Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Мифы и правда о китайском присутствии в Казахстане

29.06.2016

Автор:

Теги:


Насколько высоко китайскоеприсутствие в Казахстане? Можно ли говорить о китайской экспансии в бизнесе,энергетической сфере и на рынке труда? Или это алармизм и фобии? Эти вопросынеоднократно поднимались на 14 международной конференции по безопасности вЦентральной Азии, которая состоялась в Астане на прошлой неделе.

Ключевойтемой конференции стала рефлексия о роли Китая в Центральной Азии. Вполнеожидаемо (учитывая место проведения конференции), что акценты сместились всторону анализа казахстанско-китайских отношений. Ерлан Карин, директорКазахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при ПрезидентеРеспублики Казахстан, выступившего организатором мероприятия, подчеркнул, что китайскоеприсутствие в казахстанской экономике сильно преувеличено.

-По количеству действующих в Казахстане компаний с иностранным участием Китайзанимает только пятое место, вопреки различным разговорам, после России, Турции,Нидерландов и Германии, на долю которых приходится более 9 тыс. предприятий. Вначале 2016 года в Казахстане осуществляли свою деятельность всего около 600китайских компаний, по сравнению с 2012 годом их количество возросло только на35%. Очевидно, что ввиду объективного роста двухстороннего сотрудничествакитайский бизнес постепенно увеличивает свое присутствие в Казахстане, однакомасштабы этого не столь значительны, чтобы вызывать опасения по поводу так называемойкитайской экспансии, - подчеркнул Е. Карин.

Вто же время директор КИСИ не стал замалчивать проблемные стороны экономическогосотрудничества, напомнив о получивших резонанс конфликтах китайскихсобственников предприятий и трудовых коллективов.

-Китайскому бизнесу необходимо использовать новые подходы во взаимодействии струдовыми коллективами, наращивать механизмы обратной связи и широкоиспользовать те наработки, те подходы, которые используются, в частности, западными,европейскими компаниями, - сказал Е. Карин.

Ещеодин аспект китайского присутствия в Казахстане – приток трудовых ресурсов изПоднебесной. Эксперт по международной миграции Елена Садовская, выступая наконференции, в числе причин роста трудовой миграции из Китая, в первую очередьотметила объективные потребности сотрудничества и необходимость обеспечиватькадрами совместные инфраструктурные проекты. Еще один фактор, отмечаемыйэкспертом, – это нехватка квалифицированных специалистов и рабочих в Казахстанеиз-за масштабной миграции в 90-е годы и «утечки мозгов». Помимо этого,определенную роль играет географическая близость Китая и Казахстана и наличиекрупнейшей в мире казахской диаспоры в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР.

Официальнопривлечение иностранной рабочей силы (ИРС) в Казахстане началось с 1994 года,когда было издано соответствующее постановление Кабинета министров РК. Поначалудоля китайских работников в общей численности ИРС была очень скромна, отмечаетЕ. Садовская, со значительным отрывом преобладала рабочая сила из Турции (до48%), но начиная с 2009 года доля рабочей силы, прибывающей из Поднебесной, возрастаети в 2014 г. она уж составляла 38% (11 860 человек), а в 2015-м 41,3%(13 373 человек). Основная часть китайской рабочей силы, по данным 2014года, концентрировалась в Павлодарской области (2997 человек), что объясняетсястроительством в городе электролизного завода, генподрядчиком и инвесторомкоторого выступили китайские предприниматели, в Астане (2918), Актюбинской(1543), Южно-Казахстанской (828), Атырауской (760), Мангистауской (701) областяхи в городе Алматы (725).

-Эти цифры демонстрируют, что нашествие китайских трудовых мигрантов вКазахстане – это миф. Как показывает статистика, количество иностранной рабочейсилы занимает очень маленький процент в общем числе занятого населения, доля жекитайской рабочей силы и того меньше. То есть говорить о том, что китайскаярабочая сила серьезно влияет на рынок труда в Казахстане нельзя, потому что оназанимает определенную отраслевую нишу в отдельных регионах и, как правило,занята в совместных казахстанско-китайских проектах.

Говоряо профессиональном составе китайской ИРС, Е. Садовская отметила, что вказахстанском обществе бытует стереотипное мнение, что из Китая приезжаетнеквалифицированные работники.

-Это отнюдь не так. Приезжают топ-менеджеры, управленцы среднего звена,специалисты - инженерно-технические работники и квалифицированные рабочие,бухгалтеры, переводчики, врачи, - сказала эксперт.

Впрочем,развенчание этих мифов отнюдь не означает, что проблем, связанных с регулированиемтрудовой миграции из КНР и нарушениями миграционного законодательства китайскимигражданами, не существует. В частности Е. Садовская отметила, что, несмотря нато, что двусторонняя трудовая миграция насчитывает более чем двадцатилетнююисторию, только в 2013 году Китай и Казахстан подписали соглашение о временной трудовойдеятельности граждан обеих стран на территории друг друга. В то же время, помнению эксперта, этот документ больше похоже на рамочное соглашение, не решаетвсех проблем и требует дополнительных уточнений.

-В Казахстане действует очень жесткая система квотирования ИРС, и некоторыекитайские работники нарушают ее правила, работают без разрешения. Нередкислучаи несвоевременной регистрации китайских граждан в местных органах МВД, нахожденияв стране сверх обозначенного в контракте срока или после окончания действиявизы. Имеются факты использования поддельных дипломов вузов, - констатировалаЕ. Садовская.

Локальные трудовыеконфликты между казахстанскими и китайскими рабочими – это еще один факторриска, с которым сопряжена китайская трудовая миграция. Как известно, подобныестолкновения произошли в Атырауской и Актюбинской областях. По мнению Е.Садовской, основным упущением стало то, что эти инциденты скупо освещались вСМИ, не были проанализированы экспертами, не состоялось их публичногообсуждения, что чревато повторением конфликтов и дальнейшим ростомнапряженности. Наконец, эксперт отметила, что информация о численностикитайских работников очень скудна и противоречива, что порождает домыслы иопасения казахстанцев. В то время как отношение населения к мигрантам из Китая,в том числе трудовым – это один из важных аспектов оценки перспектив двухстороннегоэкономического сотрудничества.

- Фобии, связанные скитайской миграцией, имеют исторические корни и современные предпосылки. Однаиз главных причин – это слабая осведомленность казахстанцев относительно того,что собой представляет современный Китай, его опыта успешных экономическихреформ, культуры и истории, особенностей национального характера. И этоподтверждают результаты социологических исследований, - отметила Е. Садовская.

Эксперт представиласравнительный анализ результатов исследований 2007 и 2012 гг. и констатировала,что, к сожалению, отношение к мигрантам из Китая за пять лет, прошедшие междуопросами, ухудшилось. Так, доля казахстанцев, негативно относящихся к приезжимиз Китая, увеличилась с 18% до 33%. По мнению Е. Садовской, это серьезный рост,учитывая, что доля тех, кто относится к ним позитивно, уменьшилась с 26% до 23%,а число безразличных сократилось с 55% до 44%.

Также, как показываютданные опроса, увеличилось число казахстанцев, которые считают, что китайцысоздадут серьезную конкуренцию на рынке труда. В 2012 году так думали 31%опрошенных, и эта цифра увеличилась на 7% по сравнению с 2007 годом, когда вэтом были уверены 24%. В то же время доля тех, кто положительно оцениваетвлияние китайской рабочей силы на рынок труда, сократилось с 7% в 2007 г. до 4%в 2012 г.

Отдельная часть опросакасалась осведомленности казахстанцев о культуре, истории, традициях исовременной жизни Китая. Результаты его продемонстрировали, что казахстанцыпрактически ничего не знают о культуре и традициях Китая. Так, всего 3%опрошенных ответили утвердительно на вопрос, имеют ли они сведения о языке икаллиграфии Китай (данные 2012 года), духовных практиках - 6% (в 2007 году этацифра составляла 8%), произведениях китайских писателей - 7%, китайскойживописи - 9%, обычаях и традициях 11% (в 2007 году этот показатель был науровне 15%). Чуть больше казахстанцев знакомы со спортивными достижениями КНР -44% (в 2007 – 32%), внешней политикой – 40% (в 2007 - 33%), демографическимипроблемами – 61% (в 2007 – 53%).

- Таким образом, представленияказахстанцев о современной ситуации, экономических достижениях, демографии ивнешней политике Китая расширяются. А вот знание культуры и традицийпо-прежнему осталось небольшим, и даже немного уменьшилось по сравнению с 2007годом, - отметила эксперт.

Этот пробел призваноустранить подписанное в прошлом году во время официального визита президентаКазахстана в Китай соглашение о культурно-гуманитарном сотрудничестве междудвумя странами. По данным министерства иностранных дел, в настоящее время вКазахстане функционирует четыре Института Конфуция при университетах городовАстана, Алматы, Актобе и Караганда. Также в ряде других регионов действует четырекитайских культурных центра. В свою очередь в Китае при университетахиностранных языков в Пекине, Шанхае и Даляне открыто три центра Казахстана.

Как отметила Е.Садовская, для решения проблем с трудовой миграции необходимо совершенствоватьзаконодательство и заключить ряд двусторонних договоров. Вместе с тем эти мерыдостаточно формальны, считает эксперт, главное, чего так не хватает дляпонимания сути происходящих процессов, это непосредственных контактов с самимикитайскими гражданами, теми, кто приезжают в Казахстан.

- У нас нет качественныхрепрезентативных глубоких исследований, проведенных количественными методами, отом, кто приезжает в республику, с какой целью, какая у них мотивация, какие уних ожидания, как они воспринимают Казахстан. Должно быть информационноесопровождение экономической и трудовой миграции. И для этого нужнанепосредственная коммуникация с теми, кто приезжает в Казахстан с цельютрудоустройства. Пока мы можем сказать, что сейчас мы имеем дело с invisible Chinese. Мы их не знаем, у наснет контактов.

В нынешней ситуации,убеждена эксперт, ключевыми понятиями становятся ИНФОРМАЦИЯ и КОММУНИКАЦИЯ,поскольку только с помощью информационных и коммуникационных инструментов итехнологий можно преодолеть негативное отношение к китайским гражданам исинофобскую компоненту в общественном сознании, которая проявила себя вКазахстане во время общественных протестов по поводу земельной реформы вапреле-мае нынешнего года.

Также Е. Садовскаяподчеркнула, что необходимо расширять границы восприятия присутствия Китая вКазахстане, в целом, и миграции, в частности, в публичном дискурсе. Изучать успешныйпрактический опыт китайских реформ. Обеспечить экспертному сообществу доступ каналитической и статистической информации по Китаю со стороны госорганов. Все этонеобходимо для формирования информационно-аналитической базы и выработкирекомендаций для принятия решений в области регулирования миграции идвусторонних отношений между Казахстаном и КНР в целом.

ЖанарТулиндинова


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение