Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ерлан Карин: Международные террористические организации игнорируют активность казахстанских радикалов. ч.2

20.07.2016

Автор:

Теги:

Директор Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Ерлан Карин дал экспертную оценку трагическим событиям 18 июля в Алматы. Как известно, жертвами нападения на районный отдел полиции и перестрелки стали сотрудники правоохранительных органов и силовых структур. Мы продолжаем публикацию текста выступления известного казахстанского эксперта на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций:  

-Глава МВД упомянул о причастности алматинского стрелка к радикальным группам. Всвязи с этим не могли бы Вы уточнить, как возникли экстремистские организации вКазахстане? Сегодняу всех на слуху созданные якобы в Казахстане радикальные группировки «Армияосвобождения Казахстана» и «Солдаты Халифата». Располагаете ли вы информацией о деятельности этих организаций? Имеетли алматинский стрелок отношение к этим группировкам? Не считаете ли вы, чторадикальные ячейки в Казахстане, проводя террористические атаки, тем самымхотят привлечь внимание зарубежных экстремистских организаций, скажем, ИГИЛ?Возможно ли, что Исламское государство (запрещенное в России – Ред.) проявитинтерес и к Казахстану?

- В Казахстане, как яуже отметил, нет организованных группировок. Мы имеем дело с разрозненнымиавтономными радикальными ячейками, между которыми, может быть, и есть какая-то горизонтальнаясвязь, но нет устойчивой постоянной координации. В большинстве случаев этиячейки действуют спонтанно под воздействием каких-либо событий.

Что касаетсягруппировок, которые Вы упомянули. Во-первых, «Солдаты Халифата» - даннаяорганизация действовала в 2011-2012 гг. Она была создана на афгано-пакистанскойтерритории, причем, несмотря на то, что, к сожалению, в СМИ она получилапризнание как казахстанская террористическая организация, на самом деле это несовсем так. Лидером этой организации был гражданин Бельгии тунисскогопроисхождения Моэзеддин Гарсалауи, заместителем в этой организации являлсягражданин Франции. Группа состояла из 13 человек, из которых только трое былигражданами Казахстана. В силу соответствующей подачи информации и резонанса этагруппировка получила внимание СМИ. Действовала она недолго и через 5-6 месяцевраспалась, а спустя год ее лидер был ликвидирован. Таким образом, фактическиэтой организации нет и не было. Она в большой степени занималась информационнымосвещением и приписывала себе все хоть сколько-нибудь резонансные теракты длятого, чтобы приковать к себе внимание.

Таким образом, вКазахстане за последними акциями в Актобе и Алматы не стоит какая-либоорганизация. Группа, действовавшая в Актобе, не является ячейкой или филиаломкакой-то крупной международной террористической организации, в частности, ИГИЛ.Да, имело место косвенная пропаганда данной организации, но это не означает,что эта группа обладала какими-то связями с ИГИЛ или координировала с ним своидействия.

Буквально на прошлойнеделе данная террористическая организация распространила своеобразный отчет отех акциях, которые были совершены за последние 2-3 месяца. ИГИЛ частенькопрактикует такие методы, публикует инфографику, отчеты, журналы, книги,выпускает статьи. В недавних материалах упоминаются теракты в Бангладеш,Париже, США, в ряде стран Ближнего Востока, но события в Казахстане осталисьнеотмеченными, что еще раз служит доказательством отсутствия связи междурадикальными ячейками в Казахстане и международными террористическими центрами.

Что касается вчерашнихсобытий. Конечно, дело еще не классифицировано как террористический акт, тем неменее, результаты мониторинга, который мы проводим в том числе при поддержкеглобальной сети специалистов по антитерроры, куда входят наши коллеги-экспертыиз США, Турции и многих других стран, показали отсутствие какого-либо вниманияв социальных сетях и акканутах террористических организаций, либо активности пообсуждению этих событий.

Как правило, когдапроисходили события, например, в Бангладеш – теракт, захват заложников,убийство – или в США и других странах, эти организации не то, чтобы постфактум,как раньше, брали на себя ответственность за эти акции, а реагировалинепосредственно в момент совершения атаки, комментируя события.

А вчерашние события вАлматы, хотя они и получили широкое освещение не только в казахстанских, но и взарубежных СМИ, в том числе европейских, никак не были отмечены и некомментировались в ресурсах и аккаунтах террористических организаций. Такимобразом можно с уверенностью сказать, что какой-либо организации за этимисобытиями не стоит.

-Как известно, глава МВД отметил, что вчерашнее нападение на РОВД было акцией мести.В этой связи возникает вопрос: если это была акция мести, почему он не мстилтем следователям, которые его посадили? И еще один вопрос: как, на Ваш взгляд, должныотбывать наказание экстремисты: в отдельных тюрьмах или вместе с другимизаключенными?

- Как я уже упоминал,мы проанализировали деятельность девятнадцати различных групп, которыедействовали в Казахстане в период с 2003 года по настоящее время и наиболеерезонансные теракты. В этой связи можно отметить бросающиеся в глаза аналогии.Например, прослеживается сходство вчерашних событий с тактикой группы,действовавшей в Алматы несколько лет назад. Эта ячейка создавалась идействовала с самого начала как обычная криминальная банда. Они долгое времязанимались разбоем, грабежами, рэкетом. Затем под влиянием лидера группыпроизошла радикализация банды, и они начали мотивировать свои действия еще и идеологическимиаргументами. Ими также было совершенно убийство одного человека, которыйоказывал сексуальные услуги, и затем, через некоторое время эта группасовершила нападение на полицейский участок и убила сотрудника полиции. Как мывидим, в таких группах грань между обычной криминальной деятельностью и религиознымрадикализмом очень размыта: радикалы параллельно совершают действиятеррористического плана и одновременно криминальные преступления. В событиях вАлматы мы видим аналогии с терактом в Таразе, в ноябре 2011 года, когда Кариевсовершил атаку, руководствуясь местью правоохранительным органам.

Не всегда возмездие вадрес полицейских имеет индивидуальный характер и направлено на тех конкретныхсотрудников, с которыми имелся контакт или со стороны которых имелосьвоздействие. Поэтому эти действия многими оцениваются как террористический акт.Если бы алматинский стрелок совершил действия целенаправленно в отношениеконкретных сотрудников правоохранительных органов, то это можно было изначальнорасценивать как криминальную акцию. Но учитывая то, что он с одной стороныповторил определенный алгоритм, а с другой действовал, возможно, с цельюсоздания максимального резонанса и устрашения, его действия с первых минут оценивалиськак теракт. Потому что теракт от обычной криминальной акции отличает желание достичьмаксимального информационного и общественного резонанса, устрашение,организация всеобщей паники.

Что касается второговопроса об отдельном содержании осужденных за терроризм и экстремизмпреступников. Действительно, имеет место дискуссия, содержать ли их в отдельнойколонии, чтобы они дальше не распространяли заразную идеологию среди другихзаключенных, или в общей? Это проблема не только Казахстана, но и других стран.Как известно, Мохаммед Мэра, который устроил стрельбу в марте 2012 года вТулузе во Франции, радикализировался в тюрьме, куда попал за мелкую кражу.

Мнение по этому поводуразделились. Если осужденных за терроризм и экстремизм содержать в отдельныхколониях, то тогда мы не достигаем цели их реабилитации. С какими убеждениямиони попали в тюрьму, с такими убеждениями и покинут ее, тогда как государствонацелено на определенную работу по их реабилитации, в том числе в условияхспецучереждения. Для этого с ними проводится разъяснительная работа, в томчисле с привлечением теологов.

Кроме того, содержаниеэтих лиц в условиях одной колонии несет также риски того, что вокруг этихколоний начинают создаваться определенного толка общины. Ведь сюда съезжаютсяродственники и близкие люди осужденных. Таким образом, есть вероятность, что врегионе, где расположены такие тюрьмы, появятся устойчивые общины из лиц, сочувствующихэкстремистам.

-Как Вы относитесь к предлагаемой в связи с последними терактами в Казахстанеотмене моратория на смертную казнь?

- После терактов вАктобе в настоящее время проводится большая работа по анализу самойсуществующей системы антитеррористической работы, дальнейших необходимых мер. Первыешаги, рекомендации будут уже в скором времени осуществлены – в конце лета и началесентября в виде конкретных поправок в уголовное законодательство.

Что касается введенияболее суровых мер, в том числе и смертной казни, я думаю, что этот вопростребует обсуждения, анализа всех аспектов. Но вот не касаясь этого вопроса, некомментируя «за» или «против» смертной казни, я бы хотел сказать, что нашанализ говорит о том, что, может быть, стоит вводить более строгие мерыответственности за отдельные статьи уголовного законодательства.

Какие именно? Когда мыпроводили анализ уголовных дел по обвинению в терроризме за десятилетний период,объезжали регионы, встречались с представителями правоохранительных органов и судьями,многие из них отмечали достаточно мягкое законодательство в этой сфере, врезультате чего многие лица, которые участвовали в деятельноститеррористических организаций, получали всего от трех до семи лет тюремногозаключения.

Как известно, один изучастников недавнего нападения в Актобе привлекался в 2011 году по статье «Терроризм»по делу самоподрыва Махатова и был осужден на три года. Вспомните ситуациювокруг наших молодых граждан, которые проходили по «Бостонскому делу». Первоначальноим грозило пожизненное, потом 20-летнее тюремное заключение. За что? Не запланирование террористического атаки, не за участие в создании террористическойорганизации, а только за воспрепятствование следствию. Им инкриминировалось то,что они пытались скрыть вещественные доказательства. И только за это им грозилопожизненное заключение. В итоге, благодаря хорошим отношениям между нашимистранами, для них было сделано исключение. А у нас в Казахстане мы видим, чтоза участие в террористических организациях, а может быть и планировании атак,осужденные получали достаточно мягкое наказание.

-Ерлан Тынымбаевич, не свидетельствуют ли решительные действия алматинскогоодиночки, приведшие к многочисленным жертвам, о наличии у него специальнойподготовки?

- Не думаю, что онпрошел специальную подготовку. Действия такого одиночки нередко наносят большойущерб, потому что сложно предугадать его действия, принять превентивные меры.Когда преступная акция замышляется большой группой, всегда есть вероятностьутечки информации, а также возможность по агентурным оперативным каналам предотвратитьатаку, оказать воздействие. Но предугадать действия одного человека всегдаочень сложно. Фактор неожиданности сыграл не менее важную роль. Это не зависитот того, сколько человек – один или десять – участвовало в нападении, если этопроисходит неожиданно. Но, тем не менее, я думаю, что в любом случае сотрудникиправоохранительных органов смогли предотвратить еще большее количество жертв.

-Эксперт в области терроризма и экстремизма Татьяна Дронзина говоря о последнихтеррористических атаках отметила, что их тактика вполне совпадает с призывомДАИШ не выезжать в Сирию, а действовать на территории совей страны. Что Выдумаете об этом?

- Опасно тиражировать такоеэкспертное мнение в СМИ, потому что мы косвенно можем способствовать ещебольшему распространению такого рода сведений. Не все радикальные ячейки могутбыть в курсе подобных сообщений, поэтому не знаю, надо ли вам давать этот пунктили нет. Мне кажется, что, даже зная о некоторых моментах, экспертам предпочтительнеесдерживать себя для того, чтобы не способствовать тиражированию этих призывов исообщений в социальных сетях и СМИ, чтобы самими косвенно не подтолкнутьрадикалов к проведению терактов.

А вообще в целом вконце мая Госдепартамент США разместил у себя предупреждение для американскихграждан и рекомендацию воздержаться от поездок в Европу, где существует высокийриск террористических нападений до конца лета. Думаю, что многие зарубежныеспецслужбы предполагали вероятность такого рода событий и, учитывая, чтоподобного рода сообщения транслировались по ряду различных каналов, подобногорода события возможны не только в Казахстане, но и в любой другой стране.

-В Казахстане был продлен желтый уровень террористической опасности, не приведетли это состояние постоянной мобилизации к обратному эффекту – демобилизацииправоохранительных органов, потери ими бдительности?

- Напротив, эти уровниугрозы вводятся для того, чтобы регламентировать действия различных служб вкритических условиях. Наоборот мы должны научиться распознавать эти уровни идействовать в них.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение