Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Теракт в Актобе: вызов брошен»

08.06.2016

Автор:

Теги:

Теракт в Актобе: вызов брошен

Андрей Казанцев Д.полит.н., директор Аналитического центра ИМИ МГИМО МИД России, эксперт РСМД
Леонид Гусев К.и.н., старший научный сотрудник ИМИ МГИМО МИД России
Фото:
REUTERS/Olzhas Auyezov
Воинская часть №6655 в Актобе
после нападения террористов

5 июня 2016 г. казахстанском городе Актобе был осуществлен ряд нападений на оружейные магазины и воинскую часть. По данным МВД Казахстана, «для нападения на воинскую часть преступники захватили маршрутный автобус, высадили водителя и пассажиров, а затем автобусом протаранили ворота, где, проникнув на территорию, открыли беспорядочную стрельбу». Власти Казахстана квалифицируют события в Актобе как террористические акты, к которым причастны представители исламских экстремистских групп.

Данное событие произошло в контексте общего роста протестной активности в Казахстане, в частности, в связи с изменениями в земельном законодательстве. Более того, 6 июня 2016 г. власти Казахстана сообщили, что спецслужбам удалось пресечь попытку дестабилизации ситуации в стране. Представитель Комитета национальной безопасности объявил о задержании сторонников бизнесмена Тохтара Тулешова, арестованного еще полгода назад. Некоторые из них занимали высокие должности в правоохранительных и административных органах. Естественно, что сочетание этих событий породило в СМИ различные теории и гипотезы, требующие отдельного анализа.

Произошедший в Казахстане террористический акт мог случиться в любой другой стране Центральной Азии или в России. К сожалению, тенденция к быстрому росту террористической угрозы является в настоящий момент общей для всех стран постсоветского пространства. Это связано, прежде всего, с серьезным экономическим кризисом в Казахстане и в других постсоветских странах. В Казахстане недавно произошла девальвация местной валюты, что привело к резкому падению доходов населения. Также идет сокращение государственных расходов, что обостряет социальные проблемы.

Событие произошло в контексте общего роста протестной активности в Казахстане, в частности, в связи с изменениями в земельном законодательстве.

Имеющиеся экономические проблемы наслаиваются на сложные геополитические обстоятельства. На протяжении долгого времени в Центральной Азии наблюдался рост деятельности международных террористических структур, которые получают серьезную поддержку из радикальных исламских фондов, расположенных в ряде нефтедобывающих аравийских монархий. Ситуация усугубилась на фоне войны с международным терроризмом на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке, и из-за усиливающейся нестабильности в Афганистане. Большое количество боевиков из России и стран Центральной Азии направляются в очаги конфликта. Существует риск, что эти люди могут вернуться, пройдя серьезную террористическую подготовку. Более того, на каждого уехавшего приходятся десятки или сотни сочувствующих в «спящих ячейках». По ряду авторитетных оценок (1, 2), из Узбекистана в Сирию и Ирак выехало 500 боевиков, из Туркменистана — 360, из Кыргызстана — 350, из Казахстана — 250, из Таджикистана — 190. 

А.Казанцев, И.Звягельская,
С.Лузянин, Е.Кузьмина:
Перспективы сотрудничества России и
Китая в Центральной Азии

 Рост террористической активности в Казахстане, относительно благополучной в рамках региона стране, был спровоцирован приездом боевиков из других стран (уйгурских экстремистов, исламистов из Кыргызстана и Узбекистана, чеченских экстремистов с Северного Кавказа, и т.п.). Ранее низкая террористическая активность в Казахстане объяснялась как относительно высоким по сравнению с центральноазиатскими соседями уровнем жизни, так и культурным фактором: в стране изначально низок уровень распространения фундаменталистских исламских настроений среди местного населения. Однако нападение в Актобе и другие события последних лет могут служить доказательством того, что религиозно-террористические группы в Казахстане укоренились и бросают открытый вызов существующей власти и социальному порядку.

В этом контексте уместно обратиться к типологии роста террористической активности в Казахстане, выдвинутой в свое время Ерланом Кариным. Он отмечал, что в конце 90-х – начале 2000-х гг. проблема терроризма сводилась к тому, что на территории республики скрывались «чужие» террористы. Однако в начале – середине 2000-х годов начался новый этап — «вербовочный». Граждане Казахстана стали активнее участвовать в террористической деятельности как на территории постсоветских стран, так и в странах дальнего зарубежья. Например, группа «Жамаат моджахедов Центральной Азии», куда входили и граждане Казахстана, организовала в 2004 г. серию терактов в соседнем Узбекистане. Наконец, в 2005–2011 гг. феномен терроризма в Казахстане «локализовался». В это время возросло число казахстанцев, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с экстремизмом и террористической деятельностью уже на территории Казахстана. В 2008–2009 гг., по официальным данным, в стране было предотвращено 7 терактов.

Тенденция к быстрому росту террористической угрозы является в настоящий момент общей для всех стран постсоветского пространства.

 2011–2012 гг. стали периодом, когда проявилась принципиально новая тенденция: террористы бросили вызов структурам государственной власти. В 2011 г. произошли взрывы в здании департамента КНБ в Актобе и у здания СИЗО КНБ в Астане. Терроризм впервые официально признали угрозой национальной безопасности после двух взрывов в Атырау в конце октября 2011 г., когда было возбуждено уголовное дело по соответствующей статье Уголовного кодекса. В 2012 г. казахстанские эксперты Марат Шибутов и Вячеслав Абрамов представили доклад «Терроризм в Казахстане — 2011–2012 гг.», в котором они заявили о завершении «инкубационного периода» внутреннего терроризма в Казахстане и предупредили, что в скором времени стоит ожидать новой, более сильной, волны террора.

Описанные выше тенденции позволяют сделать неутешительный прогноз. Как показывает опыт целого ряда стран и регионов мира, действия террористов имеют определенную последовательность. В частности, первым этапом становится насилие против государственных и силовых структур, не направленное на мирное население. Именно такую ситуацию можно наблюдать в Актобе: террористы высадили водителя и пассажиров захваченного автобуса. Однако по мере развития террористической активности действия террористов по отношению к мирному населению становятся все более жестокими. Остается открытым вопрос о том, когда террористическая активность в Казахстане перейдет к этому этапу, и перейдет ли вообще.

Религиозно-террористические группы в Казахстане укоренились и бросают открытый вызов существующей власти и социальному порядку.

События в Актобе подтверждают рост экстремизма на постсоветском пространстве. Проблема терроризма пришла в Казахстан извне, а ее рост поддерживается и финансируется внешними силами, поэтому усилиями одних только казахстанских властей справиться с ней нельзя. В борьбе с международным терроризмом надо усиливать сотрудничество постсоветских стран по линии ОДКБ; российско-казахстанско-китайское партнерство, в том числе, по линии ШОС, а также сопряжения ЕАЭС и ЭПШП[1]. Наконец, необходимо поддерживать антитеррористическое взаимодействие с ЕС и США.

 http://russiancouncil.ru/inner/?PROJECT_THEME_ID_4=21&TYPE_4=analytic#top-content


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение