Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Г. Матаев: Идеология центризма: определение социальной базы. Казахстанский вариант.

21.09.2008

Автор:

Теги:

Матаев Г.М., докторант кафедры политологии КазНУ им. Аль-Фараби

 

 

Центризм, как политический феномен и по­литическое течение, во всех его понятийных модификациях («центр», «партии центра», «идеология центризма» и т. д.), начиная с 40-х гг. XIX столетия, занял прочное место в понятийно-категориальном аппарате политического анализа, в основном отображая способы и техники примирения политических соперников.

Существуют разнообразные оценки и толкования данного политического феномена. Термин «центризм» (от лат. сentrum - средоточие, центр) широко используется в качестве аналитического приема исследования политики, а описание политических отношений через призму категории «центр» практикуется многими политиками. В «Политической энциклопедии» дано следующее определение центризма: «Центризм - это политическая позиция (платформа) по отношению к существующей власти, не приемлющая радикальных решений и действий; умеренность, склонность к компромиссам в политике». (1). В этом определении акцент сделан на «умеренность», «компромисс». При этом речь идет о линии поведения политических акторов, отвергающих радикализм.

Начиная со второй половины XX века, после более чем полуторавекового развития, центризм из процедуры агрегирования интересов и техники соглашательства стал самодостаточным политическим движением, сориентированным на согласие и эволюцию как принципиальную норму предлагаемого обществу курса. В высокоразвитых индустриальных странах политика центризма, по сути, стала основной предпосылкой и одновременно выражением достаточно высокой интегрированности государств и обществ.

Важной проблемой, которую рассматривают исследователи политического центризма, является определение его социальной базы. Решение этого вопроса представляется тем более важным, что оно непосредственно связано с выявлением перспектив осуществления центристской политики в Казахстане.

В социогуманитарной литературе, посвященной политическому центризму, можно выделить различные подходы к определению социальной опоры центристских сил.

Наиболее популярной в научных кругах является точка зрения о том, что в современном рыночном обществе естественной социальной базой центристских политических сил является большая часть среднего класса, заинтересованная в динамичном развитии. Представители этого направления указывают на непреложную связь между центризмом и наличием мощного среднего класса.

Но есть и другие точки зрения. Например, российский исследователь А..С.Автономов, признавая средний класс за основу центризма, отмечает, что наличие в обществе среднего класса не гарантирует обязательность центристской политики. (2).

Возникает вопрос «Каковы шансы центризма там, где средний класс еще не сложился?».

Здесь заслуживает внимания подход к определению социальной базы центризма, основанный на восприятии данного феномена как некоторого типа политической культуры. Соответственно, его укрепление в первую очередь связывают с распространением определенных настроений или типов поведения, а не с социально-экономическими показателями

Представители этого направления говорят о культурно-этических характеристиках, которые, по их мнению, являются ключевыми для успеха центристской политики в постсоветских странах. Так, В.М.Межуев (Россия) предлагает вообще отказаться от попыток отождествления социальной базы центризма с какой-то одной социальной группой, тем более в обществе с неустоявшейся социальной структурой. По его мнению, социальная база центризма не имеет жестко очерченных границ: она колеблется в зависимости от того, в какой степени реформаторские установки, в противовес консервативно-охранительным или революционно-радикальным, становятся преобладающими в умонастроениях людей. (3). С распространением умеренных политических взглядов среди большинства членов каждой социальной общности связывают успех центризма и некоторые другие исследователи.

Представленная точка зрения вполне может рассматриваться как методологический инструмент для выявления социальной базы центризма в трансформирующихся странах, где средний класс еще не сложился.

И все же перспективной задачей для этих стран является формирование полноценного среднего класса. В этом случае сам процесс формирования среднего класса может рассматриваться в качестве одной из технологий расширения и укрепления социальной поддержки центризма.

Действительно, государственная власть заинтересована в создании такого политического курса, который сплотит вокруг нее наибольшее количество социальных сил. В президентских республиках, которые проходят период существенной трансформации и для которых характерны черты поляризованного или центростремительного плюрализма, президентская власть может выполнять роль того самого центра, который является основной осью политической системы. Правящая сила имеет тенденцию смещаться в сторону центра прежде всего в обществах с сильным средним классом, где соревнование носит центростремительный характер. Подобное предположение особенно важно для изучения отечественного политического центризма.

Основу среднего класса составляют две категории населения: самостоятельная часть населения - это собственники и предприниматели, и категория людей наемного труда - высший управленческий персонал; представители интеллектуальных профессий, кадры среднего звена: образование, здравоохранение, госслужащие, работники социальных служб, техники, мастера и т.д. В современной структуре среднего класса традиционная самостоятельная компонента (собственники и предприниматели) малосущественна и не определяет его облик и роль в обществе. Ориентация только на них оставляет за порогом достаточно многочисленные и экономически активные группы наемного населения. Поэтому сегодня в западных странах налицо тенденция к сокращению удельного веса традиционной компоненты среднего класса и, наоборот, к расширению новых наемных категорий.

В Казахстане предпочтение отдается ускоренному формированию его самостоятельных категорий, в лице собственников и предпринимателей, то есть ставка делается на чрезвычайно ограниченный и незначительный слой населения. В то же время недостаточно создаются условия для становления наемных категорий среднего класса. Уровень благосостояния значительной части квалифицированных специалистов, составляющих категорию людей наемного труда, в Казахстане за последние годы снизился. На рынке труда остро востребованы специальности, не требующие высокого образования. Отсюда в практической политике это привело к снижению качества образования, науки, культуры, инженерно-технического персонала, к не привлекательности многих жизненно важных для цивилизованного общества профессий, к падению, в целом, престижа наемного труда. (4).

Вопрос о том, кто может составить основу среднего класса в Казахстане, является до сих пор дискуссионным. Так, спорными являются вопросы о том, является ли нефизический характер труда, а также субъективная идентификация со средним классом характеристиками вхождения в средний класс. В целом, эти признаки вариабельны, но их набор имеет классический характер, пожалуй, для развитых стран.

По мнению С.Жусупова, к представителям среднего класса в Казахстане можно с некоторой натяжкой отнести представителей среднего бизнеса и небольшой части малого бизнеса, чиновников высокого уровня, по критерию доходов - работников иностранных и казахстанских компаний, особенно банковского сектора и экспортоориентированных отраслей экономики. Как считает социолог, «средний класс немыслим без вхождения в него большей части образованных людей, интеллигенции. И пока в него не войдут, в основной своей массе, представители сфер образования и здравоохранения, - настоящего среднего класса в Казахстане не будет». (5).

Другой исследователь, К.Б.Берентаев, полагает, что основу среднего класса в Казахстане могут составить квалифицированные специалисты и рабочие крупных предприятий, а также работники бюджетной сферы. Рассматривая точку зрения о том, что представители малого и среднего бизнеса могли бы составить ядро среднего класса страны, он приводит в пример США, где 65-70% юридически зарегистрированных предприятий принадлежит малому бизнесу, но доля налогов, которые они выплачивают, составляет от 0,2 до 0,5 % от общей суммы налоговых поступлений. Одновременно крупные предприятия составляют лишь 6-15 %, но они выплачивают около 65% всех налогов, поступающих в бюджет страны. Поэтому роль малого бизнеса в экономике заключается только в том, чтобы обеспечить занятость населения. Политика поддержки малого бизнеса преследует главную цель - поддержание психологического комфорта населения. К тому же, подчеркивает ученый, «малый бизнес развивается только при условии платежеспособности населения. Так что наша ставка на развитие малого бизнеса в деле формирования среднего класса не оправдана». (6).

Выявленный разброс мнений лишь подтверждает предположение о том, что понятие «среднего класса» является собирательным: к нему причисляются люди, имеющие самые разные профессии, уровни образования, возраст, происхождение и т.п., то есть средний класс объединяет людей, обладающих достаточно разнообразными социальными статусами. Этот разноуровневый набор социальных статусов объединяется в одно целое уровнем доходов. На наш взгляд, именно поэтому уровень доходов является определяющим и конституирующим социальную группу, носящую название «средний класс». В развитых странах с достаточно высоким уровнем доходов на душу населения к среднему классу принадлежит значительная часть населения этих стран, следовательно, и в процентном соотношении доля среднего класса в таких странах высока. (7) .

С другой стороны, формирование характерных для среднего класса многих стран «профессиональных автономий», основанных на цепочке «образование - профессия - доход» можно назвать проблематичным. В условиях активного экономического роста наблюдается замена традиционных норм и связей, население отличается социально-статусной подвижностью, не стабильна социальная стратификация. Данные характеристики способны радикально трансформировать сложившиеся устойчивые связи и групповую солидарность, существенно увеличить разрыв между ростом материальной обеспеченности и социально-культурной социализации.

Отметим, в связи с этим, что устойчивость, надежность социального статуса и материального благополучия - важнейшая социологическая черта среднего класса, обеспечение которой неразрывно связанно с политической стабильностью в стране. Политическая стабильность, в свою очередь, является главным свойством политической системы, означающей сохранение целостности, качественных характеристик и способности к эффективному функционированию.

Стабильность и устойчивость обеспечивает центристская политика. Ведь центризм рассматривается в качестве возможного и специфического способа стабилизации общественных порядков. Мировая практика показала, что именно центризм при условии наличия множества различных политических сил реализовал идею политической стабилизации в наиболее щадящем и сохраняющем в политическом пространстве вес противоборствующие силы варианте. Центризм выступал в качестве барьера различным этногегемонистским, расовым, классовым и иным идеям, внедрявшим в сознание образ врага, психологию враждебности, объяснявшим привилегии тех или иных слоев, обожествлявшим диктат и т. д.

Потребность в формировании настоящего политического центризма в Казахстане очень велика. Вместе с тем, нельзя забывать о том, что политический плюрализм (левые, правые, радикалы, консерваторы, центристы и т. д.) - это зеркальное отражение множественности существующих в социальном мире интересов. Все партии и движения, включая, разумеется, центристские, выражают социально-экономические, ценностные и прочие позиции соответствующих групп, стремятся к усилению их общественного влияния, причем нередко за счет других, поддерживая те политические решения и ориентиры прогресса, которые в первую очередь отвечают требованиям их социальных контрагентов. Кстати, не исключено, что иногда такие требования могут совпадать с общенациональными интересами и пониманием всеобщего блага в данном обществе, К этому, в принципе, стремится центризм, исполняя свою функцию политического балансира.

В социально-экономическую программу центризма, ориентированного на перспективные интересы казахстанского среднего класса, могли бы войти следующие предложения:

  • о конкретных мерах по развитию научно-информационной и инновационно-внедренческой сферы (в частности, использованию с учетом казахстанских реалий опыта в этих областях США, Японии, западноевропейских и новых индустриальных стран);
  • о способах повышения уровня среднего и высшего образования, в т. ч. не требующих больших финансовых вложений;
  • о путях реального повышения социального статуса инженерно-технических работников;
  • об участии представителей трудовых коллективов в управлении на предприятиях;
  • о развитии широкомасштабной системы переквалификации с учетом нужд модернизации предприятий и структурной перестройки хозяйства;
  • о радикальной реформе системы здравоохранения.

Это лишь некоторые соображения, касающиеся материальных основ развития наемного среднего класса. Упрочение позиций его самостоятельных групп (торговцев, мелких и средних предпринимателей) требует прежде всего создания правовых гарантий их деятельности. Предстоящее утверждение на законодательном уровне нового налогового Кодекса - один из важнейших шагов в этом направлении.

Разумеется, само становление подлинного центризма и выработка им своих требований в социально-экономической и политической областях невозможны без сильного давления снизу, без непосредственного участия общественных сил, к числу которых принадлежит нарождающийся средний класс.

В целом, можно сказать - возникновение сильного политического центризма в Казахстане зависит от возникновения сильного среднего класса. И то, и другое казахстанскому обществу еще предстоит создать. Этому должен способствовать процесс его модернизации, укрепляющий позиции среднего класса и устраняющий политическую поляризацию. Анализируя зарубежный опыт, можно увидеть, что во многих, прежде всего развитых демократических странах, преобладание центристски ориентированных партий и сил уже сравнительно давно является важнейшим условием поддержания стабильности политических порядков и в этом смысле залогом социального преуспевания и развития данных государств и обществ. При исследовании современных развитых демократий, где превалируют настроения реформизма, центризм воспринимается в качестве наиболее приемлемого метода разрешения коренных проблем. При этом важно, чтобы центристские образования в политическом спектре не стали псевдоцентристскими конструкциями, выражающими лишь свои собственные интересы, а не интересы определенных социальных слоев.

Итак, можно ли рассчитывать, что в недалеком будущем формирующийся в Казахстане средний класс окажется способен выйти на социальную сцену с тем, чтобы с его позицией считались другие различные политические и экономические группы?

Во многом это зависит от того, как в ближайшее время будут осуществляться реформы - приведут ли они к дальнейшей политической поляризации и социальному взрыву, или окажутся приемлемыми для большинства населения.

В первом случае процесс формирования среднего класса скорее всего окажется сорван или отложен на неопределенное время из-за очередной "социальной революции", безразлично - сверху или снизу.

Во втором - уже довольно скоро казахстанский средний класс сможет заявить о себе и своем политическом мнении, не совпадающем полностью ни с одной из существующих сейчас позиций политического спектра.

Последний вариант прямо зависит от новой общественной и политической активности городских средних слоев, служивших до недавней поры главной опорой продвижения реформ, а сейчас впавших в апатию.

Тогда утвердится и подлинный центризм, столь необходимый для цивилизованного развития Казахстана, а средний класс исполнит функцию стабилизирующего и интегрирующего начала в обществе, предотвратив поворот к контрреформам. Как бы то ни было, если Казахстан хочет быть государством с эффективной рыночной экономикой и развитой культурой, ему не обойтись без влиятельного среднего класса.

В целом, следует помнить, что центризм создавался в качестве возможного и специфического способа стабилизации общественных порядков. Идеология центризма может рассматриваться как барьер различным этногегемонистским, расовым, классовым и иным идеям, внедрявшим в сознание образ врага, психологию враждебности, объяснявшим привилегии тех или иных слоев, обожествлявшим диктат и т. д.

 

Литература

  • 1. Политическая энциклопедия. В 2 т. Т.2/ Нац. обществ.-науч. фонд; Рук. проекта Г.Ю.Семигин. - М.: Мысль, 2000. - С.593.

2. Автономов А.С. Средний класс и центризм // Полития.- 2000. № 1(15). - С. 110-116.

3. Межуев В.М. Политический центризм в системе существующих партий// Вестник ФРПЦ, 1099.- № 6. - С. 25.

4. Казкенов К.М., Скворцов В.В., Жексембекова В.А., Тауекелова Н.Б. Гражданское общество: история и современность. Алматы: Данекер, 2004. с.343.

5. Жусупов С.Е. Люди «золотой середины» // Информационно-аналитический портал PostBackUSSR. - 2007. - 25 января.

6. Шериева Д. Первый раз в средний класс, или кому в Казахстане будет жить хорошо // Литер. - 2004. - 10 июня.

7. Матаев Г.М. Экономический и социальный контекст становления среднего класса в Казахстане // Казахстан-Спектр. - 2001. - № 2. - С.74.

 

 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение