "римской" южной части. 

Босси требовал не только отсоединения от южной Италии, но также был известен своим шумным стилем и вербальными атаками ниже пояса. Он был любителем ярких символических выступлений, одетый в зеленый партийный цвет и с флагом, в "святых местах" Лиг, например, у истока реки По.

После коррупционного скандала Босси подал в отставку. Его преемник Сальвини положил конец фольклору и изменил курс. Для программы и стиля "Лиги Севера" довольно характерен комментарий Сальвини по случаю успеха AfD на выборах в Мекленбург-Северную Померанию: "Я считаю, что по всей Европе звучат важные сигналы. И последний из них - эти выборы в Германии". По мнению Сальвини, они являются "сильнейшей пощечиной для Меркель, Ренци, евро и всех бюрократов и масонов". 

 

"Шведские демократы": традиционные партии берут на вооружение рецепты правых радикалов

В Северной Европе правые популистские партии укоренились уже давно. Но традиционные партии совершенно по-разному обращаются с этими партиями протеста.

В Швеции, крупнейшем североевропейском государстве, правые популисты представлены партией "Шведских демократов" (Sverigedemokraterna) и являются третьей по весу политической силой после социал-демократов и консерваторов. Еще шесть лет назад Sverigedemokraterna, известная своим евроскептицизмом и отчасти ксенофобскими лозунгами, прошла в парламент вместе со своим председателем Джимми Окессоном

"Шведские демократы", набравшие на последних выборах в 2014 году около 13% голосов, играют на общем недовольстве ЕС и провальной интеграционной политике. Партия искусно пользуется ролью решающей гири на весах во время парламентских голосований, поскольку красно-зеленое правительство Штефана Левена не обладает явным большинством в парламенте. Несмотря на то, что все традиционные партии отклоняют сотрудничество со "Шведскими демократами", для создания большинства эта партия, первоначально вышедшая из среды неонацистов, вполне годится. 

Несколько скандалов в начале года притормозили взлет "Шведских демократов". Однако в данный момент партия вернула себе утраченные позиции и набирает более 20% поддержки. Уже сейчас гражданские партии выдвигают предложения о значительном ужесточении политики в отношении беженцев, пытаясь переложить на себя основные политические требования "Шведских демократов".

 

Народная партия в Дании: право-популистская опора правительства

В то время как в Швеции "Шведские демократы" официальная игнорируются этаблированными партиями, Датская народная партия уже более десяти лет обеспечивает поддержку правительства. Датская народная партия считается одной из самых старых правых популистских партия Европы. Партия смогла в прошедшие несколько лет превратиться в сильную политическую силу, в первую очередь, в период председательства уже ушедшего в отставку Пии Кьерсгора, во многом ответственного за жесткую политику в вопросе беженцев. 

Центристско-правое правительство премьер-министра Ларса Расмуссена, не обладающее большинством, во время важных голосований не чурается поддержки правых популистов. Более того: зачастую проекты законопроектов разрабатываются вместе с Датской народной партией, чтобы была обеспечена ее поддержка. Сами правые популисты до сих отказываются от участия в коалиционном правительстве, поскольку обладают значительно большим влиянием на правительственную политику, выступая в роли партии, обеспечивающей большинство во время голосований.  

Кристиан Тюльсен

Среди правых популистских партий в Европе Датская народная партия считается относительно умеренной – она отказывается от сотрудничества с "Национальным фронтом" Марин Ле Пен, дистанцируется от "Шведских демократов", которые регулярно озвучивают ксенофобские лозунги, чтобы получить голоса избирателей. 

На последних выборах в 2015 году партия на волне кризиса, вызванного волной беженцев, завоевала 21% голосов и стала второй по величине политической силой в стране. Помимо более жестких правил для приема беженцев партия требует ограничения влияния брюссельской политики на Данию, однако не выступает за выход из Евросоюза. Это приходится по вкусу скептически настроенным против ЕС датчанам. 

 

Финляндия: правящая коалиция с правыми популистами

Правые популисты в Финляндии играют иную роль, нежели в остальной северной Европе. В отличие от Швеции, где этаблированные партии изолируют "Шведских демократов", или же Дании, где Датская народная партия принимается в качестве обеспечивающей большинство силы, в Финляндии "Партия финнов" заседает в правительстве. Партия, ранее именовавшая себя "Истинные финны", с 2015 году является членом центристско-правой коалиции премьер-министра Йуха Сипиля. 

Харизматичный председатель "Партии финнов" Тимо Соини даже является финским министром иностранных дел. В своей новой роли он выступает с более умеренных позиций, чем раньше, избегая также резких выпадов против беженцев и ЕС. В то время как отдельные члены его партии неоднократно отличались откровенно расистскими высказываниями, сам Соини, будучи главой партии, старается не допускать подобную бестактность и делает ставку, скорее, на евроскептицизм финнов.  

 

Прежде всего, требование, чтобы Финляндия более не участвовала в финансировании должников-членов ЕС, принесло ему много новых голосов. На парламентских выборах 2011 года почти каждый пятый избиратель отдал свой голос "Партии финнов", что сделало ее третьей политической силой в стране. Однако уже на последних выборах партия набрала 18%. Включение правой популистской партии в правительственную коалицию, похоже, стоило ей немало голосов. Согласно опросу общественного мнения летом этого года, поддержка "Партии финнов" населением составила всего 8,5% - это наихудший результат за последние пять лет.

 

Греция: правая популистская партия в правительстве

В Греции, которая на протяжении последних лет страдает от двойного кризиса - рецессии и потока беженцев - правые популисты являются составной частью правительства. Согласно всем опросам, на следующих выборах ожидается сдвиг вправо. Однако внеочередные парламентские выборы и уход со сцены левого народного трибуна Алексиса Ципраса в данный момент кажется маловероятным, несмотря на постоянные спекуляции на эту тему в Афинах. Следующие выборы должны состояться в октябре 2019 года. Большинство, на которое опирается Ципрас, сократилось на три голоса, однако до сих пор премьер-министр смог отстоять все тяжелые голосования.

Младший коалиционной партнер Anel ("Независимые греки") - правая популистская партия, возглавляемая министром обороны Паносом Камменосом, регулярно старается обозначить свои политические контуры. Anel дистанцируется от левой партии "Сириза", прежде всего, в вопросе беженцев, выдвигая при этом аргументы законности и соблюдения порядка. Во время недавнего голосования по поводу строительства первой официальной мечети в Афинах партия "Независимые греки" вместе с фашистами проголосовала против инициативы собственного правительства; Ципрас допускает подобные отклонения, поскольку у него нет иного удобного коалиционного партнера. 

От недовольства населения из-за нарушенного предвыборного обещания Ципраса, некогда отказывавшегося от предложенного международными кредиторами курса на экономию, выигрывает бывшая правительственная консервативная партия Nea Dimokratia и фашисты из "Золотой зари". Фашисты набирают, согласно опросам, 8% и являются третьей политической силой на раздробленном политическом ландшафте Греции. Импровизированные лагеря беженцев в стране, в которых размещено 60 000 человек, обеспечивают фашистам новых сторонников.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение