Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Э. Ковель. Казахстан - Россия - Украина. В поисках утраченных смыслов.

21.09.2008

Автор:

Теги:

 

Эдуард Ковель.

Казахстан - Россия - Украина. В поисках утраченных смыслов.

 

Статья «Европейский анабасис Казахстана» российского политолога Алексея Власова вызвала неоднозначную реакцию экспертного сообщества не только в Казахстане, о чем можно судить по реакции читателей на портале dialog.kz., но и в стране, казалось далекой от казахстанских степей - в Украине. Критика «евродвижения постсоветских стран», как выражается Алексей Власов, для российских экспертов постепенно становится общим местом.

В этом нет ничего удивительного, исходя из реалий новой «холодной войны», от которых все так усиленно открещиваются, но которая, в буквальном смысле, лезет в окно. Упомянутый в статье г-на Власова, А.Богатуров как раз не принадлежит к числу «еврофобов», а, скорее, напротив, пытается дать аргументированное основание необходимости и возможности установления более доверительных отношений между Россией и ЕС.

Но, положим, Россия сама в праве определять вектор своих взаимоотношений с Востоком и Западом, а вот Украина и Казахстан еще не нарастили достаточно мускулов для того, чтобы, отказавшись от многовекторности, заявлять о четко определенных ценностных и иных приоритетах. Для спокойного самоопределения необходимо время для самосознания, но вовлеченность в большие геополитические игры скорее препятствует, нежели способствует поискам собственного Я.

А, по сему, «европейский путь Казахстана» из Киева смотрится вполне логичным и осознанным выбором, продвигаясь по которому, можно действительно добиться достойной жизни для населения, политической устойчивости (на данном этапе - не более того, не надо преувеличивать глубину евротренда), ну и, в конечном счете, большей демократичности режима, что, как я понимаю, вызывает у российского автора наибольшие сомнения.

Идеальный вариант - это тогда, когда Россия и ЕС сливаются в тесных объятиях, а Казахстан, Украина и Азербайджан присоединяются к этому великому альянсу, и в итоге получаются Соединенные Штаты Европы, Азии и Южного Кавказа с общим экономическим пространством и духовными ориентирами. Но это, как говорится, фантастика. Перспектива, о которой можно только мечтать, но которая вряд ли реализуется в ближайшем будущем.

В ближайшее время  только-только оформятся первые механизмы, которые позволят создать уже не имиджевые, а реально действующие формы сотрудничества между Европой и постсоветским пространством. В России беспокоятся, что образ Европы будет более привлекательным для казахов и узбеков, нежели образ нынешней России, но, позвольте, это ведь проблема России, а не Европы.

Все сетования на ограниченность и зашоренность сознания евробюрократов справедливы ровно до того момента, пока не переходят в сугубо политическую плоскость. Это, кстати, заметно и у Алексея Власова, который постоянно связывает проблему европейского выбора с вопросом движения Казахстана, Узбекистана и любой другой постсоветской страны в ЕС и НАТО.

Избавиться от «азиатчины» - это, в сущности, что? Осуществить коренную ломку национального менталитета или традиций, или же, сохранив национальную самобытность приобщиться к европейским ценностям. Мне почему-то всегда казалось, что в идеале это второй путь. И, что беспокойство российских экспертов по этому поводу намеренно преувеличено, исходя из тех целей и задач по отношению к постсоветскому пространству, которые формирует российская элита.

Европа давно перестала быть географическим понятием для казахов и украинцев. Теперь это попытка обретения новых смыслов, поскольку прежний вектор движения, по которому мы двигались более 70-и лет, в конечном счете, оказался ложным. Если сохранять верность «имперскому тренду», то ради чего тогда был Желтоксан? Возможность свободно реализовать собственный выбор, право быть отличным от других, защита личности перед обезличенным государством - вот в сущности, и есть те базовые ценности европейского пути, которые, в настоящий момент, плохо ли хорошо, но пытается реализовать политический класс в Украине. К этому приходят и в Казахстане, не растворяя собственное Я через ограничение национальных особенностей, а дополняя особой «евразийской» индивидуальностью европейскую цивилизацию, обретая новые смыслы, а не замыкаясь в кольце «суверенного пути».

Дискуссия о европейском выборе для Казахстана, Украины или Молдовы несомненно нужна, поскольку (и в этом соглашусь с Алексеем Власовым), конечно, этот процесс во многом воспринимается, либо пассивно - большей частью общества, либо через призму очередной политической игры, которую ведут национальные элиты. Но, еще раз подчеркну, это вовсе не означает, что вместе с водой мы должны выплескивать ребенка. Самое главное - превратить «путь в Европу» для Астаны в действительно национальный проект, а не проходной инструмент для политических интриг местных вождей, как это мы наблюдаем в некоторых постсоветских странах.

P.S. К моменту завершения статьи нарвался на текст Дугина. Он, кажется, разрешил наш спор с Алексеем Власовым: "В августе 2008 года Россия вышла из этого химерического консенсуса, из гипотнического сообщества людей, которые разделяют универсальные западные ценности. Это событие, значение которого невозможно переоценить, так как оно чревато масштабными последствиями. Для России отныне не существует единой мировой ценностной системы...Наше общество вновь открывает сокровище нашей национальной традиции, как в ее монархическом, так и советском издании".


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение