Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Россия не теряет влияния в Азербайджане

20.09.2008

Автор:

Теги:
 

Россия не прочь возглавить процесс возвращения оккупированных районов Азербайджана, полагает московский политолог

Р.ОРУДЖЕВ (газета "Эхо", г.Баку)

 

Недавно состоялся однодневный визит Ильхама Алиева в Москву. Об этом, а также разных других аспектах взаимоотношений России и Азербайджана в свете последних политических изменений в регионе и вокруг него, "Эхо" беседовало вчера с известным российским политологом, руководителем службы политического прогнозирования Центра по изучению постсоветского пространства Александром Караваевым.

 

- Во время визита в Москву Ильхама Алиева и наш президент, и Дмитрий Медведев говорили о том, что российско-азербайджанские отношения могут служить примером стабильности связей...

- Для тех специалистов и политиков, которые занимаются проблемами Южного Кавказа, было, конечно, важно, как непосредственно соседи России отреагируют на то, что случилось в отношениях России и Грузии. Тем более такие соседи, которые граничат с Грузией - и Армения, и Азербайджан. Страны, имеющие похожую конфликтную ситуацию между собой. Я бы сказал, что мнение нашего политического сообщества в целом таково, что визит Алиева продемонстрировал способность выработки некой нейтральной позиции для такой страны, как Азербайджан, которая оказалась как бы между двух огней. С одной стороны, имеет очень тесные отношения с Грузией, естественно, это связано не только с трубопроводами, но вообще с экономическим транзитом, а с другой - обладает действительно очень тесным и долгосрочным партнерством с Россией, которое просто физически необходимо, потому что Россия является для Кавказа территорией, через которую проходит значительная доля экономических отношений региона и связей любого другого рода. И для такой страны, как Азербайджан, естественно, приобретает главное значение, как она будет реагировать на этот конфликт. Те, кто внимательно следят за этой ситуацией, в целом расценили визит Алиева как демонстрацию того, что такая страна может занимать в отношении России достаточно дружественную позицию. Несмотря опять же на то, что Азербайджан вынужден, с одной стороны, смотреть на то, как этот конфликт и ситуация с признанием Южной Осетии и Абхазии отразится на проблеме Нагорного Карабаха, несмотря на очень тесные связи с Грузией, лидер вашей страны продемонстрировал очень внятный и вполне дружественный месседж в том отношении, что он по-прежнему готов работать с Россией по основным проектам, которые составляют плоть двустороннего сотрудничества.

 

- Проявляется ли каким-то образом отношение официальной Москвы к тем инициативам, с которыми выступает в последние дни турецкая сторона? Насколько спокойно воспринимается то, что Армения тоже как бы идет навстречу этим шагам Турции?

- Думаю, тут надо отметить, что на данный момент Москва воспринимает это как шанс для того, чтобы запустить заново те миротворческие и посреднические форматы, которые на Южном Кавказе уже существовали, но не привели к какому-либо результату по разного рода причинам. Именно поэтому инициатива Турции по созданию Платформы стабильности и безопасности в Москве воспринимается как некий, возможно, новый шаг в направлении урегулирования карабахского вопроса. Как бы, вроде находясь за все тем же миротворческим столом, пересесть в некоем ином порядке и с другими странами. И с одной стороны, это дает возможность вывести переговорный процесс в плоскость вне давления Соединенных Штатов, потому что как раз наибольшее раздражение в Кремле вызывают те форматы, в которых присутствует Америка в той или иной степени. И когда здесь обсуждают вопросы, связанные с тем, а почему процесс не двигается, то ведь представители Кремля говорят, - а вот нам не дают сдвинуться с места, осуществляется давление со стороны Вашингтона, у которого есть желание играть против России, вытеснить ее с Кавказа. Такое мнение в Москве есть. А Турция в данном случае демонстрирует такую новую возможность того, чтобы сесть за стол переговоров. Естественно, что за рамками предлагаемого ею трехстороннего формата переговоров будет присутствовать тень Вашингтона. Но все-таки это тень, а не прямое участие Америки. И я думаю, что на данный момент, момент старта этих переговоров нового типа, Москва, в принципе, воспринимает эту инициативу неплохо. Это один из вариантов такой многовекторной политики, которая, в принципе, не вызывает у Москвы раздражения.

 

- Официальная Москва готова будет воспринять спокойно ситуацию, если вдруг Армении в ходе переговоров предложат такие выгодные условия, что ее новый президент согласится на начало процесса полного восстановления территориальной целостности Азербайджана? Или это то, что принципиально невозможно для Кремля?

- Дело в том, что Россия имеет дело с наследством, от которого она каким-то образом пытается отказаться. В случае с Грузией решили, мол, сколько можно тянуть, мы не можем с нынешним грузинским руководством никак договориться, а тут еще случился военный конфликт. Решили разрубить этот узел так, как оно и получилось. То есть, дать этим территориям шанс на какое-то развитие. С Абхазией ясно, что она и так будет двигаться к независимости, с Южной Осетией, конечно, до сих пор не понятно. И это не означает какой-то долгосрочной стратегии в отношении всех сепаратистских регионов. То есть уже давно было видно, что Москва пытается решить эти проблемы, и каждую из них в некоем своем уникальном ключе. Одно дело грузинские конфликты, другое - проблемы Нагорного Карабаха и Приднестровья. Каждый из этих конфликтов должен быть решен каким-то образом - Россия не хочет, чтобы они затягивались - но так, чтобы в этих решениях Россия получала для себя наибольшие дивиденды, прежде всего связанные с политикой. Чтобы, допустим, единая Молдова была страной, которая дружественно относится к России, чтобы на ее землях не появились базы НАТО, и далее в таком духе. Если же Армения начнет постепенно отдавать район за районом и, возможно, при временном откладывании решения вопроса о статусе Нагорного Карабаха, то мы будем видеть, что процесс уже идет. И Россия окажется в роли страны, которая как раз и привела, собственно говоря, страны конфликта к этому результату. Конечно, я думаю, что Кремль может ожидать такого поворота, он будет согласен возглавить этот процесс. Другое дело, что когда мы говорим о будущем, то никогда не знаем, что может случиться, и какие форс-мажорные обстоятельства могут возникнуть неожиданно и смешать все карты. Вот в чем проблема.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение