Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Иранцы в истории Астрахани

14.06.2016

Автор:

Теги:



«Персы» (под которыми в источниках понимались гилянцы, собственно персы, другие ираноязычные народности Персии), главным образом купцы, стали появляться в русской Астрахани почти сразу после её основания в 1558 г. О русско-персидской торговле и персидских купцах в Астрахани писали Энтони/Антоний Дженкинсон (1558 г.), Кристофер Бэрроу (1579 г.), Дон Хуан Персидский (1599 г.). Желая облегчить задачу контроля над восточными купцами, местные власти отвели для приезжих торговцев особые места. Так, видимо в конце XVI в. или в первой четверти ХVII в. возникли первые астраханские гостиные дворы: Гилянский и Бухарский. На Гилянском дворе останавливались купцы из Ирана и Закавказья. На основе этого двора в Астрахани и сложилась персидская диаспора. К 1616 г. относится упоминание мечети на Гилянском дворе г. Астрахани. Она была поставлена для персидско-подданных (а значит, была скорее всего шиитской). Мечеть ставили сами персы.

Посетивший в 1636 г. Астрахань немецкий учёный и путешественник Адам Олеарий (Эльшлегер) (1603-1671) сообщает: «В городе проживают русские, персияне, индейцы, и все они имеют там свои собственные торговые площади… Все эти народы ведут всякого рода товарами значительную торговлю…».

Издание в 1667 г. Новоторгового устава способствовало превращению Астрахани в центр русско-восточной торговли. В 1673 г. в Земляном городе по инициативе властей были устроены Гилянская, Бухарская и Агрыжанская торговые слободы. А в 1681 г. правительство разрешило индийцам, персам, бухарцам селиться в Астрахани на постоянное место жительства. Часть персов женились на местных татарках, что привело к появлению смешанного потомства, известного как «татары Гилянского двора». Эти татары перешли в суннитский ислам и имели свою мечеть. В источниках ХIХ в. они уже считались частью татарского населения города.

Однако большинство персов исповедовали ислам шиитского направления и жили достаточно замкнуто. По свидетельству старшего врача при заведениях Астраханского приказа общественного призрения, доктора медицины Ф.И.М. Ольдекопа, «шииты-персияне – вторая часть магометанского населения (города. – А.С.)… Все они купцы, носят народный костюм и шапку, голову бреют… Побывавшие в Мекке пользуются преимуществом носить чалму. Лишь немногие персияне живут здесь в брачных связях и имеют свой гарем; большинство — холостые… Мужчины редко посещают друг друга, причем проводят время весьма апатично: курят кальян и пьют кофе».

У персов-шиитов в Астрахани была своя каменная мечеть, построенная на средства персидского общества в 1860 г. Она представляла собой здание кубической формы с полусферическим куполом и четырьмя минаретами по углам. Вначале мечеть имела деревянную ограду и деревянные ворота в виде арки. Затем была построена каменная ограда. Астраханский краевед А.Н. Штылько писал: «Это довольно красивое и не старое… здание с минаретами. Внутренность его оригинальна, но не изящна, плохо украшена. Коридоры темные, мрачные, низкие». Мечеть управлялась особым советом. Желающим посетить персидскую мечеть ради любопытства рекомендовалось вначале переговорить с муллою, членами совета или, в крайнем случае, с персидским консулом, а также соблюдать все правила поведения в мечети. В 1939 г. Персидская мечеть была закрыта. Её помещение было передано под цех швейной фабрики. Главный объем бывшей мечети сохранился до нашего времени и располагается на улице Кирова, 40. Здание сильно подпорчено перестройками. Так, сейчас отсутствуют завершавшие его восьмерик и четыре башенки-минареты по углам. Пилястры, рустовка на фасадах, несомненно, взяты из арсенала позднего классицизма. А вот дугообразные тяги, образующие стрельчатую арку наличника окна, или боковые галереи в интерьере – явно отголоски традиционных форм мусульманской культовой архитектуры.

Наиболее ярким «персидским следом» в истории Астрахани было отмечание персами Ашуры. Ашура (от араб. ашура — «десятидневие»), или Шахсей-Вахсей (произв. от характерных возгласов участников «Шах Хусейн! Вай Хусейн!») — главная дата шиитского религиозного календаря, дни поминовения и траурных мистериальных торжеств в память об имаме ал-Хусайне ибн Али, сыне четвертого «праведного» халифа Али ибн Абу Талиба. Хусайн, главный шиитский мученик, был убит 10 мухаррама 61 г.х. (10 октября 680 г. от Р.Х.) в столкновении с войсками халифа Йазида близ Кербелы. В течение первых десяти дней месяца мухаррам устраиваются мистерии, инсценирующие историю гибели Хусайна, торжественные чтения сказаний о нем, а 10 мухаррама происходит шествие-плач по Хусайну, сопровождающееся кровавыми самоистязаниями участников процессии.

Ашура в Астрахани отмечалась персами регулярно. Упоминание о праздновании Ашуры астраханскими персами оставил польский писатель и путешественник Ян Потоцкий (1761-1815), побывавший в Астрахани в 1797 г. Интересно описание этого праздника Ф.И.М. Ольдекопом: «…подвижный праздник в память избиения Али называется здесь Чуксей-Юксей, к которому приготавливаются, соблюдая четырехнедельный пост и молясь по ночам в мечетях. Праздничная процессия выходит из мечети около полуночи и продолжает путь при звуках дикой музыки и криках, издаваемых в такт фанатизированными правоверными, причем слышится слово «чуксей-юксей!». Участвующие в процессии бьют себя в обнаженную грудь кинжалами и ранят себе кожу; в процессии ведут белую лошадь, перед нею идет или сидит на ней маленькая девочка в белом одеянии, лицо которой запачкано кровью. Пройдя, таким образом, несколько улиц они возвращаются в мечеть, откуда расходятся обыкновенно на отдельные пиршества, устраиваемые богачами».

Отмечание персами Ашуры продолжалось и после установления советской власти в Астрахани. В то время как в Азербайджане и среднеазиатских республиках этот «праздник» был запрещен, в Астрахани он проводился в 1924 г., 1929 г. и др. В 1930-х гг. Ашуру наблюдал тогда еще мальчик Ю.В. Селенский (Галишников), впоследствии описавший его в повести «Не расти у дороги…». Интересно, что, по воспоминаниям писателя, во главе процессии на белой лошади вместо девочки ехал мужчина в белом балахоне и с кинжалом в руке, которым он наносил себе порезы на лбу и щеках. За ним шли персы (в основном, старики), которые пели молитвы, кричали «Шах Хусейн! Вай Хусейн!» и били себя цепями.

Кроме Ашуры персы также праздновали в марте весенний Новый год — Навруз. Известно, что персы имели в окрестностях Астрахани свое отдельное кладбище. Как нам удалось выяснить, оно находилось у с. Три Протоки (Приволжский район Астраханской области).

В Астрахани до революции существовало персидское консульство. Консул, помимо дипломатической работы, руководил обществом помощи бедным «персидско-поданным» — «Энджумен Хайрийа» («Благотворительный совет»).

В конце 1930-х гг. персы-иранцы были депортированы из Астрахани. Персидское кладбище было заброшено, мечеть закрыта. Однако сегодня, в начале ХХI в., иранцы возвращаются, и Астрахань снова становится центром российско-иранских отношений. В городе устраиваются торговые выставки Исламской Республики Иран, учреждено иранское консульство, фарси стал преподаваться в Астраханском государственном университете. Существует Астраханская областная общественная организация иранской культуры «Тегеран». И есть все основания полагать, что возрождающаяся иранская община вновь займёт своё место в семье астраханских народов.

Андрей Вячеславович Сызранов

кандидат исторических наук

руководитель Центра «Каспий-Евразия»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение