Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юлия Денисенко: «Вера не призывает к распрям и насилию, к ним призывают люди»Ч.2

08.06.2016

Автор:

Теги:

Тема борьбы с терроризмом и экстремизмом актуализировалась на днях трагическими инцидентами в казахстанском Актобе, где группа лиц, предположительно имеющих отношение к радикальным религиозным течениям, совершила вооруженные нападения на два оружейных магазина и воинскую часть Национальной гвардии РК. Комментируя события по горячим следам, многие эксперты отмечали: в борьбе с угрозами радикального характера усилий спецслужб, силовых ведомств и правоохранительных органов недостаточно. Институты гражданского общества, обладая емким ресурсом превентивного влияния на формирование общественного мнения, должны активно вовлекаться в процесс. Об этом корреспондент «IQ» побеседовал с руководителем казахстанской Ассоциации центров исследования религий Юлией Денисенко.

Часть вторая.

- Мы подошли к вопросу о местеинститутов гражданского общества в противодействии угрозе терроризма иэкстремизма. Не слишком ли амбициозно звучит в принципе такая постановкавопроса? Имеется ли у «третьего сектора» Казахстана эффективный ресурспротивостояния глобальной угрозе?

 

-Уверена, в борьбе с терроризмом и экстремизмом нельзя недооценивать  «частные», так сказать, аспекты, факты ипроявления. Все это – факторы риска, которые могут разрастаться как раковаяопухоль. Работу по противодействию глобальной угрозе необходимо вести по всемфронтам и на всех уровнях.

Уинститутов гражданского общества своя ниша в этом процессе. 

Сегодняв Казахстане активно работают неправительственные организации, которые позаказу государства занимаются профилактикой распространения экстремизма ирадикальной религиозной идеологии.

Вассоциацию, которую я возглавляю, входит более 20 НПО. Только за последние тригода к нам обратились около 8000 граждан, имевших реальные проблемы из-завмешательства псевдорелигиозных групп в их жизнь. Основная масса обращенийсвязана с экстремистскими организациями. За помощью в реабилитации за последниедва года обратилось более 130 человек, 90 % из них – родители, дети которыхподдались на пропаганду террора.

Однаиз наших побед – возвращение 16-летней девушки в семью. Она познакомилась спредставителем экстремистской группы по интернету, так же в сети согласиласьстать его женой. Сбежала из дома, бросила учебу, собиралась присоединитьсявместе с мужем, таким же подростком, к ДАИШ. На ее реабилитацию ушло несколькомесяцев. Но цена нашей работы – жизнь человека. Девушка отказалась отэкстремистских взглядов и вернулась к нормальной жизни. Наши усилия тогостоили.

Пользуясьслучаем, еще раз напомню гражданам Казахстана о нашей совместной инициативе сКомитетом по делам религий –  о проекте«Горячая линия 114» по вопросам религии, на которую можно бесплатно позвонить ипо мобильному, и по городскому телефону для получения информационной, юридической,психологической, религиоведческой и теологической поддержки.

Вслучае необходимости реабилитации лиц, уже попавших под влияние таких радикальныхорганизаций, мы также предоставляем бесплатные услуги. При этом работаем нетолько в Астане, у нас есть партнеры по всему Казахстану. И если  человек не может к нам приехать на личнуюконсультацию, мы направляем его к нашим коллегам в регионах.

Внастоящее время набирает обороты еще один наш проект – «Молодежное движениепротив экстремизма», который уже сегодня перенимают страны Центральной Азии.

Инициируяего, мы исходили из того, что молодежь – наиболее интересная целевая группа длявербовщиков. С одной стороны, это самая активная, амбициозная и перспективнаячасть населения, с другой – это люди с «гибким» мировоззрением, в формированиикоторого зачастую превалируют эмоциональные аспекты, люди, находящиеся в поискесоциальных ниш для самореализации и самовыражения. То есть – идеальный«вербовочный контингент».

Главныйпринцип нашего проекта – «общение равных с равными». Мы обучаем спикеров из числамолодежи, а после – уже они идут к сверстникам и на понятном им языке объясняют,что такое экстремизм, терроризм, религиозный радикализм.

Безусловно,это сегмент превентивных мер. Социальной реабилитацией наша молодежь незанимается. Для оказания такой помощи подключаются квалифицированныеспециалисты – профессиональные психологи, юристы, религиоведы и другие.

 

- Из ваших слов понятно, что ассоциацияактивно взаимодействует и с государственными структурами, и с партнерами по«третьему сектору». Но складывается ли взаимодействие непосредственно с духовнымилидерами? Способен ли их уровень «компетенции», если так можно выразиться, конкурировать с методами, которые используются активистаминетрадиционных религиозных групп в борьбе за души и умы потенциальныхновобранцев?  Не кажется ли вам, что всреде «проводников» религиозной мысли нередко царят разброд и шатание?

 

-«Не все мусульмане – террористы, но все террористы – мусульмане» -высказывание, оскорбительное для одного с половиной миллиарда мусульман мира.И, тем не менее, именно такой образ ислама навязывается сегодня через массуисточников. Основной из них – сами террористические и экстремистские группы.Для них навязывание подобных мифов – главный козырь в негласной информационнойвойне.

Такаяобстановка актуализирует участие представителей традиционного духовенства впротиводействии разнообразным проявлениям, которые негативным образомвоздействуют на развитие духовной жизни народов Центральной Азии.

Кому,как не им бороться за души наших граждан?

К сожалению, в течение почти века наше общество старательно уничтожалорелигию. Отрыв от истоков привел к духовному «одичанию» - основная массамусульман, живущих на территории бывшего Союза, не имеет понятия о таких науках,как тафсир, хадис, фикх, тасаввуф. Даже элементарным представлением об исламеобладают лишь единицы.

Понятно, что ситуацию повального религиозного невежества, в лучшем случае –дилетантства, определенные силы стремятся использовать в своих интересах.Прикрываясь понятиями «ислам», «Аллах», они распространяют сектантские взгляды,зачастую преследуя корыстные политические, финансовые или иные интересы.

В последние годы наблюдается рост деятельности нетрадиционных течений в исламе.Сейчас на территории Центральной Азии представлен практически весь спектррадикальных организаций, прикрывающихся религией.

Крешению этой проблемы с момента ее возникновения подключились представители духовныхуправлений мусульман и институтов улемов региона. Однако при всей серьезностиситуации до недавних пор они практически не взаимодействовали между собой в сферепротиводействия насильственному экстремизму и терроризму.

Всентябре прошлого года совместно с Духовным управлением мусульман Казахстана мыпопытались исправить ситуацию, организовав Форум улемов региона «Согласие и созидание – традиционная основа исламав Центральной Азии», который стал первой инициативой по объединениютрадиционного духовенства в усилиях по борьбе с радикальной идеологией.

Как отметил вице-министр культуры и спорта КазахстанаМарат Азильханов, мероприятие смело можно назвать историческим, поскольку доэтого высшие духовные лица центрально-азиатского региона не выносили совместныхрешений в отношении религиозного экстремизма и терроризма.

В работе форума приняли участие верховные муфтииКазахстана, Кыргызстана и Таджикистана, авторитетные ученые-теологи, имамы,общественные деятели и представители прессы.

По итогам было подготовленооткрытое Обращение о недопустимости экстремизма с позиций религии и об осуждениидеятельности террористических групп, действующих под прикрытием ислама.

Также в ходе форума исламскиеученые рассмотрели вопросы повышения статуса традиционного мазхаба Абу Ханифы,пропаганды общечеловеческих ценностей, возрождения и развития общей культуры итрадиций, вопросы формирования в сознании молодежи неискаженного восприятия и верногопонимания религии.

Мешают такому восприятию отчасти и стереотипы. Одиниз них таков: «террорист – это безграмотный, одинокий, социально опасныйэлемент. Все, на что он способен – бегать по горам с автоматом, выкрикивая фанатичныелозунги».

Насамом деле, подобные люди ни одной организации, в том числе террористической,не нужны. Интерес вызывают как раз те, кто сможет, во-первых, пожертвовать серьезныеденежные средства и физические ресурсы для решения конкретных задач радикальныхгруппировок. Во-вторых, те, кто сам сможет выступать в роли «агитационного рупора».

Сегодняулемы Центральной Азии сходятся во мнении, что для достижения результатов в ихдеятельности необходимы серьезные знания в области социологии и психологии.Именно эти науки искусно используются экстремистами для рекрутирования новобранцеви удержания людей в преступном микросоциуме. А война «в головах», как известно,может в любой момент вылиться наружу, перейти в активные действия.  

 

- По факту событий в Актобе выразместили на своей страничке в одной из популярных соцсетей оченьэмоциональный пост в защиту традиционного ислама. И, кстати, на фотографиипрофиля вы, девушка с украинской фамилией, предстаете в таком, оченьэлегантном, но традиционно мусульманском образе. В связи с этим не могу неспросить о ваших личных взаимоотношениях с религией. Могли бы пояснить вашу позициюна этот счет?

 

-Начну издалека. Показывая рост численности приверженцев радикальных групптолько через призму социального неблагополучия, СМИ поддерживают политикуэкстремистов.

Последнее особенно актуально,если говоритьоб идеологии. Все мы свидетели тому, что в глобальном информационном поле повсеместноискажаются исламские термины («джихад», «шахид» и т.д.). Причем искажаются ввыгодной радикалам интерпретации.  

Почему, говоря «джихад», «шахид», мы ассоциируем эти терминыс боевыми действиями экстремистов? Потому что нет альтернативы. На протяжениидвадцати лет в СМИ ставится знак равенства между исламом и террором. А теперьмы удивляемся, почему наши дети уходят в экстремистские организации? Потому,что, в их понимании, это и есть ислам! Другого ислама они не знают, о нем им никтоне рассказывал.

Пока альтернатива пропаганде экстремизма редко выдерживаеткритику. Если и говорят о мусульманах, то речь, как правило, о жестокости,ущемлении прав женщин и так далее. В этом огромная проблема. Нельзя называтьбоевиков «шахидами», а теракты - «джихадом». Эти понятия далеки друг от друга.Например, джихад – это борьба с собственными плохими качествами, а шахидамисовременности можно считать защитников Родины.

Уверена, террористическую деятельность необходимо освещатьбез привязки к религии.

Ктаким выводам я пришла, будучи еще ученицей 9-го класса, когда писала научнуюработу под названием «Подлинный ислам». Тема была выбрана не случайно, подвлиянием впечатлений от событий 11 сентября 2001 года.

Да,вы правы, у меня украинские корни. Но ментальность казахстанцев уникальна, она неразделяется по национальному признаку.

Когда-токазахский народ спас моих прадедов от голода и репрессий. Благодаря этому и япоявилась на свет. Мною движет не только чувство благодарности, но и чувстводолга перед СВОИМ народом. А долг платежом красен, гласит народная мудрость.

Для чего нужно вносить раскол между этносами? Всепросто: наши традиции, национальная идентичность, семейные ценности – этофундамент, без которого человек не может существовать в обществе. Выбейте этотфундамент из-под ног, приравняйте его к нулю, и человек превратится в манкурта,легко пойдет даже на преступление, ведь нет у него ни привязанностей, ничувства ответственности, ни любви к близким. Попросту, ему нечего терять, ибонет и его самого.

Я выросла среди мусульман, изучала долгое время ислам.Никто из моих учителей и наставников никогда не призывал к насилию. Напротив,они стали примером для меня.

Ислам не нуждается в суверенитете, как и любая другаярелигия. Вера не призывает к распрям и насилию, к ним призывают люди. Мы должныпомнить об этом, чтобы не стать марионетками в руках пропагандистов,извращающих суть явлений и вещей.

Поэтому, конечно, мне сложно сегодня молчать. Но преждевсего говорить нужно не о террористических группах, а об извечных человеческихценностях, которые несут в себе все мировые религии.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение